МИР БЕЗ ВИЗ. Китай: Путь чая — 15. На родине чая

Чайные деревья и мекие чайные плантации. Как сушат чай во дворах и обжаривают в жаровнях на дровах. Как его упаковывают и перевозят. Традиционные дома с примитивными очагами и мелкие деревенские храмы. Все это сохранилось на родине чая — Сишуанбаньна

МИР БЕЗ ВИЗ. Китай: Путь чая — 14. Лючжоу

Парк с пещерой и увлеченными калиграфией пенсионерами. Храм Конфуция.

МИР БЕЗ ВИЗ. Китай: Путь чая — 13. Яншо

Сплав на плоту по реке Лицзян, велопрогулка по окрестностям. Посещение красивейшей в Китае чайной плантации. Чайная церемония как она есть.

МИР БЕЗ ВИЗ. Китай: Путь чая — 12. Красивые рисовые террасы

Две деревни — Дачжаи и Тянтоу — слились в единый туристический анклав Пинь’Ан.
Террасы расположили очень живописно. Самые красивые — «Девять Драконов и Пять Тигров» и «Семь Звезд Вокруг Луны».

МИР БЕЗ ВИЗ. Китай: Путь чая — 11. Гуйлинь

Один из крисивейших городов Китая. Прогулка вдоль реки Лицзян, парки, пещера, гуйлиньская лапша, чайная дегустация — цветочный чай османтуc.

МИР БЕЗ ВИЗ. Китай: Путь чая — 10. Хайнань

Тропический китайский остров Хайнань — Хайкоу и Санья, отель на берегу у кокосовой рощи, чайные магазины.

МИР БЕЗ ВИЗ. Китай: Путь чая — 9. Тулоу

В «туристической деревне» Гаотоу собраны самые лучшие образцы величественных земляных зданий. В них еще продолжают жить.
Тулоу бывают самые разные. Чаще всего встречаются круглые — по форме напоминающие бублик. Значительно реже можно увидеть квадратные, прямоугольные, пятиугольные, восьмиугольные или полукруглые.

МИР БЕЗ ВИЗ. Китай: Путь чая — 8. Шэсянь и Дацэюнь

Город Шэсянь, расположенный у южных склонов гор Хуаншань, в верховьях реки Синьаньцзян, в Средние века был крупным культурным центром. Здесь были свои оригинальные школы искусства и архитектуры, медицины и философии. Сейчас — это город-музей классической китайской архитектуры. До наших дней здесь сохранились дома, мосты, колодцы, башни, мосты.
Самые оригинальные с архитектурной точки зрения здания стоят на берегах озера «Восьми Диаграмм».
В Китае не принято показывать свою частную жизнь кому бы то ни было. И здесь тоже все дома прячутся за высокими заборами. Но после того, как город превратили в музей под открытым небом, любой ротозей сможет без спросу войти в любой дом, даже не постучав. Самые настырные и бессовестные туристы так и вообще норовят сунуть свой нос прямо на кухню или в спальню.
Местные жители к этому уже привыкли. У китайцев «неприкосновенность частной жизни» стоит не на первом месте, а на втором. На первом же — бизнес. Ради того, чтобы заработать на входных билетах они готовы терпеть и назойливых туристов. И даже кокетничают, позируя перед направленным на них объективами фотоаппаратов.
Уезжаем дальше на юг. Наш путь лежит через город Цюйчжоу. Для нас это не более, чем транзитный пункт. К сожалению, ни автобусы, ни поезда отсюда по вечерам и ночью не уходят. Придется задержаться до утра.
Продолжаем путешествие по глухим сельским районам.
В Китае живут не только китайцы. Здесь есть представители свыше 100 народов и национальных меньшинств.
В городке Дацэюнь большинство населения также не китайцы. Здесь живут представители народа шэ — одного из 56 официально признанных национальных меньшинств. У этого народа есть и своя территория, пусть и небольшая — Цзинин-Шэский автономный уезд.
Городок Дацэюнь — очень маленький. В нем всего одна мощеная булыжником и застроенная старыми лавками улица и несколько отходящих от нее переулков. На набережной стоит типичный краеведческий музей с железными утюгами и ткацкими станками.
Источник благосостояния — река. В ней ловят рыбу. А в последние годы еще и организуют рафтинг для туристов.

МИР БЕЗ ВИЗ. Китай: Путь чая — 7. Хуаншань

Следующая цель — горы Хуаншань.
Дорога проходит через череду почти неразличимых городков и деревень, застроенных унылыми домами из грязно-серого бетона, с маленькими наделами, засеянными пшеницей, кукурузой или рисом. И так сотни километров без перерыва. Плотность населения в Китае и в сельской местности очень высокая.
Только когда дорога стала подниматься вверх, начались более-менее незаселенные места.
Есть старая китайская поговорка «Если ты побывал на пяти священных горах, то можешь больше вообще не ходить в горы. А, побывав на горе Хуаншань, можно не ходить и на те пять гор».
В 1985 году горы Хуаншань были включены в список десяти основных достопримечательностей Китая. А в 1990 году они попали в престижный список памятников всемирного природного наследия ЮНЕСКО.
Главный вход находится с южной стороны. А мы поднимаемся с северной. Поэтому здесь так мало туристов. Да и те, что есть, предпочитают подниматься не пешком, а на фуникулере. Это и быстрее, и легче. Но тем лучше. В Китае начинаешь ценить редкую возможность оказаться вдали от людских толп. Ради этого можно согласиться и на крутой подъем с тяжелым рюкзаком.
На вершине туристов уже много. Есть здесь и гостиницы. Никакой необходимости ставить палатку.
Горы Хуаншань давно обжитые. На самых удобных местах сделали смотровые площадки, написали стихи и дадзыбао.
Большинство туристов поднимается на гору на фуникулере. По тропе идут только любители здорового образа жизни. Для них это не способ сэкономить, а прекрасная возможность устроить себе что-то типа утренней зарядки. А вот груженые носильщики идут наверх исключительно ради экономии. В Китае человеческий труд мало цениться. Носильщик оказываются дешевле, чем фуникулер.
Зеленый чай «Ворсистые пики горы Хуаншань» или Хуаншань Мао Фэн относится к числу самых популярных сортов китайского зеленого чая. Его собирают только ранней весной в период набухания почек. И обрабатывают в тот же день. С утренним сбором работают после полудня, а с послеобеденным — всю ночь. В разгар сезона работа кипит круглосуточно.
В самых лучших сортах чая «маофэн» листочки должны быть золотистые или цвета слоновой кости, все одного размера и неповрежденные. По форме они напоминают острые воробьиные язычки. При заваривании такой чай получается немного сладкий, с тонким цветочным ароматом.

МИР БЕЗ ВИЗ. Китай: Путь чая — 6. Цзюхуашань

И вновь поезд. Но уже не скоростной, а обычный. Билеты продают без мест — как в электричку. Если народу много, тем, кто поздно пришел, приходится стоять в тамбурах и в проходе.
Промышленный центр на берегу реки Янцзы — сравнительно небольшой по китайским меркам городок Тунлинь с населением всего лишь чуть больше 300 тысяч человек — с древности известен как центр добычи меди и производства изделий из бронзы. Туристы в этот город попадают только транзитом. В промежутке между поездом и автобусом есть время немного отдохнуть в центральном парке.
Городок Коинкушан лежит у подножия горы Цзюхуашань. Чистые широкие улицы, аккуратные двухэтажные дома. Есть и отели, но больше гестхаусов — две-три комнаты на втором этаже жилого дома. Конечно, и в ресторанах недостатка нет. Чего здесь мало, так это … людей.
Театр появился в Китае сравнительно поздно — где-то в XII – XIII веках. А всемирно известная Пекинская опера зародилась уже в самом конце XVIII века. Она родом как раз отсюда — из провинции Аньхой. В 1790 году на гастроли в Пекин приехала одна аньхойская театральная группа, выступавшая в жанре «хуэйцзюй». Выступления прошли с аншлагом. Именно эти гастроли и положили начало становлению нового жанра — «пекинской оперы». Этот жанр постепенно, во многом благодаря своему «столичному» статусу, занял ведущее положение в китайском театре.
Театральные представления в Китае обычно даются на открытых с с трех сторон сценах, без занавеса и с минимумом декораций. Кузов грузовика — просто идеальная театральная сцена.
Артисты замечательные! Даже не нужно вникать в сюжет пьесы. Можно просто наслаждаться тем как они ведут себя на сцене — танцуют, демонстрируют элементы боевого искусства у-шу, бегают наперегонки, дурачатся, корчат рожи и показывают неприличные жесты и одновременно при всем при этом еще и поют! И замечательно поют. И, что в наше время очень большая редкость, не под фонограмму.
Этот передвижной театр выступает совершенно бесплатно! Здесь еще не отменили великий социалистический лозунг «Искусство — народу!». Опера идет на китайском языке и предназначается только для своих. Но сюжет можно понять и без перевода.
Старая, как мир, история. Девушка влюблена в прекрасного, но бедного парня. Но умудренные опытом родственники хотят выдать ее замуж за более привлекательного жениха. Пусть он и старик, но человек «положительный», состоявшийся и богатый.
Этот любовный треугольник и стал гвоздем разворачивающегося на сцене сюжета. Не обошлось и без вмешательства волшебных персонажей — как «добрых», так и «злых». Но любовь, как это обычно и бывает в искусстве, преодолела все преграды.
В Китае есть три основные религии: конфуцианство, даосизм и буддизм. Они мирно соседствуют друг с другом. Даже в душе одного человека. Но это сейчас. Поначалу было не все так просто.
В то время как первые две религии — чисто китайские изобретения, буддизм был заимствован в Индии. Поначалу многие китайцы относились к нему с нескрываемым подозрением. Как, впрочем, и ко всему иностранному.
Поначалу сторонникам буддизма пришлось приложить много сил, для того, чтобы продвинуть свое учение «на китайском рынке». Апологеты буддизма утверждали, что принципы нового учения практически полностью совпадают с принципами даосских мудрецов. Разница лишь в том, что буддистские принципы применяются к «дальнему и сокровенному», а не к «близкому и ясному». Вспомнили и слова Конфуция о том, что хорошему не грех учиться и у варваров.
С огромным трудом принимали в Китае и непривычную идею монашества. Буддистские монахи обвинялись в нарушении не только норм морали и нравственности, но и вселенского, универсального порядка. Придерживаясь принципа безбрачия и меняя при пострижении в монахи свое имя буддист, с точки зрения традиционной китайской точки зрения, отрекался от служения своим предкам и от продолжения рода. А это по китайским меркам было неслыханным святотатством!
Буддистский монашеский устав требовал от монахов отказа от всякой деятельности и жизни на подаяние. Это было вполне обычным и нормальным явлением для Индии. Но в Китае буддистских монахов стали обвинять в тунеядстве и дармоедстве.
Под влияние антимонашеской критики буддизм стал активно меняться, чтобы влиться в уже существующие в Китае идеологические системы и народные верования. Так, например, стали активно пропагандировать малоизвестную индийскую «Сутру о Вималакирти». В ней рассказывается о знаменитом буддисте, но не монахе, а простом мирянине. Он, продолжая вести обычный образ жизни, практиковался в буддизме так усердно, что в результате превзошел монахов своей мудростью и святостью.
Одновременно с упором на мирской буддизм произошло и смещение интереса с основоположника буддизма Шакьямуни на многочисленных буддистских полубогов — бодхисаттв. Среди них, как это уже и было принято в Китае с богами в даосизма и народных верованиях, установили строгую, почти бюрократическую, иерархию. Одних бодхисчаттв стали почитать больше, чем других. А четверку — самых важных — выделили особо. Среди этой четверки и бодхисаттва Дицзан, священный покровитель гор Цзюхуашань.
О том, что горы Цзюхуашань место не простое, а священное, китайцы уже давно догадались. Здесь по их представлениям находится вход в ад. В нем томятся грешные души, страдающие за совершенные ими в жизни неблагие поступки. У буддистов нет ничего вечного. Нет у них и «высшей меры наказания». За грехи обязательно попадешь в ад. Но не навечно, а только на какой-то срок. Да и в аду не останешься без божественной помощи со стороны бодхисаттвв.
Главного «бодхисаттву подземного мира» в индийском буддизме называли Кшитигарбха. По-китайски его имя звучит как Дицзан. Но в переводе означает то же самое, что и на санскрите — «Сущность Земли» или «Лоно Земли».
Бодхисаттва Дицзан обладает поистине безграничным терпением, которое можно сравнить только с терпением самой Земли. Ведь он борется за души грешников не на земле, а в аду.
Дицзан также известен как защитник путников, воинов и детей. Однако, и в горах Цзюхуашань он далеко не единственный. А лишь самый высоко почитаемый среди тысяч других. Есть здесь и богиня милосердия Гуаньинь — пусть и на непривычных для себя вторых ролях.
Уже на рубеже 4-5 веков нашей эры на горе Цзюхуашань появились первые отшельники. А затем здесь стали возникать и буддистские монастыри.
Пик популярности пришелся на XVII век. Тогда здесь находилось свыше 300 монастырей, в которых проживало свыше 5000 монахов. Затем последовали периоды гонений и до наших дней сохранилось всего 56 монастырей и храмов. В них собрали на хранение уцелевшие от погромов древние манускрипты, образцы каллиграфии и живописи.
Сейчас Цзюхуашань — это не только святое место, но и популярное туристическое направление. Для туристов здесь построили гостиницы и рестораны.
На вершину горы можно подняться не только на фуникулере. Здесь есть и вырубленные в камне ступени. Паломники идут вверх по ним. А самые набожные из ни них даже не просто идут, а на каждом шагу простираются ниц. Таким способом, как здесь считают, можно сильно улучшить свою карму и заработать лучшее перерождение.
И не важно, что Будда считал что на карму влияют только поступки, а не ритуалы. Его учение для китайских буддистов не догма, а лишь отправная точка для построения своей религии.