ИРАН: Страна и люди
ИРАН: Страна и люди

Иран — уникальная страна. По мнению специалистов из ЮНЕСКО она входит в тройку стран с самым богатым культурным и историческим наследием. И в то же самое время не входит в первую сотню по числу туристов. Причина очевидна — имидж «страны зла». Но можно ведь отбросить предубеждения и посмотреть на страну своими собственными глазами. Пообщаться с людьми, познакомиться с историей и культурой закрытой от мира страны. Так ли все там плохо, как об этом говорят в американских СМИ, а затем транслируют по всему миру?
Апрель, весна. В Москве еще лежит снег, а в Иран уже цветут тюльпаны. Валерий Шанин, Олег Семичев и Людмила Коченова вылетают из аэропорта Домодедово в Баку. Там встречают Катю Клементьеву и Михаила Иванова. Впятером летят в Тегеран. Рейсом Бакинских авиалиний.
Первый завтрак в Иране. Удивительно скромный. Никакого сравнения, например, с турецким. Женская часть экспедиции уже оделась в соответствии с местными традициями. Здесь женщинам нельзя выходить из дома на улицу без платка. Иностранок это тоже касается.
Все мегаполисы одинаковы: суета на улицах, смог, к которому в Иране добавляется и специфическая вонь дешёвого бензина, пробки на дорогах.
В Тегеране уличное движение беспорядочное. Пешеходы переходят дорогу где хотят и когда хотят. Для автомобилистов сигналы светофоров и зебры также совсем не указ. Поначалу, пока не разберешься, что к чему, лучше действовать так же как и местные жители. Или, еще лучше, пристроиться за кем-нибудь в хвост.
По Тегерану можно перемещаться на автобусе или мотоцикле. Но избежать пробок удастся только в метро. К счастью, оно здесь есть.
Дворец Голестан был построен в XVIвеке, но постоянно перестраивался в течение XVIII—XIX веков.
Павильон Шамс-ул-Эманех снаружи украшен плиткой, а изнутри — зеркалами и кусочками зеркал.
Пещеры Али-Садр относятся к числе самых известных достопримечательностей Ирана. Специально для туристов рядом с ними построили большую гостиницу. Перед входом в пещеры открыли информационный центр специально для иностранцев. Напечатали красочные буклеты на английском языке. Надеются, что когда-нибудь иностранные туристы сюда все-таки попадут. По крайней мере один англоязычный гид здесь уже есть.
В пещере все посетители получили спасательные жилеты. Три лодки сцепили в один поезд. Локомотивом стал катамаран, на котором два лодочника крутили педали.
Сталактиты растут со скоростью один миллиметр за сто лет. Вот этот сталактит — самый большой. А этот — похож на водопад. Пещеры открыли около 50 лет назад. А здесь с потолка упал камень - пять миллионов лет назад. Вход в пещеры нашли примерно четыреста лет назад. Но они только заглянули внутрь. У них не было инструментов и оборудования, необходимых для исследования пещеры. Этот сталагмит по форме напоминает «Статую Свободы» в США.
Туристов в пещере не очень много. Но голоса отражаются и от стен, и от потолка, и от воды. Шумно как на птичьем базаре.
Общая длина пещеры Али-Садр, исследованная на настоящий момент около 11 километров. Для туристов проложен водный маршрут, протяженностью две тысячи метров — это самый длинный из подземных лодочных маршрутов в мире! Стоит ли удивляться, что в разгар сезона желающих попасть в пещеры очень много. Приходится ждать своей очереди. Как в зале ожидания автовокзала.

В Иране бензин стоит копейки. Проезд на такси дешевле, чем в России на автобусе. А если поделить стоимость проезда на пятерых, то и вообще почти даром.
Это не помойка, а отходы керамического производства. Готовые изделия складируют на этом же пустыре. Ни забора, ни охраны. Видимо, в Иране воров нет. А где же сами горшечники?
Местные жители подошли познакомиться. Они и отвели на ближайшую фабрику керамики.
Печь уже забита готовыми для обжига изделиями. Но работа продолжается.
Город Шахр-е-Лаледзин, или просто Лалин, в 20 километрах к северу от Хамадана — крупнейший в Иране центр по производству керамических изделий. 80 процентов населения занимаются керамикой или связанными с ней видами деятельности.
Керамику делают по старинке — вручную. На гончарном круге, изобретенном тысячи лет назад. Правда, уже не с ножным, а с электрическим приводом.
В мануфактурах, а фабриками это назвать нельзя, обычно нет наемного персонала. Всю работу выполняют члены одной семьи. Керамика — это семейный бизнес. И неплохой. Ведь годовая прибыль только от экспорта керамической продукции составляет более тридцати миллионов долларов!
Знатоков английского языка в Иране немного. Зачастую приходится общаться с помощью картинок.
Хамадан — один из древнейших городов Ирана. В древности он назывался Экбатаны.
В центре Хамадана сохранился мавзолей Эсфири и Мордехая. Когда именно его построили, неизвестно. Но еврейские путешественники XIIIвека его видели. А евреи Ирана совершали к нему ежегодные паломничества.
Книга Есфирь является частью христианского Ветхого Завета. В ней рассказана история еврейской девушки Эстер, которая стала царицей Персии и помешала планам геноцида еврейского народа в этой стране.
На стене на иврите вырезана строка из Есфири: «Мардохей еврей был подле царя Артаксеркса, и великим у Иудеев и любимым у множества братьев своих;. Ищет добра народу своему и говорил во благо всего племени своего».
Исследование других надписей в гробнице показало, что в ней похоронены два брата, служивших врачами при дворе монгольских правителей Ирана.
Сейчас в Иране — при всей нелюбви его нынешних правителей к Израилю — проживает около 45 тысяч евреев. Они и выделяют деньги на содержание гробницы.
Мемориал Священной Обороны посвящен всем иранцам, погибшим во время Ирано-Иракской войны. Они все стали шахидами — священными воинами ислама. На огромной территории установили величественные монументы, бюсты героев, образцы военной техники. В подземном музее воссоздали наиболее значимые эпизоды войны, собрали исторические документы, фотографии.
А это наш профессор физики. Его взорвали в машине террористы. Израильские террористы.
Иностранцы в Хамадан попадают редко. Поэтому путешественники неизменно вызывают любопытство.
Во времена правления Ахеменидов город, расположенный в окружении зеленых гор, был летней резиденцией царей. С тех пор существует и парк
На окраине Хамадана в ущелье Альванд в парке у водопада Ганджнаме сохранились каменные письмена. Надпись состоят из трёх колонок и двадцати строк, написанных на трёх языках — древнеперсидском, вавилонском и эламском. Все они рассказывают о победах царя Дария.
Таксиста, подвозившего в Малаер, попросили привезти к гостинице. А он привез в обычный магазин. Оказалось, его владелец сдает постояльцам свою квартиру. Насколько официально, неизвестно.
Крепость Нушиджан построили в 750 году до н.э. в 60 километрах к югу от Хамадана. Место выбрали замечательное торчащий посреди ранины холм почти правильной конусообразной формы. Крепость была высотой 27 метров и имела три этажа. В ней были дворец Ападана, два зороастрийских храма, а также казармы, жилые помещения и склады.
Крепость существовала и при Ахеменидской империи и во времена династии парфян.
Крепость раскопали английские археологи под руководством профессора Девида Стронаха. Они же и построили железную крышу для защиты сложенной из необожженного кирпича крепомсти.

Рядом с деревней Бише находится одноименный водопад — один из самых известных в Иране. Путешественники попали сюда в пятницу — выходной день для мусульман. На водопаде столпотворение. Сюда приезжают целыми семьями, есть и большие молодежные компании. Устраивают пикники, отдыхают, веселятся. И — что самое удивительное — обходятся без спиртного. Здесь нет ни драк, ни пьяных разборок. Можно только позавидовать — здоровый образ жизни!
Провинция Лорестан — самое мокрое место в Иране, здесь больше всего выпадает осадков. Поэтому и горы Загрос такие зеленые. Весной склоны горы Ошторан покрываются цветами. Среди них и уникальные перевернутые тюльпаны или по-персидски «лале-важгун». Их также называют «ашке-марьям» или «слезы Марьям». В России есть похожие цветы. Они имеют пятнистую расцветку и называются рябчиками.
Мы планировали сходить на гору Ошторан (4050метров над уровнем моря), но егеря нам запретили, в связи с несезоном — мы там были в апреле. Получив разрешение пойти к озеру Гахар, мы отправились в горы, но и тут нас ждал сюрприз — пошёл дождь. Как говорится: "танки грязи не боятся", мы шли дальше и всёж развернули назад, когда облака спустились вниз — в тумане бродить по горам не хотелось. Но всёж нам посчастливилось по пути насладиться красотами гор Загрос — гордостью провинции Лорестан.
Гора Ошторан находится на территории национального парка. С самого утра зарядил мелкий дождь. Егеря напоили путешественников чаем и отсоветовали идти на штурм вершины. Прогноз погоды по их словам неутешительный. Ничего удивительного. Лорестиан очередной раз подтвердил славу самого мокрого региона Ирана.

Цитадель Фалаколафлак, что в переводе означает «Небеса небес» построена в Хорремабаде в эпоху Сасанидов, в III – VII веках.Строительство замка велось под строгим присмотром инженеров. Во влажном климате Лорестана важно было так расположить сооружение, чтобы господствующие ветра обдували стены и не давали им заплесневеть от сырости.
Чтобы добраться до воды пришлось прорыть колодец на глубину сорок метров. Он и сейчас продолжает действовать — и вода в нем питьевая.
В середине двадцатого века во времена правления династии Пехлеви в крепости была тюрьма. А сейчас в ней музей, посвященный истории страны и города.
Восточное гостеприимство — в этих двух словах можно описать отношение иранцев к путешественникам. Им всегда помогут советом, угостят и пригласят в гости, а вечером оставят переночевать.
В Иране живут мусульмане-шииты. На улицах часто можно видеть ритуальные процессии — так отмечают траур по имаму Хуссейну всем шахидам, погибшим за веру и отечество.
Дезфул раньше назывался Дезпол. Его название состоит из двух слов: «дез» - крепость, и «пол» - мост, и переводится как «Мост к крепости» или «Укрепленный мост». Крепость, если и была, до наших дней не сохранилась. А мост по-прежнему стоит. Его строили римские военнопленные, захваченныеармией царя Шапура Великого в IVвеке. Так с тех пор и стоит памятник величию рабского труда. А сейчас это к тому же и исторический памятник, визитная карточка Дезфула.
С моста видны руины водных мельниц. Их построили в IIIвеке до н.э. и вплоть до начала XXвека использовали по прямому назначению. Последнюю мельницу закрыли только в 1985 году.
Все древние здания в Старом городе были сложены из необожженной глины. Они постепенно разрушаются и заменяются стандартными бетонными коробками.
В III веке военнопленные римляне трудились в Шуштаре над строительством Банд-э Кайсар или «Дамбы цезаря», представляющим из себя соединение арочного моста и дамбы. Сооружение, длиной около 500 метров, считается самым восточным из построенных римлянами мостов
Позднее, уже во времена Сефевидов — династии, начавшей править в XIVвеке, по соседству с дамбой инженеры создали сложное гидротехническое сооружение. Воду распределили на множество отдельных струй и заставили крутить колеса водяных мельниц. Все это многообразие каналов, водопадов и стремнин внесено в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО.
В Шуштаре путешественников также пригласили в гости — в Иране трудно избежать сетей восточного гостеприимства. От чашки чая отказаться никак нельзя. Но на ночь оставаться не стали. Солнце еще высоко. Еще можно успеть осмотреть город и уехать в следующий.
Берущая начало в горах Загрос река Карун - крупнейшая в Иране. Она проходит по глубокому каньону, который отделяет старый город от новых районов.
Бросив последний взгляд на «Гидротехнический музей древнего Ирана» сверху - с высокого обрыва на правом берегу реки, путешественники отправились на автовокзал.
Вечером приехали в Шуш. Крепость подсвечена, но очевидно пуста и безжизненна. А возле усыпальницы древнееврейского пророка Даниила, по вешнему виду похожей на типичную шиитскую мечеть, шумно и многолюдно. В мечеть, где установлена гробница, не протолкнуться. Но и весь внутренний двор забит людьми. Здесь много женщин с детьми. Они кучкуются возле восьмиугольного мНо в ритуале поминовения шахидов активное участие принимают только мужчины.
«В третий год царствования Валтасара царя явилось мне, Даниилу, видение после того, которое явилось мне прежде. И видел я в видении, и когда видел, я был в Сузах, престольном городе в области Еламской, и видел я в видении, - как бы я был у реки Улая.
Поднял я глаза мои и увидел: вот, один овен стоит у реки; у него два рога, и рога высокие, но один выше другого, и высший поднялся после. Видел я, как этот овен бодал к западу и к северу и к югу, и никакой зверь не мог устоять против него, и никто не мог спасти от него; он делал, что хотел, и величался». Это видение, записанное в книге библейской книге пророка Даниила, произошло на берегу реки Карун — той самой, у которой и стоит эта гробница.
В священных писаниях Ветхого Завета часто упоминается город Сузы, древняя столица Элама. О нем написано в Книгах Есфирь, пророков Неемия и Даниила. Но точных координат там не приводится. Гипотез было много. Но только в конце XIXвека археологи смогли наконец точно установить, что древние Сузы — это иранский городШуш в провинции Хузестан.
«И Мардохей вышел от царя в царском одеянии яхонтового и белого цвета и в большом золотом венце, и в мантии виссонной и пурпуровой. И город Сузы возвеселился и возрадовался» - в библейской книге Есфирь говорится о событии, происходившем именно здесь.
Во время раскопок были найдены руины огромной цитадели, колоннады и здания эпохи Дария и Ксеркса, основание царского дворца, акрополь. Самую ценную находку - статую Дария Великого — увезли в Археологический музей Тегерана.
Самые интенсивные раскопки проводились в конце XIXвека. В тот период в этих местах жили воинственные племена, не подчинявшиеся персидским властям. Археологам самим предстояло позаботиться о собственной безопасности. Французское правительство выделило деньги на строительство крепости. Во время исламской революции ее национализировали. Во время ирано-иракской войны на крепость, в которой находился военный гарнизон, совершали налеты иракские бомбардировщики. Позднее в отреставрированной крепости открылся Археологический музей.
Возле деревушки Хафт-Тепе археологи нашли руины древнего городища. Раскопки начались в 2005 году. Предполагают, что здесь находился город Тикни. Но явых доказательств этой гипотезы нет. Раскопки продолжаются.
Дур-Унташ или на современном персидском языке Чога-Занбиль — это древний храмовый комплекс, сохранившийся от государства Элам, одного из самых древних на Земле.
Многоступенчатое сооружение — башня из поставленных друг га друга пирамид — встречается в древней шумерской, ассирийской, вавилонской и эламской архитектуре. Его называют «зиккурат», от вавилонского «зигурату» - «вершина горы».
Террасы соединяются лестницами. Внутри гигантской культовой по своему назначению пирамиды есть комнаты для жрецов и работников храма.
Основным материалом для постройки зиккуратов служил кирпич-сырец, дополнительно укреплённый слоями тростника, а наружная отделка производилась обожжённым кирпичом. Дожди и ветры постепенно разрушали величественные, но не такие прочные, как египетские пирамиды, постройки. Их периодически подновляли и восстанавливали, обкладывали новым слоем кирпича. Так зиккураты становились все выше и больше по размерам, усложнялась их конструкция.
Город был окружен тремя рядами стен. Первая стена окружала сам зиккурат, между ней и второй стеной размещались царский дворец и храмы, посвященные различным богам. От них мало что сохранилось.
Чога-Занбиль был построен около 1250 года до н. э. в честь великого бога Ишушинака и существовало вплоть до ассирийского завоевания. В 640 году до н.э. его разрушил царь Ашурбанипал. Раскопки проводились в середине прошлого века французскими археологами. Интересно, что руководил ими Роман Гришман, родившийся в 1895 году в Харькове, а после революции эмигрировавший в Париж. Под его руководством заккурат восстановили. В 1979 году его включили в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.
Ахваз — зимняя резиденция персидских царей, а ныне административный центр провинции Хузестан. От древнего города почти ничего не осталось. Вдоль реки Карун тянется парк с набережной, тренажерами и многочисленными фонтанами.
Ахваз — крупнейший транспортный центр Западного Ирана. С местного автовокзала можно уехать в любой крупный город страны.
Иранская провинция Фарс — исторический центр страны. Ее название происходит от древнеиранского слова «парсу», богатырь. Позднее на его основе появилось наименование народа — персы, и страны — Персия. После арабского завоевания Персии в середине VIIвека область Парс была переименована в «Фарс» - это связано с тем, что в арабском языке отсутствует звук «п».
Столица провинции Фарс — Шираз.
Крепость Арг Карим-хан у площади Шохада - самое внушительное сооружение в центре Шираза. В период династии Зенд в XVIII векездесь была царская резиденция, позднее — тюрьма. Сейчас во внутреннем дворе — апельсиновый сад. А в окружающих двор зданиях, украшенных огромными витражами, создан маленький краеведческий музей, заполненный старыми фотографиями.
Вакиль базар в центре Шираза ориентирован на туристов.
Шираз — город поэтов. Здесь жили и творили Хафиз, Саади и другие. Их гробницы до сих пор пользуются не меньшим уважением, чем гробницы уважаемых мусульманских святых и мучеников.
«Когда красавицу Шираза своим кумиром изберу. За родинку её отдам я и Самарканд и Бухару», - писал уроженец Шираза, Хаджа Шамс ад-Дин Мухаммад Хафиз Ширази — поэт и суфийский мастер, один из величайших лириков мировой поэзии. В Иране у него много поклонников, а еще больше поклонниц. Они приходят на гробницу своего кумира с томиком любимых стихов и цветами.
На могильной плите высечен стих Хафиза. В подстрочном переводе он звучит так: «Когда придёшь к этой могиле, прояви великодушие. Не осуждай тех гуляк-паломников, которые здесь соберутся».
В окрестностях Шираза сохранилось множество древних храмов, дворцов, гробниц, и лежащих в руинах городов.
Рядом с городком Фирузабад сохранились руины зороастрийского храма Калехе-Доктар. Его видно снизу с шоссе. Раньше к храму можно было подняться на фуникулере. Но после исламской революции туристов стало так мало, что фуникулер закрыли. Вернее, туристов не мало. Их просто нет совсем. И видимо, давно. Ни ворот, ни изгороди, ни охраны нет. Нет и привычные табличек. Приходится ходить и гадать, что именно здесь находится.
В зороастрийских храмах не было потолков. Зороастрийцы поклонялись Небу и Огню — поэтому их и называли огнепоклонниками. Огонь горел непрерывно, в течение всего времени существования храма. 24 часа в сутки у него дежурили служители. Они регулярно подбрасывали ветки. Причем, не какие попало, а только ценных пород дерева.
Дворец Ардешир Паракан известный также как Аташ-Кадех, построен в 221 году н.э. для царя Ардешира Первого из династии Сасанидов. Во дворце было три величественных купола, которые должны были свидетельствовать о величии Персидской державы. Главный купол, частично обрушившийся, был высотой 18 метров. Во дворце были тронный зал и зал для приема иностранных послов.
Ночь застала путешественников на пшеничном поле. На его краю и заночевали. А утром отправились к некрополю Накше-Рустам, до которого было рукой подать.
Самые древние рельефы датируют Xвеком до н.э. Как полагают, на нем изображен национальный герой Рустам. Его подвиги подробно описаны в поэме Фирдоуси«Шахнаме».
Гробницы царей из династии Ахменидов вырезаны в скале на приличной высоте от земли. Они известны как «Персидские кресты» - и с первого же взгляда понятно почему.
В центре каждого гигантского креста в скале вырублена маленькая камера, которой хранится саркофаг. В гробницах похоронены самые могущественные персидские цари VI – V веков до н.э.: Дарий Великий, Ксеркс Первый, Антаксеркс Первый и Дарий Второй. Пятая недостроенная гробница предназначалась либо для Антаксеркса Третьего либо для Дария Третьего — последнего царя династии Ахменидов, закончившейся с нападением на Персию Александра Македонского.
На рельефе изображен триумф персидского царя Шапура Первого над римскими императорами Валерианом и Филиппом Августом, правившими в середине III века. На других рельефах — эпизоды из великих битв, в которых принимали участия персы.
Кабе-Зартошт - в переводе с персидского «Зороастрийский куб» - был построен в Vвеке до н.э. Нынешнее название ему дали в XIVвеке и скорее всего по-ошибке. Это сооружение никогда не было зороастрийским храмом.
Всего в двух километрах от некрополя Накше-Рустам находится еще один некрополь — Накшне-Раджаб. На главном рельефе, относящемся к середине IIIвека,изображен царь Шапур Первый с семьей и придворными.
Древнеперсидский город Тахт-е Джамшид известен под его греческим названием — Персе́поль, что буквально означает «Город персов». Развалины города, который с 520 года до н.э. был столицей могущественной империи Ахменидов, занимают огромную территорию.
В 330 году до н.э. город был занят войсками Александра Македонского. То ли случайно по пьяному делу, то ли намеренно — в отместку за сожжение персами афинского Акрополя, подожгли царский дворец. Огонь быстро перекинулся на соседние строения, и вскоре весь город сгорел. В дворцовой библиотеке погибли драгоценные экземпляры Авесты - написанные на бычьих шкурах золотыми чернилами священные тексты зороастрийцев.
Дворец Ападана стоит на приподнятой на четыре метра террасе. К ней ведут две парадные лестницы — такие пологие, что по ним можно было проехать на колесницах. Лестница украшена высеченными на каменных плитах рельефами. На них изображена торжественная процессия из сановников и слуг, несущих баранов, сосуды и бурдюки с вином на пир по случаю наступления нового года.
На территории Персеполя сохранились руины дворцов, храмов, вырезанные в скале гробницы, причудливые скульптуры. И самое заметное сооружение, ставшее визитной карточкой включенных в список ЮНЕСКО руины — величественные ворота Всех Стран, украшенные гигантскими крылатыми быками с человеческими головами.
На воротах высечена надпись «Я Ксеркс, великий царь царей и царь многих стран, царь всей земли, простирающейся вдаль и вширь. ПО воле Ахурамазды я сделал эти Ворота Всех Стран».
Через эти ворота в царский дворец входили иностранные послы. А сейчас это главный вход и выход Персеполя для туристов.
Пасаргады - древний персидский город. Он был столицей империи Ахменидов до строительства Персеполя. Руины города разбросаны на площади около двух квадратных километров. Прямо у входа стоит мавзолей Кира Великого, основавшего в VIвеке до н.э. первое Персидское государство. Именно с него начинается история Ирана. Мавзолей пирамидальной формы послужил архитектору Щусеву прообразом мавзолея Ленина на Красной площади.
Сохранились также руины двух царских дворцов, кусок стены здания, который называют «Тюрьмой Соломона», а также крепость Толл-е-тахт на холме, откуда можно окинуть взглядом сразу весь древний город. Вернее, то немногое, что от него осталось.
В мелких иранских городках гостиниц нет. Но почти при каждой мечети есть комнаты для паломников. Принимают в них не только мусульман. В Иране любой гость — это посланник Аллаха.
Такси не только и даже не столько городской, сколько междугородный транспорт. Стоимость проезда между городами фиксирована. У каждого таксиста есть отпечатанная на принтере табличка с перечнем расценок.
Город Йезд один из древнейших городов Ирана, прославился своей оригинальной системой охлаждения. Бадгиры или, как их еще называют, "башни ветра" служат для "закачивания" прохладного воздуха внутрь помещений.
При том, что городу уже почти пять тысяч лет, самые заметные архитектурные сооружения — это мечети.
Мечеть Амир Чакмак — визитная карточка Йезда. Раньше на минареты пускали туристов, но сейчас здание находится в аварийном состоянии и вход закрыт.
На фонтане установлены фигуры водоносов. Вода здесь, посреди пустыни, всегда была на вес золота, а водоносы — самой почитаемой профессией.
В Старом городе много ремесленных мастерских. Может, найдется трубка, чтобы починить сломанную ветром стойку палатки?
В старых зданиях создают гостиницы и рестораны для туристов.
Пятничная мечеть Джаме построена в XIIIвеке, но на вид выглядит вполне крепкой. Ее минареты, высотой 52 метра — самые высокие в Иране. Вход внутрь открыт для всех. Но смотреть, кроме пустых помещений, там не на что. Разве что на туристов.
Старый город — это сложная сеть переплетающихся крытых для защиты от палящего солнца улочек. Здесь легко запутаться, понять где восток или запад. Выручают указатели на перекрестках. Они показывают направление к самым известным достопримечательностям.
В Иране многие названия не соответсвуют действительности. Зендане-Ександар или «Тюрьма Александра» не имеет никакого отношения к Александру Македонскому. Не было это здание и тюрьмой. Это медресе 15-го века. В нем действительно есть подземные помещения. Но вырыли их не для того, чтобы гноить преступников. Днем здесь прохладнее, чем на поверхности.
В Йезде вообще много подземных помещений, зачастую заброшенных. Старинные глинобитные дома постепенно разрушаются. Не у всех хозяев есть деньги на дорогостоящую реставрацию. Финансов не хватает даже на ремонт мечетей.
Мавзолей Святого Сейеда Рокнаддина построен семьсот лет назад и тоже находится в состоянии вялотекущего ремонта.
В 70 километрах от Йезда в горе Пире-Сабс вырублен зороастрийский храм Чак-Чак. От парковки вверх ведут ступени. Сам храм — это маленькая пещера с алтарем и капающей с потолка водой. Звук от падения капель — по-русски это звучит как «кап-кап», а по-персидски «чак-чак» и дал название древнему святилищу. Вода считается святой, и каждый паломник или турист не может удержаться от соблазна ее попробовать.
Склон горы по соседству с пещерой застроен домами. В них живут паломники, приезжающие во время крупных религиозных праздников. В остальное же время здесь лишь случайные туристы и охранники.
Мейбод - – один из старейших городов Ирана. В XIVвеке он даже был столицей страны.
Крепость Нарендж, известная также как замок Нарин, построена на холме Галин еще в доисламские времена.
Из крепости видны кварталы одноцветных кирпичных домов с узкими и кривыми улочками
Старый караван-сарай и так называемый «Ледяной дом» путешественники осматривали уже в темноте.
Ночью в Малаере не удалось найти ни гостиницы, ни мечети с комнатами для паломников. Спать пришлось в каком-то саду под фисташками.
С утра сразу в путь — в Исфахан. Все туристические маршруты по городу начинаются на центральной площади — площади Имама Хомейни.
Площадь Имама Хомейни, размером 512 на 153 метра, - самая крупная в Иране. Да и в мире она уступает по величине только площади Тянаньмень в Пекине.
Мечеть Шейха Лютфаллы на восточной стороне площади — выдающийся памятник персидской архитектуры эпохи Сефевидов. Ее построилои в начале XVIIвеке по личному указанию шаха Аббаса I. На южной стороне площади стоит Мечеть Имама, или Мечеть Шаха, — крупнейшая в Исфахане. Ее также строили в XVIIвеке. Стены, ниши и потолки украсили мозаикой, орнаментом и вязью.
Вообще мечетей в Старом городе очень много. Большая часть из них либо ремонтируется, либо срочно нуждается в ремонте. Но на все денег у городских властей не хватает.
Через пятьдесят лет после смерти Пророка Мохаммеда власть в исламском мире захватил Йезид. Имам Хусейн, внук Пророка Мохаммеда, его верховенство не признал. Противники встретились на поле битвы в окрестностях Куфы. Там в своей знаменитой речи Имам Хусейн объявил: «Мы пришли сюда не ради войны. Но мы не можем сдаться перед лицом силы и порока. Мы предпочтем смерть унижению и собственноручному одобрению тирании. И кровь тех, кого губит тиран, неизменно одерживает победу над мечами этого тирана».
Имам Хусейн и все его сподвижники и родные были убиты, а их детей и женщин взяли в плен. В память об этом событии на улицах иранских городов и во дворах мечетей часто проходят церемонии, во время которых их участники избивают себя железными цепями и плетками, чтобы на собственной шкуре прочувствовать какие муки пришлось испытать имаму Хуссейну. И одновременно отдать дань памяти всем шиитам, ставшим шахидами — священными воинами ислама.

Птичий рынок — одна из достопримечательностей Старого города. Здесь продают и живых кур — как домашних питомцев, а не на мясо. И почтовых голубей — самых разных видов и расцветок. И скромных волнистых попугайчиков. И — что совсем уж удивительно — крашеный цыплят.
Экскурсия началась на центральной площади Исфахана. Здесь же она и заканчивается. Перед закатом солнца, когда жара начинает спадать, приходят не только туристы, но и местные жители. Атмосфера неформальная — как в городском парке в выходной день.
С наступление темноты все перемещаются с площади на центральную городскую улицу, заполненную магазинами и закусочными. Людей так много, что иногда возникают пробки.
Река Зяанде протекает через центр Исфахана, разделяя город на две примерно равные части. Древние мосты через нее — одна из туристических достопримечательностей. Но на реку приходят не только туристы. Вдоль нее тянется парк, очень популярный у местных жителей. По вечерам здесь буквально яблоку негде упасть. Сюда приходят целыми семьями от дедушек и бабушек до внуков и правнуков. Молодежь конечно предпочитает кучковаться в стороне от родителей. На одном мосту поют бардовские песни. На другом — религиозные гимны. Полиции не видно. Но беспорядков нет. Никто никого не задирает. На несколько тысяч человек нет ни одного пьяного. Ну как это может быть? Чудеса.
Кашан — самый древний город Ирана. Рядом с ним стоит зиккурат Сиальк, построенный за 3000 лет до нашей эры. А во время археологических раскопок на территории города находили предметы, датированные шестым тысячелетием до н.э.
Именно здесь жили те три волхва, которые пришли приветствовать младенца Иисуса.
Старые дома до наших дней не дошли. Землетрясение 1778 года сровняло их с землей. Все, что можно сейчас увидеть, построено уже позднее - на руинах. Больше всего старых зданий — дворцов и мечетей — относятся к XIX веку.

Кашан испокон веков был городом торговым. И местный крытый базар — его главная достопримечательность. Этот огромный лабиринт улочек и... помпезных залов. Они не похожи на обычные магазины. Если в советское время в СССР были Дворцы Культуры, то здесь скорее «Дворец Торговли». На базаре продают всё, чем богат Иран: ковры, чайники, пряности, хну, антиквариат, товары для дома и бытовую технику. Большую часть продающихся товаров тут же и делают — в соседних помещениях или прямо за прилавком, пока покупателей нет.
В самом центре базара в попуподвальном помещении в предбаннике старинной бани сделали чайхану. Чай здесь замечательный — с полным набором сладостей и специй. Посетителям предлагают и традиционное иранское блюдо — суп-абгушт. Он подается обжигающе горячим в глиняном горшочке, в котором его только что вынули из печи. Есть надо умеючи. Вначале положено слить жидкость в металлическую тарелку, а оставшуюся в горшочке гущу - мясо, курдючный жир, картошку и чечевицу - растолочь в пюре специальной деревянной ступкой. Эту кашу и есть. А в супной жидкости вымачивать кусочки лаваша.
Чайная — как и почти все заведения общепита в Иране, семейная. Бизнес передается из поколения в поколение — от отца сыну. Нынешний владелец — и сам далеко не юношеского возраста — наследовал своему отцу и деду. Он еще застал время, когда здесь была не чайная, а баня. Спрос на банные услуги упал. Пришлось переквалифицироваться. Но баню не сломали. Ее как будто законсервировали — до лучших времен.
Крытый базар тянется на несколько километров. Работать здесь начинают рано. И в послеобеденное время базарные улицы вымирают.
В Кашане сохранилось несколько дворцов или больших особняков. Все они строились по единому плану — окруженный двух-трехэтажными домами внутренний двор с фонтаном и садом. Отличаются только элементы декора.
Дом Боруджерди построен архитектором Али-Марьям Кашани. Он украшен богатой лепниной, барельефами, росписями и фресками, выполненными художником
Сани-оль-Мольком и его учениками. Необычный по форме бадгир над крышей дворца стал одним из символов города.
Вход в жилой дом организован через глубокую нишу. Стены сильно изрезаны маленькими нишами и украшены как порталы в мечетях Ирана. Стены и купол здесь украшены художественной резьбой по алебастру, глине, или поливными плитками с монохромными и цветными геометрическими и растительными мотивами.
Окружающие двор здания и зеленая растительность отражаются в зеркале
бассейна удлиненной формы. Он является и хранилищем питьевой воды, и средством
смягчения жары.
Парадный зал занимает два этажа. Он украшен нишами и фресками. За ним еще один зал, уже попроще. Внизу глубокий подвал для хранения в прохладе продуктов.
Мечеть Ага -Бозорг — одно из самых внушительных по размеру сооружений Кашана — находится на территории исламского университета. Вход свободный. Можно зайти в библиотеку и книжный магазин, походить по аудиториям.
Крепость в самом центре Кашана была построена по приказу Султана Малик-шаха из династии турок-сельджуков в XI в. Стены крепости и непонятного назначения пирамиды, удивительно напоминающие величием египетские, но отличающиеся по форме, сохранились до сих пор.

Сад Шах-Фин, или Баге-Фин, находится примерно в шести километрах от Кашана. Сад был создан в полном соответствии с исламским представлением о рае. Он обнесен высокой стеной, а внутри полно зелени и текущей воды.
Заложили сад в начале XVIвека в период правления шаха Измаила Первого, основателя династииСефевидов. И для следующих представителей правящей династии сад оставался любимым место летнего отдыха. Вода поступает в сад из источника Солеймание. В ней повышено содержание ртути. Пить ее не рекомендуется. Здесь очень много зеленых платанов, искусственных водоемов, фонтанов и старинных зданий.
Деревня Абьяне находится на высоте 2100 метров над уровнем моря. В апреле здесь очень холодно. Наши путешественники предпочли не мерзнуть в палатке, а поселиться в отеле — он здесь единственный, с претензией на четыре звезды.
Деревня Абьяне существует почти в неизменном виде с времен Сасанидов, то есть с III-VI века. Здесь всегда жили изолированно, с чужаками не смешивались. Ислам приняли, но женщины не стали менять свои цветные платки на традиционные для Ирана черные.
Название деревни переводится как «Место, где растут ивы». Ивы здесь и правда есть, но значительно больше яблонь. Молодежь в поисках работы разъезжается по стране, а в деревне остаются только старики и старушки.
Деревня прилепилась к склону горы. Она плотно застроена домами из красной глины с балконами, декоративными решетками, резными деревянными дверями и арочными окнами. Узкие улицы, переулки и лестницы. Есть мечеть и продуктовая лавка.
И вновь в путь. Автобус по пути в Тегеран сделал остановку в придорожной забегаловке. Столицу Ирана проехали транзитом и отправились покорять самую высокую точку страны — вулкан Даваманд.
Название вулкана Даваманд в переводе с древнеперсидского означает «Дымящийся». Вулкан не действует, но его вершина, высотой 5610 метров почти постоянно окутана облаками. Зороастрийцы утверждают, что в горе заключен злой дух Биварасп. И то, что мы воспринимаем как дымок, клубящийся на вершине — это его дыхание.
Дед Хасан объяснил, что сам по себе подъем на вершину не представляет сложности. На нее можно было бы забежать за один день. Но проблема в горной болезни. При резком подъеме на высоту свыше пяти километров она неминуема. Нужна постепенная акклиматизация. Поэтому маршрут к вершине разделяют на три дня — с ночевками в мечети и горной хижине. Но и это актуально только для летнего сезона. В апреле же на вершине лежит снег, и подъем на нее слишком опасен даже для опытных альпинистов со специальным снаряжением.
Подъем отменяется из-за чересчур холодной погоды и изобилия снега. Но никто не может запретить побродить по нижним склонам вулкана.

СЛОВЕНИЯ: Альпийская тропа

«Англия: Юго-западная Прибрежная тропа» с 19 августа по 01 сентября 2018

Что нужно знать и уметь, чтобы идти в пеший поход?

МЬЯНМА: дорога в Мандалай