Приглашаем в Школу Путешествий
ЦЕНТРАЛЬНАЯ АМЕРИКА: Путешествие по Мексике, Гватемале, Гондурасу, Никарагуа, Сальвадору
ЦЕНТРАЛЬНАЯ АМЕРИКА: Путешествие по Мексике, Гватемале, Гондурасу, Никарагуа, Сальвадору

Всех людей можно разделить на две группы: одни проводят всю свою жизнь там же, где родились, а другие бродят по свету в поисках лучшего места. Тысячи людей на протяжении многих столетий бросали насиженные места и отправлялись в дорогу, открывать новые земли и континенты.
Изучение, освоение и порабощение Америки началось с Карибских островов — именно сюда совершенно случайно занесло каравеллы Колумба. Затем они продвинулись немного дальше на запад и попали на континент в районе нынешних стран Центральной Америки и Мексики.
Именно этот район и станет целью очередного этапа проекта «Мир без виз». В ее маршрут я включил — Гондурас, Никарагуа, Сальвадор, Гватемалу, и Мексику.
Страны Центральной Америки пока еще не входят у российских туристов в число популярных направлений. Но попутчики все же нашлись.
Самостоятельно путешествовать по Центральной Америке очень опасно. Это один из самых бандитских регионов мира. Здесь туристов не только обворовывают, но и грабят. Подавляющее большинство бандитов вооружены огнестрельным оружием. И они, не раздумывая пускают его в ход.
Но ведь есть и ради чего рисковать. Затерянные в джунглях руины городов майя; действующие вулканы и белые песчаные пляжи побережья Карибского моря; архитектурные жемчужины колониальной Мексики и Гватемалы.
Наше путешествие начинается. Летим с пересадкой. Первая страна на нашем пути — Великобритания.
В Лондоне мы транзитом. На осмотр достопримечательностей всего одна ночь, и обидно тратить ее на сон.
К Мехико подлетаем в темноте. Паспортный контроль в аэропорту имени Бенито Хуареса прошли на удивление быстро. И направились в сторону ближайшей станции метро.
По пути в Мексику я всячески стращал своих попутчиков высокой криминогенной опасностью Центральной Америки. Советовал не оставлять свои вещи без присмотра, внимательно следить за поведением приближающихся на близкое расстояние незнакомцев, без особой нужды от группы не отделяться...
Возможно, я и зря так запугиваю своих попутчиков? Но ведь даже по статистике на страны Латинской Америки и Карибского региона, в которых проживает около 8.5% мирового населения, приходится около 27% убийств. Поэтому внимательность и собранность в этом путешествии нам всем просто необходима.
Автобус в Сан-Хуан-де-Теотеуакан идет с северного автовокзала. В кемпинге у францисканского монастыря мы нашли место для палатки. Как раз и проверим соответствует ли наше походное снаряжение местным климатическим условиям.
Утром в сторону руин Теотиуакана пошли пешком — судя по словам местных жителей до них всего три-четыре километра. Чем дальше мы шли, тем больше народу было на дороге.
Ныне заброшенный город Теотиуакан - («Город, где люди становятся богами») был основан в начале нашей эры. В период своего расцвета, во II – VI веках, город занимал площадь около 26-28 кв. км. Тогда в нем жило почти 100 тысяч человек. Ацтекам в наследство достались лишь величественные руины.
Пирамид еще и видно не было, а мы уже наткнулись на хвост очереди. До входа оставалось еще около километра. А ведь мы пришли к самому открытию.
Оказалось, нас угораздило попасть в Теотиуакан 21 марта — в день весеннего равноденствия, когда центр солнца в своем движении по эклиптике пересекает небесный экватор и переходит из южного полушария в северное.
Проведя весь день в блужданиях среди толпы под яркими лучами солнца мы опять вернулись в кемпинг.
Утром мы без труда сели в автобус и поехали в город Пачука — в объезд большого Мехико.

Собственно говоря, мы приехали в Минерал-дель-Чико, чтобы побродить по горам и посетить расположенный недалеко от города водопад.
Мы вышли из поселка. Вверх по серпантину идти не очень приятно, но радует, что дорога пустынная.
Днем было по-летнему тепло, но с наступление темноты стало быстро холодать. Место для палатки нашли отличное — со всех сторон густой лес.
Обратно в город мы едем автостопом. Нас догнал большой грузовик с крытым кузовом —именно в кузове мы и поехали в Пачуку.
На любом рынке Латинской Америки можно вкусно и дешево пообедать в одной из мини-столовых.
От деревни Сан-Мигель-дель-Милагро до руин Какаштла придется идти пешком — вверх по склону холма. Кстати, именно жители этой деревни, а не археологи, и открыли город Какаштла. В сентябре 1975 года они рыли на вершине холма яму и совершенно случайно наткнулись на кусок древней стены. На нем удивительно хорошо сохранилась фреска с изображением «человека-птицы». Как только о об этой находке проведали ученые, начались археологические раскопки.
С холма, на котором расположены руины Какаштлы, прекрасно виден соседний холм, на котором находился древний церемониальный центр Шочитекатль.
На высоте 2135 метров над уровнем моря, в окружении сразу четырех вулканов — Орисаба , Попокатепиель , Истаксиуатль и Малинче - лежит город Пуэбла-де-Сарагоса - хотя обычно его называют просто Пуэбла — точно так же, как и весь штат.
Основанный конкистадорами в 1530 году город относится к числу самых первых испанских поселений на территории Америки. Практически весь центр Пуэблы остался точно таким же, каким он был в колониальные времена.
В Пуэбле забываешь о времени. Бродя по центральным улицам то зайдешь в одну из 99 церквей, то вдруг неожиданно наткнешься на маленький музей.

Здесь есть даже свой «город художников»: мастерские, и галереи, кафе и художественный рынок, в домах живут только художники. В каждом дворе — выставка, в каждой квартире — мастерская. На улицах повсюду картины, скульптуры и художественные инсталляции.
Так мы и провели целый день. И только под вечер спохватились, что рискуем опять нарушить свой принцип — каждая ночь на новом месте.
Междугородные автобусы отправляются с нового автовокзала, расположенного далеко от центра города. Там выяснилось, что приехали мы как раз вовремя. Ровно через пятнадцать минут отправляется автобус в Кампече.
Рано утром мы въехали на территорию полуострова Юкатан со стороны штата Кампече. Это самый маленький из трех штатов полуострова и до сих пор самый дикий. Около 30% его территории покрывают малоизученные непроходимые джунгли.
Главная цель нашей поездки в Центральную Америку - посещение мест, где жили древние майя, а сейчас живут их потомки. Но поначалу мы как-то надолго застряли в окрестностях Мехико. И только-только добрались до родины майя. В принципе, и сам город Кампече стоит на месте древнего города майя. Но от него не осталось буквально ни одного камня. Однако, древние руины есть в окрестностях. И самые большие из них — руины Едзна. Туда мы и отправимся.
Руины древнего города Едзна были найдены в 1907 году. Как удалось установить археологам, первые поселенцы появились там еще вVIIв. до н.э. Но только в IIIв. н.э. маленькое индейское поселение превратилось в настоящий город.
Величественная пятиуровневая пирамида, высотой около 30 метров — самое большое здание города. Его называют «Пятиэтажный дом».
Дальше по Юкатану мы решили ехать автостопом.
На полуострове Юкатан было много древних городов майя. Часть из них уже открыли. Но еще больше по-прежнему скрывается в густых непроходимых джунглях.
Мы, конечно, не собираемся обследовать все древние города. Для первого знакомства достаточно познакомиться хотя бы самыми-самыми известными из них. В течение нескольких следующих дней мы будем методично перебираться с руин на руины.
Мы попали в Ушмаль уже перед самым закрытием. Заходящее солнце подкрашивало руины в золотистый цвет,
Мексиканские индейцы знали, что не все места на Земле одинаковы по своей энергетике. И, пользуясь возможностью, они основывали свои города не где попало, а в заряженных «местах силы».
На одном из таких мест, видимо, и был построен Ушмаль.
Только когда уже стемнело, мы пошли искать место для палатки.
Рано утром - в путь. Мы встали ни свет, ни заря. На шоссе было так же пустынно, как и в утреннем лесу.
Первый пикап появился только во время четвертой «вахты». В кузове с досками и ведрами краски для нас пятерых нашлось место. Поехали!
На пикапе нас привезли в городок Муна. Он был основан индейцами майя еще до появления испанцев. Здесь был колодец с мягкой водой. От него и произошло название города. Оно состоит из двух майянских слов: «мун» - нежный, мягкий и «а» - вода.
В центре города заполненные велорикшами улицы, большой сквер вместо центральной площади, колоритный рынок и огромная францисканская церковь по соседству.
В церковный двор мы зашли только с единственной целью — сфотографировать церковь с правильного ракурса и расстояния. И уже собирались уходить, как из соседнего с церковью здания вышел священник: «А не хотите ли заглянуть к нам в монастырь?». Так мы познакомились с настоятелем монастыря (он же по-совместительству и священник в церкви) отцом Алесандро.
Отец Алесандро вызвался показать нам внутренние дворы и пустые кельи монастыря. Рассказал об истории обители.
Зашли в церковь. Отец Алессандро показал для чего нужна пристроенная к стене деревянная лестница: «Микрофонов тогда не было. Священник поднимался на кафедру и проповедовал оттуда: христиане..., братья и сестры...», а потом он вдруг запел …
В сторону Мериды мы уехали на маршрутке.
О том, что мы попали не просто в исторический, но и туристический город стало ясно сразу же после выхода с автовокзала.
Исамаль известен и как «Город трех культур» - в его формирование внесли свой вклад представители древней культуры майя, испанцы колониального периода и современные мексиканцы. Город был основан в первом тысячелетии до н.э. И благополучно просуществовал вплоть до появления испанцев.
У входа на руины Чичен-Ицы уже с раннего утра была огромная толпа туристов. В 2007 году по результатам всемирного Интернет-голосования руины древнего города, к тому моменту уже включенные в список мирового наследия ЮНЕСКО, вошли в число новых семи чудес света.
Посещение Чичен-Ицы вызывает амбивалентные чувства. С одной стороны — это крупный город, с пирамидами, храмами и сенотами. А с другой — крупнейшая ярмарка Мексики.
Остановился пикап. Мои попутчики запрыгнули в кузов, а я сел в кабину, чтобы пообщаться. Нас везла семейная пара из Мериды.
Я попросил нас подбросить до какой-нибудь недорогой, но находящейся прямо на берегу моря гостиницы. И мы получили именно то, что и просили. Сарай-сараем — деревянная избушка под соломенной крышей. Но с верандой и с видом на море.
Древне-индийский город Четумаль существовал еще задолго до появления испанцев. С завидной регулярностью на город обрушиваются тропические тайфуны. Несколько раз они разрушали его до основания. Поэтому здесь нет старых зданий.
На центральной улице расположилось несколько отелей и ресторанов. В самом центре города, рядом с рынком и старым автовокзалом построили удивительно помпезное здание Музея Майя. Мы, конечно, не могли пройти мимо. Внутри, правда, все оказалось значительно скромнее, чем снаружи. Несколько каменных статуй и блоков с письменами Майя, этнографическая секция и многочисленные макеты знаменитых пирамид Майя. Часть мы уже и так видели. Действительно, такой музей может существовать лишь на правах единственной достопримечательности.
Кроме музея для туристов в Четумале есть только набережная. На ней собираются все – от влюбленных парочек, контрабандистов и редких туристов до неформалов и просто бездельников.
На набережной, наискосок от старого губернаторского дворца построили военный мемориал. А немного дальше, прямо в воде на искусственном холмике установили статую рыбака с сетью.
По оценке археологов, город Шпухиль был основан в V-м веке до н.э. Свой расцвет город пережил в классический период Майя. Примерно в пятисотые-семисотые года нашей эры. Потом начался период стагнации и распада. И в 12-м веке город был навсегда покинут жителями.
Город небольшой, если сравнивать его с такими гигантами как Ушмаль или Чичен-ица. Среди 17-ти раскопанных и восстановленных строений, самое заметное – Храм из 3-х соединенных между собой пирамид. Вообще место малопосещаемое, перед входом нет даже ни одного латка с сувенирами.
Зато по руинам можно бродить спокойно в полном одиночестве. Да и забираться не туда, куда можно, а туда, куда самому хочется и куда удастся забраться. Конечно формально лазить по руинам здесь запрещено, но никто за соблюдением этого запрета не следит.
Шоссе №186 вызывает удивительные ощущения. Кажется, что с ним что-то не так. Прекрасная широкая недавно покрытая новеньким асфальтом дорога. Но удивительно пустая.
И для кого так старались? Автобусы ходят два-три раза в день, машины — два-три раза в час.
Народ в Мексике душевный. Поэтому автостопом здесь ездить очень легко. Даже нам — впятером.
Большинство приезжающих в Паленке бэкпакеров предпочитает селиться не в городе, где есть много шикарных отелей, а на пути к руинам в одном из простых гестхаусов или кемпингов, прямо в джунглях.
Руины расположены в удивительно живописном месте — на широком уступе на заросшем густыми джунглями склоне горного хребта. Сохранившиеся от древнего города майя руины только еще больше подчеркивают естественную красоту места.
В Паленке завершился первый этап нашего путешествия по Центральной Америке. Отсюда мы уезжаем дальше на юг — в Гватемалу. Но уже не полным составом.
Я часто и серьезно запугивал своих попутчиков бандитами, поджидающими нас в Центральной Америке. Эффект получился неожиданный для меня.
Олег, решил дальше не ехать.
А мы вчетвером (со мной также Саша Перов, Евгений Ширманов и Майнур Клементьева) на следующее утро отправимся на границу Гватемалы.
С противоположной стороны мексиканско-гватемальской границы нас уже ждал автобус.
Это был не туристический, а самый обычный местный автобус. Правда, по договоренности с турфирмой, автобус не уезжал пока мы все не перейдем границу.
То, что Гватемала явно беднее Мексики, видно и невооруженным взглядом.
На острове посреди озера создана туристическая резервация — только для туристов, обслуживающего персонала и охраны. В неблагополучной в криминальном отношении Гватемале — это в прямом смысле слова «островок безопасности».
Мы остановились в гостинице стоящей прямо на берегу озера. Вид из окна — точно на закат. А рассвет будем встречать уже на руинах Тикаля.
Тикаль был одним из крупнейших городов майя, столицей Мутульского государства.
Ко входу в Тикаль мы подъехали как раз перед восходом. Правда, восходящее солнце увидеть не удалось — руины были окутаны густым утренним туманом.
Склоны пирамид Тикаля более крутые, чем у пирамид майя на Юкатане. Но они пока доступны для туристов. Для удобства подъема построили специальные деревянные лестницы.
Даже удивительно, как древние майя могли подниматься по крутым каменным ступеням. Такие высокие пирамиды очевидно были не только храмами, но и неприступными крепостями.
С автовокзала в Санта Елене едем в Рио Дульче на списанном в США школьном автобусе — такие автобусы до сих пор составляют в Гватемале значительную часть автопарка.
В городок Рио Дульче мы приехали уже поздним вечеро.
В гостиницу для бэкпакеров, мы пошли пешком. Огромный деревянный барак, похожий на солдатскую казарму, заставленный двухэтажными кроватями, был предоставлен в наше полное распоряжение.
Из Рио Дульче дважды в день утром и во второй половине дня отправляется катер в Ливингстон. Поездка на этом катере — как «два в одном»: и проезд, и экскурсия по реке.
По пути к Карибскому морю наша лодка останавливались во всех туристических местах: у построенных на сваях домов, у горячих источников (они бьют в «ванне», отгороженной от реки каменным заборчиком), и конечно у ресторана, рассчитанного именно на туристов.
Судя по карте, Ливингстон находится на материке. Но живут здесь, как на острове. Дороги по-прежнему нет. На большую землю отсюда можно попасть только по воде — по реке или по морю.
Гватемальско-гондурасскую границу переходим пешком. Гондурасскую визу ставят прямо на границе.
Сразу же за гондурасским пограничным постом ждут маршрутки в городок Копан Руинас, до которого от границы всего 10 км.
Маршрутка высаживает пассажиров в Копан Руинас на маленькой автостанции у рынка по соседству с центральной площадью.
Семь из каждых десяти гондурасских семей живут ниже черты бедности, хроническая безработица и общая политическая нестабильность служат основой для большинства совершаемых здесь преступлений. Согласно официальным данным, около четверти жителей Гондураса хотя бы раз в жизни стали жертвами ограбления, воровства или насилия. Понятно, что и туристы и не особо рвутся сюда ехать.
От городка Копан Руинас до руин Копана всего около километра.
Копан часто называют «Афинами древних майя». Ведь здесь центральная часть города тоже находится на холме — его на греческий манер называют акрополем. На нем и в самых ближайших окрестностях были сосредоточены пирамиды, и храмы, и площадка для игры в мяч, и жилые дома местной знати. Пройдя через входные ворота, мы попали вначале на Большую площадь.
Чем меньше увидишь в Центральной Америке больших городов, тем лучше останется впечатление от региона. Все большие города в этом регионе мира страдают от перенаселенности, преступности и … полного отсутствия исторических достопримечательностей.
Свою последнюю ночь в Гондурасе мы провели в Комаягуа.
Рано-рано утром, едва рассвело, пошли пешком на шоссе, чтобы ловить проходящий автобус в сторону Тегусигальпы.
Крупные города в Центральной Америке грязные, шумные и опасные, объехать их очень сложно. Более того — для удобства бандитов — в них нет единого автовокзала. Автобус приходит на какой-нибудь рынок в одном бандитском районе, а уезжать нужно с другого.
И Гондурас-то нельзя отнести к суперразвитым странам мира. Но, судя по погранпереходу к которому мы приехали, Никарагуа будет еще победнее.
Въезд в Ниарагуа для нас безвизовый.
После получения Никарагуа независимости за власть в стране постоянно боролись две партии — либеральная и консервативная. Исторически сложилось так, что опорной базой либералов стал Леон, город торговой буржуазии, а консерваторов — Гранада, центр крупных помещиков-латифундистов и консервативных католических священников.
В Леоне мы разделяемся. Саша Перов решил поехать на неделю в Сан Хуан дель Сур на берегу Тихого океана учиться серфингу. Остальные предпочли поездить по стране. Поэтому утром он уезжает на океан, а мы втроем — в Гранаду.
В Гранаде автобус пришел не на автовокзал, которого там нет, а в какой-то двор. Хорошо, что оттуда и до центра города недалеко, можно и пешком дойти.
В колониальный период город, расположенный на пересечении торговых путей между Тихим и Атлантическим океанами, озером Никарагуа и рекой Сан Хуан, развивался очень активно. Но именно из-за этого на него часто нападали пираты и бандиты, особенно в периоды нестабильности во время войн и революций.
Автобус привез нас на автостанцию в Ривасе. В этот город обычно попадают только транзитом — на пути к островам озера Никарагуа или в Коста-Рику.
Паромы из Риваса отправляются на остров Ометепе практически непрерывно. Как только загружается и отходит один, ему на смену спешит другой. Поэтому ждать нам пришлось не долго. Плывем на самый большой озерный остров самого большого озера Центральной Америки на пароме.
На паромах, курсирующих из Сан-Хорге в Моягальпу перевозят только местных жителей и горстку туристов.
Моягальпа — один из двух крупнейших городов острова Ометепе. Сюда попадают все туристы — просто потому, что именно в этом городе находится паромная пристань.
Самая главная достопримечательность, которую рекламируют во всех местных турфирмах — это действующий вулкан Консепсьон.
Мы не рискнули подниматься на вулкан Консепсьон на свой страх и риск. Обратились в одну из турфирм и наняли гида, который и будет сопровождать нас на вершину - подстраховывать. К нам троим присоединилось еще трое (американец и парочка англичан). Стартовали рано-рано утром.
Мы вышли на повороте с дороги возле указателя на национальный парк Начался подъем. Вначале тропа проходила мимо фермерских хозяйств. Тропа постепенно становилась все круче и круче. Ступенями служили корни деревьев, опорой — стволы. Порой пробирались через маленькие размытые дождями овраги. И все время нужно было смотреть под ноги.
Густые кусты кончились, над нами возвышался конус вулкана на котором даже трава не растет — его поверхность покрывает вулканический пепел. В дополнение к сильному ветру еще и сильнейший запах серы — явный признак вулканической активности.
Наш гид решил, что в таких условиях подниматься опасно, и он нас на вершину не поведет. Конечно негоже поворачивать с полпути. Но иногда и это приходится делать.
На следующее утро мы продолжили свое движение в сторону вулкана Мадерас. Как это обычно бывает в автостопе, совершенно случайно мы попали в место, о котором и не слышали, потому, что туда шел пикап, который мы застопили.
На маленькой речке сделали запруду и создали пруд с громким и каким-то мистическим названием «Глаз воды». Притом что остров Ометепе со всех сторон окружен озером Никаргуа, народ рвется купаться именно в пруду. И вскоре мы поняли почему: удивительно чистая проточная вода самой правильной температуры разительно отличается от теплой, но грязной от песка и глины озерной воды. Да и навязчивых волн здесь нет.
Заглянув в «Глаз воды» исключительно из любопытства, просто потому, что случайно здесь оказались, мы застряли там на пару часов. Очень уж не хотелось уходить, видимо это действительно какое-то мистическое место и не только нам хочется задержаться там подольше.
После купания в прохладной воде даже приятно было не ехать, а не спеша пройтись пешком. Тем более, что дорога здесь удивительно напоминает пешеходную дорожку. И транспорта на ней практически нет и сама дорогая покрыта не банальным асфальтом, а выложена тротуарной плиткой.
Так по тротуару мы и пришли в Сан-Рафаэль. Этот курортный поселок с песчаным пляжем на берегу озера считается самым главным пляжным курортом острова. Именно сюда стремятся все приезжающие на остров Ометепе туристы. Гостиницы здесь есть, но желающих в них поселиться еще больше, особенно сейчас в предпасхальную неделю. Нам повезло, мы заняли последнее свободное бунгало и потом видели как несколько раз в гостиницу заходили и разочарованно уходили те, для кого свободных мест уже не нашлось.
Остров Ометепе именно этим туристов и привлекает — возможностью ходить пешком по дорогам, не опасаясь оказаться под колесами и не глотая выхлопные газы.
С двух сторон от дороги тянутся банановые плантации (не зря же Никарагуа — одна из классических банановых республик). Слева виден вулкан Мадерас, справа — вулкан Консепсьон. Значит, мы как раз пересекаем остров по узкому перешейку.
В Сан-Рамон мы приехали на автобусе. На следующий день так же надеялись и въехать. Но не тут-то было. Оказывается автобусы здесь ходят через день. Нам просто сильно повезло.
Людей везут стоя в кузове грузовика, там же — в кузове — едет и кондуктор, который собирает деньги за проезд. Ехать в открытом кузове приятнее, чем в битком забитом автобусе (а они здесь почти всегда забиты под завязку людьми и товарами).
Грузовик приехал к паромной пристани в Моягальпе и стал загружать желающих на обратный рейс. А мы поспешили на паром. И успели запрыгнуть в самый последний момент.
Расположенный на берегу Тихого океана городок Сан Хуан Дельсур был очень важным портом. Во времена золотой лихорадки в Калифорнии сюда приплывали корабли с американского дикого запада. Здесь их разгружали, а товары перевозили по суше в Гранаду.
После открытия Панамского канала, перевозки через Никаргуа стали нерентабельными и порт Сан Хуан Дельсур быстро потерял свою значимость. Только в последние годы он стал возрождаться уже как курортный поселок. В Сан Хуан Дельсур мы попали в разгар предпасхальных торжеств.
Как раз была страстная пятница. По набережной тянулась длинная процессия с распятием, традиционный для католических стран костюмированный парад. Люди шли босиком в синих и сиреневых балахонах с иконами и деревянными крестами, для того, чтобы напомнить себе и другим о страдании Христа по пути на голгофу.
Но народ, забивший все улочки и центральный пляж города практически «под завязку» приехал в Сан Хуан Дельсур совсем не на парад. Все же здесь больше обычных любителей пляжного отдыха. Для них пасхальная неделя – это прекрасная возможность съездить к морю. Из-за наплыва отдыхающих, цены в местных отелях выросли в 2-3 раза. Да еще и место просто так не найдешь.
На пляже «Хермоза» в 2010 году снимали 21-ый сезон популярного в США реалити-шоу «Последний герой». Там мы и поставили свою палатку — прямо на берегу океана.
Океан никогда не спутаешь с морем. Величественные, мощные волны с огромной силой накатывают на берег.
Именно эта часть тихоокеанского побережья больше всего и привлекает серферов. Тут самые правильные для серфинга волны.
Саша Перов целую неделю учился стоять на доске. Но больших успехов не достиг. Еще учиться и учиться.
К вечеру большая часть посетителей пляжа разъехалась и мы остались на берегу почти в полном одиночестве. Вернее, с нами было еще аж пять охранников (конечно, они охраняли не только нас, но и недостроенную гостиницу).
Они всячески нас запугивали: «Далеко по пляжу не ходите. Здесь безопасно, а там дальше можно нарваться на неприятности». Хорошо еще, что против костра они не возражали.
Все столицы стран Центральной Америки соревнуются между собой по уровню преступности. Среди них нет ни одного мало-мальски безопасного города — только опасные и очень опасные. Какой же из них самый опасный? Трудно сказать.
Руины Сан Андреас находятся всего в 20 км от столицы. Пройдя метров 20 налево, мы поставили палатку прямо на тропе между забором и полем.
Увидеть руины Сан Андреаса нам в этот раз не удалось, в пн они закрыты. Но достаточно и того, что мы пропитались древними вибрациями. Спали то прям на территории древнего города.
- Жаль, что не знаю испанского. Я бы его сейчас подкупил бы. Пожалуйста!
Мы приехали в город Санта Ана. Гостиница «Ливингстон» привлекла знакомым названием. Два двухэтажных корпуса, соединенных буквой «Г». Простые стандартные номера.
Из Санта-Анны мы поехали на автобусе 15 километров до городка Чальчуапа — одного из древнейших городов страны.
Город Чальчуапа, руины которого дошли до наших дней, существовал в период с конца I века до начала XIII века, а свой расцвет пережил в классический период майя — в III – VIII веках.
Вулкан Илопанго, расположенный в 75 километрах к востоку от Чальчуапы, пепел которого обеспечил плодородие почвы и высокие урожаи, стал и причиной гибели города. Город погиб внезапно. Как и итальянские Помпеи, его засыпало слоем пепла.
На микроавтобусе мы доехали до городка Консепсьон-де-Атако - меньше десяти километров, но по крутому горному серпантину.
Сальвадор — самая маленькая страна Центральной Америки. Но быстро пересечь ее из конца в конец невозможно. Из-за того, что большую часть территории занимают горы. Сальвадорцы шутят: «Если бы нашу страну хорошенько проутюжить, то она стала бы значительно больше».
Антигуа, старая столица страны. Чтобы не заезжать по пути в новую столицу — Гватемала-сити, мы поехали в объезд с пересадкой.
По Антигуа можно ходить и день, и два, и три. Город вроде бы и не очень большой, но очень насыщенный достопримечательностями. Практически все старые здания, которые удалось восстановить, используют для обслуживания туристов.
В старинных особняках и дворцах работают школы испанского языка, отели, рестораны, туристические агентства. И туристов здесь больше, чем в каком-либо другом городе Центральной Америки. И атмосфера какая-то приподнято-праздничная.
Гватемала — одно их тех уже редких мест на Земле, где люди боятся фотографироваться. Фотографов здесь нередко избивают. Уже несколько туристов с фотоаппаратами убили - из-за того, что они попытались сфотографировать детей без разрешения их родителей (те, впрочем, все равно бы не разрешили).
Я на рынке фотографировал «с бедра», не целясь — чтобы не подносить фотоаппарат к лицу. И все равно некоторые замечали, что их фотографируют и … кидали тем, то под руку подвернется: помидорами, сушеной рыбой, крупой.
Из Сололы на очередном автобусе мы приехали в Панахачель — «туристическую столицу» озера Атитлан.
Лодки в Сан-Педро-ла-Лагуна отправляются с набережной. Лодочники заключили между собой картельное соглашение и установили фиксированные цены на проезд. Мы прождали целый час, прежде, чем лодочник отчаялся и решил отчаливать с полупустой лодкой.
Самая главная местная достопримечательность — вулкан Сан-Педро, высотой 3020 метров. Подъем на него сравнительно не сложный - тропа хорошо протоптана. Но — специфика Гватемалы — идти наверх лучше все же в сопровождении гида. И не для того, чтобы он показывал дорогу. А исключительно для защиты от местных разбойников.
На вершину мы вышли. Но она была окутана таким густым облаком, что ни озера, ни соседних вулканов видно не было. Нельзя было толком разглядеть даже кратер — впрочем, он зарос густым лесом и даже при ярком солнце кроме крон деревьев ничего не увидишь.
На обратном пути мы догнали Майнур, которая шла неспешно вниз — в плане видов она потеряла немного, а возможно и выиграла. Наверху или густой лес или облако, а с нижней части склона прекрасно видны и поселок Сан Педро, и лагуна перед ним.
Вниз мы решили пойти пешком. Но сильно устали. И с радостью приняли предложение прокатиться на тук-туке. Оказывается, в рассчитанный на 1-2 пассажиров трехколесный мотороллер легко вмещаются и четверо.
Единственный более-менее безопасный способ перебираться от одной прибрежной деревушки до другой — по озеру на моторных лодках и катерах.
В Сан-Педро есть две пристани. На восточную мы приплыли из Панахачеля, а уплывать отсюда нам предстоит с западной пристани, расположенной с противоположной стороны вдающегося в озеро каменистого полуострова.
Когда мы пришли на пристань, стоявшая под погрузку лодка была уже забита пассажирами (вероятно местные жители тоже не рискуют ходить по дороге). Но и для нас все же нашлось место — на крыше, по соседству с торговцем коврами.
В Сантьяго-де-Атитлан мы попали в воскресенье. Наш катер причалил в тот самый момент, когда у пристани шла религиозная церемония. Христиане евангелисты крестили новых членов церкви погружением в воду.
Девушки и молодые парни, не снимая одежду заходили в озеро примерно по грудь и ждали своей очереди. Их по-одному подводили к трем мужчинам-миссионерам, которые контролировали процесс погружения в воду не просто приседанием, а погружением с головой откинувшись назад.
В это время одна из прихожанок на берегу читала псалмы. А вокруг собралась плотная толпа, преимущественно из женщин и детей. Одеты все были в свои национальные костюмы.
Национальные традиции оказались живучими не только в одежде, но и в религии. Формально став католиками местные индейцы не спешат отказываться и от своих культов.
В Сантьяго возникла синкретическая секта Лака-стумбре, учение которой эта сложная смесь средневекового католичества 16-го века, которое принесли сюда испанцы и языческих культов древних Майя. Члены секты установили в церкви сделанные местными умельцами куклы идолы.
Перед ними не только молятся, как это принято у христиан, но и приносят жертвоприношение, как у язычников цветы или фрукты. Но чаще всего более ценных с точки зрения местных жителей вещи пиво, водку, табак или деньги.
Путешествие близится к завершению. Мы вернулись в ГВАТЕМАЛУ -СИТИ.
ЭТО - ПОСОЛЕДНИЕ КАДРЫ. НА АВТОСТАНЦИИ В ГВАТЕМАЛА-СИТИ НА НАС НАПАЛИ ТРИ БАНДИТА С ПИСТОЛЕТАМИ. НЕ ОБОШЛОСЬ И БЕЗ СТРЕЛЬБЫ. К СЧАСТЬЮ, ВСЕ ОСТАЛИСЬ ЦЕЛЫ. НО СНИМАТЬ ПОСЛЕ ЭТОГО БЫЛО УЖЕ НЕЧЕМ.
И ЗАВЕРШЕНИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ - ВОЗВРАЩЕНИЕ В МЕХИКО И ОТТУДА НАЗАД В РОССИЮ СНЯТЬ НЕ УДАЛОСЬ).
Но проект «Мир без виз» продолжается. Впереди нас ждут путешествия по Индокитаю, Ирану, Турции, Кипру, Сербии, Хорватии, Черногории …




Вокруг света без виз

«Франция: Тропа GR 20» с 22 июля по 04 августа 2018

Центральная Америка без виз