Приглашаем в Школу Путешествий
ИЗРАИЛЬ: Тропа Швиль Исраэль
ИЗРАИЛЬ: Тропа Швиль Исраэль

Идею создания туристического маршрута, проходящего через весь Израиль, предложил в 1985 году Авраам Тамир.
Тропу Швиль Исраэль прокладывали тысячи добровольцев - как израилетян, так и иностранцев. Это не просто тропа, а общенациональное достояние и предмет для гордости.
Она начинается в кибуце Дан на севере Израиля у стыка границ Ливана и Сирии. Затем проходит через Верхнюю и Нижнюю Галилею, Генисаретское озеро, гору Кармель, Средиземноморское побережье, Иудейские горы, пустыню Негев. И заканчивается в Эйлате, на берегу Красного моря.
Протяженность тропы Швиль Израэль 960 километров. Идущим по тропе путешественникам предстоит пройти мимо древних городов Кесарея и Аполония, посетить исторические места, увидеть руин древних набейских и римских укреплений, зоны археологических раскопок.
Часть тропы идет по участкам построенной римлянами дороги. По местам где жили и проповедовали древнееврейские пророки. Где Иисус Христос и Апостолы распространяли Благую Весть. Поход по тропе дает уникальную возможность пройти по их стопам. И именно так, как делали это они - пешком.
Рельеф тропы Швиль Исраэль очень разнообразный. Горы и кратеры, овраги и поля, ущелья и песчаные барханы, финиковые рощи и пляжи, пастбища и фруктовые сады, реки и озера, ручьи и подземные источники. Здесь есть все. Если чего-то и не хватает, так это питьевой воды.
В Израиле пьют опресненную на специальных станциях морскую воду. Она не такая вкусная, как натуральная. Но безопасная для питья. В тех редких случаях, когда используется неочищенная вода — например, для поливов фруктовых деревьев, рядом обязательно устанавливаются предупреждающие таблички.
Заповедников в Израиле, вероятно, больше, чем в любой другой стране мира. Если, конечно, считать по их количеству, а не по занимаемой ими территории. Если рядом растет сразу три дерева — то это уже национальный парк. Самые большие по площади заповедные территории находятся в пустыне Негев.
В заповедниках запрещается рвать траву и цветы, рубить деревья, разводить костры, устанавливать палатки и даже просто находиться на их территории в ночное время суток. В больших национальных парках, которые за один дневной переход пересечь невозможно, выделены специальные площадки для кемпинга. Но и там костры разводить запрещено.
Тропа маркирована трехцветными знаками. Три полоски по цвету и расположению сильно напоминают российский флаг. Но это сходство чисто случайное. Цвета имеют иное символическое значение. Белый — это гора Хемрон, синий — Тивериадское озеро, Оранжевый — пустыня Негев.
Троп в Израиле очень много. Самых разных. Они отмечены синими, зелеными, черными, красными значками. Иногда тропа Израиля частично совпадает с каким-то другим пешеходным маршрутом. В этих случаях идти нужно не по трехцветным меткам, а по двухцветным.
Лучшие сезоны для похода по тропе — весна и осень. Летом чересчур жарко, зимой — мокро и холодно.
Швиль Исраэль можно пройти за срок от 40 до 60 дней, в зависимости от уровня физической подготовки. Авторы путеводителя, который в просторечьи называют «Красной книгой», рекомендуют делать это за 48 дней. Плюс несколько дней выделить на отдых и осмотр достопримечательностей.
Тропа разбита на однодневные участки. Они рассчитаны так, чтобы, стартовав рано утром, пешеход к вечеру смог дойти до места, где есть гостиница, организованный кемпинг или хотя бы площадка для установки палатки. И самое главное — кран с водой.
Рестораны и закусочные на тропе встречаются редко. Бакалейные магазины чаще. Но все равно продукты приходится закупать сразу на несколько дней и носить в рюкзаке. Готовить пищу можно только на газовой горелке. Костры почти везде разводить запрещено.
Тропа Швиль Исраэль начинается на территории сельскохозяйственного кибуца Дан, находящегося у подножия Голанских высот, на стыке границ Израиля, Сирии и Ливана.
Цветок Хацап — в отличие от большинства других, расцветает не весной, а осенью. Его появление означает, что лето уже прошло.
Въезд автотранспорта в погранзону запрещен. Пограничники на глаза не попадаются. Но очевидно, что эта территория находится под тщательным наблюдением. Есть здесь и минные поля. С тропы лучше не сходить.
Вот и первый национальный парк — заповедник Снир. Это же и единственное место на всей тропе, где за вход нужно платить. Впрочем, не стоит жалеть. Ничего подобного больше на тропе не встретится. Реки в Израиле вообще большая редкость. А такая — чистая, быстрая, заросшая тенистыми деревьями — вообще единственная.
На тропе оживленно. Израилетяне предпочитают проводить выходные дни активно, на свежем воздухе. Редко кому удается выделить сразу пару месяцев для того, чтобы пройти всю тропу Швиль Исраэль от начала до конца. Чаще ее проходят по кусочкам. Есть даже туристическая компания, которая организует поход по тропе, длительностью в один год. Каждые выходные туристов привозят на очередной этап, а затем отвозят назад домой. Так постепенно и удается пройти всю тропу от начала до конца. Но это крайности. Большинство туристов выходит на тропу на неделю-две. Обязательно с рюкзаками, ковриками, палатками. В такой маленькой стране как Израиль только на тропе и можно испытать на себе все прелести походного образа жизни. Познакомиться с коллегами — путешественниками.
Разговор завязывается быстро. А ничто так не скрашивает дорогу, как возможность пообщаться с новым человеком. Иностранцы также не чувствуют себя обделенными. А Израиле чуть ли не каждый встречный довольно сносно говорит по-английски.
Израиль как будто все время находится на военном положении. Кибуцы по внешнему виду похожи то ли на военные части, то ли на концлагеря.
У кибуца Тель Хай установлен памятник Иосифу Трумпельдору. Он родился в России, воевал в русской-японскую и Первую мировую, был награжден георгиевскими крестами за храбрость. Погиб в 1920 году на этом самом месте в стычке с арабами.
Тропа идет по склону горы над долиной Хула. Отсюда открывается вид на городок Кириат Шемона и Голанские высоты с горой Хермон.
Долина Хула — это часть Рифтовой долины, протянувшейся по Сирийско-Африканскому разлому от Ливана до Мозамбика.
Ноябрь. Но днем по-летнему жарко. А идти пешком с рюкзаками и подавно. Самое жаркое время лучше переждать где-нибудь в тенечке. А его нет. Жалкие кустики, под которыми не хватает места для всех желающих.
Тропа идет по дороге, Но машины здесь не ходят. Вернее, ходят, но очень редко. И на короткие расстояния.
Жарко. Добросердечный фермер поставил у тропы бочку с водой для всех, кто будет проходить мимо.
Форт Йеша был построен французами в тот период, когда Израиль находился под мандатным управлением Франции. Сейчас его называют «Фортом 28-ми» - в память израильских патриотов, погибших при штурме в 1948 году. На территорию форта вход закрыт. Там находится полицейское управление. Зайти можно только в маленький музей рядом с площадкой для кемпинга.
На утесе Нафтали возле триангуляционной вышки сохранились развалины крепости и храма. Во время Войны за независимость здесь был военный пост. Место очень удобное. Отсюда видна почти вся долина Хула и расположенные прямо напротив Голанские высоты.
Тропа спускается с утеса и выходит на грунтовую дорогу. Справа и слева тянутся сады.
Ручей Дишон, сейчас пересохший, тянется на 35 километров от истока на горе Мерон до впадения в реку Иордан. На его берегах растут дубы, фисташки, рожковые деревья и маслины. Вода есть.
С двух сторон тянутся скалы. Их высота не больше 300 метров. Но проход между ними такой узкий, что кажется будто идешь по дну очень глубокого каньона. Сухо, но камни гладкие. Видимо, зимой после сильных дождей, вода в ручье все же бывает.
Источник Эйн Арвот круглый год не пересыхает. Вода в нем по внешнему виду чистая. Но гарантии никто не дает. Все же лучше сырой ее не пить.
Тропа пересекает шоссе №899 по подземному переходу. Конечно, строили его не для людей, а для стока паводковой воды. Но удобно. Идти можно в полный рост, не сгибаясь.
Тропа пересекает заповедный лес Барам. Входим в ущелье Зивон и начинаем медленно, но верно, подниматься на вершину горы Мерон. Тропа проходит между скал, покрытых мхами и лишайниками и почти скрыта тенью больших деревьев.
Швиль Исраэль — это не просто тропа, а национальная тропа. Государство всячески поддерживает тех, кто по ней идет. И не только морально. У вершины горы Мерон есть что-то типа нашего пионерлагеря. Здесь это называют полевой школой. Кто и чему учится, неизвестно. Но любой желающий может здесь бесплатно переночевать — в одном из домиков или в собственной палатке. По желанию. Здесь душ и электричество.
Место для полевой школы было выбрано не случайно. Здесь еще во времена османской империи был караван-сарай для путников. И источник с водой. Воду здесь экономят. Краны работают только пока на них давишь. И это понимают не только люди.
На вершину горы Мерон ведет пологая и хорошо утоптанная тропа. От солнца путников закрывают кроны фисташков и дубов. Попадаются и земляничные деревья с гладкими темно-красными стволами.
На саму вершину вход закрыт. Там обосновались военные. Тропа проходит на 200 метров ниже. Но и при этом мы сейчас находимся на самой высокой точке тропы Швиль Исраэль на всем ее протяжении от Голанских высот до Красного моря. Хотя это всего-навсего 1008 метров над уровнем моря.
На гору Мерон попадают не только те, кто идет по тропе Израиля. Сюда приезжают и для того, чтобы провести выходной день на природе.
Начинается спуск. Такой же плавный и легкий, как и подъем.
Фермер-друз из расположенного неподалеку поселка Бейт-Джан поит проходящих по тропе путников чаем из собранных на горе Мерон лекарственных трав. Голод предлагает утолить пресными лепешками. В качестве начинки у него есть только сыр. И те же самые травы, из которых он чай заваривает. Все очень скромно, по спартански. Но это первое заведение общепита, которое встретилось на тропе за несколько дней пути.
Земля здесь плодородная. Ее разбили на маленькие участки - типа наших дачных шести соток. На пути попадаются провалы. Подчас очень глубокие. И причудливые скальные образования. Эту скалу называют Кресло Ильи” - в честь древнееврейского пророка.
Чуть дальше лежат руины Хирбат Шамма. Самое заметное здесь сооружение — древняя синагога, сложенная из огромных каменных блоков. Вокруг в беспорядке разбросаны камни со следами обработки.
После пересечения шоссе №866 тропа входит в ущелье Нахаль Амуд и идет вдоль русла ручья. Главная местная достопримечательность - бассейны Шехви и водопады. Вода долгие годы вращала жернова. От мельниц остались одни руины. А ручей продолжает течь, как и тысячи лет назад.
Тропа поднимается вверх по склону каньона Нахаль Амуд. Приходится уже не идти, а карабкаться. Да еще и по жаре. И с тяжелыми рюкзаками. Но что делать? Обходных путей здесь нет.
После пересечения шоссе № 85 тропа продолжается по дну ущелья Нахаль Амуд. Этот участок пользуется заметно большей популярностью, чем другие. Тропа проходит мимо причудливого каменного образования. В честь нее этот каньон и назвали Ущельем Колонны или на иврите Нахаль Амуд.
Озеро Кинерет известно также как Тивериадское озеро, Генисаретское озеро или море Галилейское. Это крупнейший источник пресной воды в Израиле. Ее используют как для питья, так и для орошения банановых плантаций.
Тивериадское озеро находится в котловине, расположенной на 213 метров ниже уровня моря.Это самый низкий пресноводный водоем планеты. Сюда впадают многочисленные ручьи и речки. А вытекает только одна река — Иордан. Поэтому вода в озере остается пресной.
Озеро Кинеретнеоднократно упоминается в Библии. Здесь рыбачили будущие апостолы Андрей и Петр. В Капернаумежил и проповедовал Иисус Христос. Именно здесь он накормил пять тысяч человек двумя рыбами и пятью хлебами.
В Евангелии от Матфея описано, что произошло после этого. Иисус поднялся на гору помолиться. Его ученики, тем временем, взяли лодку, чтобы переплыть Галилейское море. Поздно ночью Иисус пришел, чтобы присоединиться к Своим ученикам. Он пошел по воде, чтобы дойти до лодки. Ученики увидели Его идущим по воде. Они испугались. Иисус обратился к ним: «Это Я, не бойтесь». Петр тоже захотел пройти по воде. Но испугался и стал тонуть. Спаситель взял Петра за руку и спросил, почему у него так мало веры. Все ученики поклонились Спасителю. Они наконец поверили, что Он – Сын Божий.
Тропа Иисуса, проложенная по берегу Генисаретского озера, проходит по местам, где и происходили описанные в Библии чудеса. Здесь все осталось точно в таком же виде, как было и две тысячи лет назад. И это само по себе чудо. Берег не застроили. Здесь по-прежнему шумят финиковые рощи. Бьют из земли источники с кристально-чистой водой.
Прямо на берегу озера находится подворье Марии Магадалины, принадлежащее миссии русской православной церкви. Здесь всегда много паломников из России.
Сразу за монастырем начинаются пляжи курортного города Тиберий. Место историческое.
Тропа идет на юг через эвкалиптовую рощу на восточном берегу Тивериадского озера. Сверху его видно целиком. Озеро не очень большое. Однако это крупнейший пресноводный водоем Израиля. Воду из него используют как для питья, так и для орошения. Ее по сложной системе труб и трубок подают к корням каждого отдельного дерева.
Ярденит — это место, где река Иордан выходит из Тивериадского озера. Здесь происходит символический обряд крещения верующих греческой православной церкви и католиков.
Место крещения Иисуса Христа упоминается в Евангелии как Вифавара. Оно, как полагают ученые, находится вблизи Каср-Эль-Яхуд в 4 километрах от впадения реки Иордан в Мертвое море. В пограничной зоне между Израилем и Иорданией. Доступ туда затруднен. Поэтому, начиная с 1981 года, обряд крещения проходит в Ярдените. Место крещения огорожено забором и охраняется. Но всего лишь в 100 метрах от него можно поставить палатку и переночевать прямо на берегу. А утром, перед началом нового походного дня, обязательно окунуться в священные воды реки Иордан.
Здесь хочется задержаться подольше. Кажется, сама природа на этом настаивает. Она сама дает повод немного отложить выход в путь.
Тропа идет по ущелью Нахаль Явнель в сторону Назарета. На подъеме догоняют Эзра и Йордан. Они также идут по Швиль Исраэль. И уже не раз пересекались с Валерием Шаниным.
Последний взгляд на Тивериадское озеро. Перевал. Впереди уже видна гора Фавор - место преображения Иисуса Христа. В поселке Кфар Киш есть место для кемпинга. Самое замечательное в нем - вид на гору Фавор.
Гора высотой 588 метров, одиноко стоящая посреди Издрелонской долины, неоднократно упоминается в Библии. Во времена Ветхого Завета она стояла на границе между наделами колен Завулона на западе, Иссахара на юго-востоке и Неффалима на севере. В Новом Завете гора Фавор фигурирует как место Преображения Господня.
Первую церковь на месте, где и произошло описанное событие, построили уже в IVвеке. Позднее она неоднократно разрушалась и восстанавливалась. Нынешнее здание относится к середине 20-х годов прошлого века.
Тропа спускается с горы к поселку Шибли. И почти сразу же за ним начинается длинный подъем на заросшую сосновым лесом гору Дебора. Весной здесь цветут ирисы. А осенью в разгаре сбор оливок.
Тропа проходит по окраине городка Назарет и входит в заповедный лес Зиппори. И здесь история оставила явные следы. До сих пор плодоносят древние оливковые деревья. Повсюду встречаются камни со следами обработки.
Пересекаем шоссе №77. Проходим через эвкалиптовую рощу. Затем сосновый бор. И вновь встреча со старым знакомым.
Первый супермаркет за несколько дней пути встретился в арабской деревне. Владелец магазина гостеприимно встречает пешеходов. Как, впрочем, это делают все, кто попадается на пути — и израильтяне, и арабы.
В источнике Эйн Ивка есть вода. Пить ее сырой не стоит. Дров для костра здесь нет. Но у любого, кто идет по тропе Швиль Исраэль, в рюкзаке обязательно с собой газовая горелка. С помощью нехитрой технологии вода закипает быстрее.
Йордан объясняет почему на источнике так много отдыхающих. Недавно был праздник суккот. После него целую неделю народ отдыхает и путешествует по стране.
Это величественное здание называется Таханат Хенизирим или Монашеская мельница. Во времена османской империи в ней действительно делали муку.
Йордан рассказывает: «Еще двадцать лет назад в эту реку сбрасывали ядерные отходы. Тропа проходит через поселок Исфия, на окраине Хайфы. До центра города идет автобус.
Хайфа - город не исторический, а портовый. Из достопримечательностей здесь только сады Бахаи. Но в них вход закрыт. Лучше вернуться назад на тропу.
В декабре 2010 года пожар уничтожил большую часть лесов на заповедной горе Кармель. Их постепенно восстанавливают. Но пока пейзаж здесь непрезентабельный. Как на месте варварских лесозаготовок.
Тропа ведет в узкое ущелье Нахаль Хик. Здесь деревья почти не пострадали. Но как только тропа выводит на открытые склоны, масштабы бедствия сразу же бросаются в глаза. Ни одного живого деревца не осталось. Хотя с пожара и прошло уже четыре года. И дальше точно такая же картина. Заросшие лесом овраги и голые открытые склоны.
В районе горы Кармель люди живут испокон веков. Сохранились руины домов и церквей. Есть здесь и жилые когда-то давным-давно пещеры.
А чуть поодаль уже лишь поросшие редкими деревьями каменистые холмы. Здесь, как и во многих других местах Израиля, видны усилия местных жителей по восстановлению лесов. На это благое дело жертвуют деньги как частные лица, так и крупные корпорации.
Вдоль берега непрерывной чередой тянутся банановые плантации.
Тропа выводит к побережью средиземного моря, и поворачивает на юг в сторону Тель-Авива. Еще немного дальше — на холме Офер — установили вышку. Окрестности удается окинуть взглядом только со смотровой площадки.
На тропе часто встречаются монументы и памятники. Так, например, чтят память об израильском военном летчике Моти Шароне, погибшем 29 декабря 1988 года в возрасте 25 лет. Есть и большие мемориальные комплексы. Надписи чаще всего только на иврите.
Через узкое ущелье тропа входит в густой сосновый лес.
Земля здесь каменистая, неплодородная. Но люди как-то ухитряются заниматься сельским хозяйством. И коров разводит, и оливковые деревья выращивают.
На окраине поселка Зикрон Яков на территории ботанического сада «Ганель А-Надив» полным ходом идут археологические раскопки. Руины закрыли крышей для защиты от дождя.
Древний источник Эйн Зур в 1 веке нашей эры римляне облагородили. Прорубили 50-метровый туннель, построили акведук для транспортировки воды. С тех пор уже две тысячи лет прошло. Но источник не заглох. И вода в нем такая же чистая, как и прежде. Ее можно смело пить и без кипячения. В жаркий день, конечно, нужно и искупаться. На тропе такая возможность выпадает нечасто.
На ферме Хирбат Акав люди жили уже во времена Ирода Великого. И позднее — в византийскую эпоху. С тех пор сохранились руины нескольких зданий и гигантское мельничное колесо. Но самое главное здесь — прекрасный вид на побережье Средиземного моря. Для того, чтобы попасть на берег, нужно спуститься вниз и пересечь железную дорогу.
По римскому акведуку вода из источника Нахаль-а-Таниним шла в расположенный на берегу город Кесария Палестинская. Именно здесь, в столице Иудеи, были дворец Ирода Великого и резиденция римского прокуратора Понтия Пилата.
В ранние века местная христианства община была одной из самых больших и влиятельных на всем Ближнем Востоке. В 7 веке город захватили арабы. В 1191 году сюда пришли крестоносцы. Они продержались вплоть до 1265 года. С тех героических времен сохранились городские укрепления, руины храмов и церквей.
За Кесарией тропа вышла на берег моря. Дальше, вплоть до Тель-Авива она пойдет вдоль кромки воды.
Пересекаем курортный город Нетания и вновь возвращаемся на пляж.
Свежий вечерний бриз. Тепло, но не жарко. Вечером на берегу никого нет. Но палатки здесь ставить категорически запрещено. Песок достаточно плотный — особенно у кромки воды. Идти легко и приятно.
Античный город Аполлония, также известный как Арсуф, был разрушен в 1265 году армией султана Бейбарса и с тех пор не восстанавливался. Куски стен и крепостных укреплений отваливаются и падают с высокого берега вниз — прямо на голову проходящих по пляжу людей.
Ходить здесь опасно. Но проход не закрыт. Власти ограничились тем, что расставили вдоль берега предупреждающие таблички. Если что случится, то пенять будет не на кого. Вас предупредили.
Начинаются дальние пригороды Тель-Авива. Народу на пляже становится заметно больше. Утренний моцион. Купаться никто не рвется. Вода и так уже достаточно прохладная. А тут еще и небольшой шторм разыгрался. Только серферы спешат воспользоваться оказией, чтобы покататься на волнах.
Швиль Исраэль входит в Тель-Авив с северной стороны, в районе ТЭЦ и старого маяка. В центре города земля очень дорогая. Но городские власти все же не стали распродавать выходящие к реке Яркон участки. На принадлежащих муниципалитету землях разбили парк. Кусочек живой природы среди небоскребов и автострад.
Тропа идет на восток через заросли тростника на северному берегу реки Яркон.
Форт Пилбокс был построен в 1935 году для защиты железнодорожного моста от нападений. Сейчас он военного значения не имеет и является лишь одной из исторических достопримечательностей. Как и сам мост.
Прямо напротив моста начинается национальный парк, на территории которого находится источник протекающей через Тель-Авиа реки Яркон.
В садах идет уборка урожая. Как раз созрела хурма. И в это же самое время рядом буйство цветов как в самом начале весны. Полное смешение сезонов.
Хирбат Мазор — это единственный римский мавзолей, сохранившийся до наших дней. Согласно легенде, возле него какое-то время провел в размышлениях Иоанн Креститель. Для христиан и мусульман — этот мавзолей не только историческая достопримечательность, но и святое место.
Тропа пересекает индустриальную зону Шохам. В лесу Бен Шемен сохранились сотни оливковых деревьев. Некоторым из них не одна сотня лет.
Мемориал Махал посвящен памяти интернационалистов, которые в 1948 году приняли участие в Войне за независимость. Тогда в Израиль приехало свыше 3 тысяч человек из 29 стран. 119 из них погибли.
От памятника начинается заповедник «Горная Иудея».
Случайная встреча на тропе. Равит — работница детского сада в маленьком кибуце на севере Израиля, как и большинство израильтян, проходит тропу не за один раз, а по частям. На это раз ее цель — за два дня дойти до пригородов Иерусалима.
На самых крутых участках сделали деревянные ступени. Почти всю территорию национального парка «Горная Иудея» занимают заросшие соснами горы.
Мемориальная пещера посвящена Бней Брит — еврейской организации, созданной в 19 веке в США. В память о жертвах холокоста перед входом в пещеру установлен памятник. А на окрестных горах высажено 6 миллионов деревьев — по числу жертв.
Тропа идет вдоль ущелья с двух сторон ограниченного крутыми, заросшими соснами склонами.
Источник Эйн Лимон находится немного выше по склону. Вода просачивается из пещеры и скапливается в бассейне с зацементированными стенками. Рядом стоял каменный дом. Но от него остались только фундамент и нижняя часть стен.
Северный пригород Иерусалима - поселок Эйн Керем — место историческое. Он упоминается в Новом Завете. В Евангелии от Луки есть такие строки: «И вошла в дом Захарии, и приветствовала Елизавету. Когда услышала приветствие Марии взыграл младенец во чреве её; и Елизавета исполнилась Святого Духа».
В ознаменование этого события францисканцы на месте, где стоял дом Захарии, построили церковь Посещения. В церковном подземелье можно увидеть колодец, стоявший во дворе дома Захарии. А неподалеку есть и источник Святой Девы Марии. Небольшой переход через участок сгоревшего леса и мы вступаем в Иерусалим.
Проходим мимо монастыря Святого Креста и выходим к Старому городу в районе Яффских ворот. Рядом с крепостью Давида.
Старый Иерусалим разделен на еврейский, армянский, христианский и мусульманский. Самое священное для всех евреев место — Западная стена храма или, как ее часто называют, Стена плача. Сюда приходят помолиться, в щелях между камнями оставляют записки с обращенными к Богу призывами. И, конечно, делают селфи на память. В наше время все святые места стали еще и туристическими достопримечательностями.
Над стеной плача возвышается золотой купол мечети Аль-Акса. Она стоит уже в соседнем — мусульманском квартале. Евреям туда вход закрыт. Христиан обычно пускают свободно. Но из-за очередного обострения ситуации в Восточном Иерусалиме, вход закрыт для всех, кроме правоверных мусульман.
В Иерусалим приезжают христианские паломники со всего мира. На улицах идет бесконечный крестный ход. Каждый христианин считает своим долгом пройти по Виа Долороса — по тому же пути, по которому Иисуса Христа вели на Голгофу.
Выходим из Старого города через Дамасские ворота. Иерусалимская тропа идет через Восточный Иерусалим мимо Гефсиманских садов к Университету. Сразу за ним начинается Иудейская пустыня.
Неожиданный дождь не дает возможности продолжить экскурсию по Восточному Иерусалиму. Пора возвращаться назад на тропу Швиль Исраэль.
Источник Эйн Коби прекрасное место для того, чтобы немного передохнуть. Но воды тут, к сожалению, нет.
Линия электропередач приводит к гробнице Шейх Хубани.
В Хирбат Ханот когда-то был караван-сарай. В нем останавливались путники, шедшие в Иерусалим или обратно. От древней гостиницы сохранились стены и фрагмент напольной мозаики.
Тропа проходит по участку античной римской дороги. Дорогу Цезаря — так ее официально называют - построили в 133 году н.э. С тех пор, как по дороге ступали римские легионы, она почти не изменилась. И сейчас идет параллельно современному шоссе №375
Долина Эла — один из крупных сельскохозяйственных районов.
Холм Тель Азека — место историческое. В Библии описана батальная сцена, разыгравшаяся на этом месте примерно за 1200 лет до н.э. Здесь же произошло сражение между Давидом и Голиафом.
Сверим наши часы с показанием установленных на холме солнечных часов, и в путь.
Город Бейт-Гуврин, в античные времена известный как Елевферополь, расположен на очень удобном месте — в точке пересечения важных торговых маршрутов. Люди в этом месте жили начиная с железного века и вплоть до эпохи крестовых походов. А свой расцвет город пережил в римский период. Именно в то время и было построено большинство из сохранившихся до наших дней зданий. В 2014 году руины внесли в список мирового наследия ЮНЕСКО.
Пейзаж сильно изменился. На смену заросшим хвойным лесом каменистым холмам пришли зеленые пастбища, распаханные перед посевом поля и виноградники. Уборка винограда в самом разгаре.
Лахиш, ныне известный как Тель-эд-Дувейр, был основан во втором тысячелетии до н.э. В Библии он упоминается среди городов, укрепленных царем Иудейского царства Роаоамом. Поля уже перепахали. Скоро начнется сев озимых сортов пшеницы.
Тропа проходит вдоль границы Палестинской автономии. Соседние и явно недружественные страны разделяют два ряда колючей проволоки.
Но совершенно неожиданно на пути попадается лес. Причем, крупнейший в Израиле.
Лес Ятир занимает площадь около 40 кв км. Вплоть до 1964 года здесь было пустое место. Стали постепенно сажать деревья. Сейчас их уже свыше 4 млн. деревьев.
Город Хирбат Хиран существовал в византийский период. От него остались развалины двух базилик и фрагменты стен.
Тропа идет через лес Ятир на вершину горы Амаса. Отсюда открывается прекрасный вид на долину Арад. Вырубленная римлянами дорога ведет мимо каменоломни в сторону бедуинской деревни Дарджат. Но в нее не заходит. Она проходит и мимо холма Тель Арад.
Этот холм находился на границе между зонами обитания оседлых израильтян и кочевых. Археологи раскопали руины дворцов, храмов, ворот и крепостных башен.
Арад — город русскоязычный. Иностранцев — если так называть тех, кто не говорит по-русски — здесь не больше, чем в Москве. Тут даже надписи на заборах пишут исключительно на русском языке.
Из Арада видно Мертвое море и иорданские горы Эдом. Но тропа туда не идет, а сворачивает резко на юг.
Ущелье Нахаль Елим приводит к руинам римского форпоста Зохар Руджум. Здесь проходила граница Римской империи. Дальше начинались земли варваров, от набегов которых нужно было обороняться.
Места пустынные. Дорог как таковых нет. Только тропы и колеи от колес. Транспорт иногда встречается. То трактор непонятно откуда и куда проедет. То спешащий по своим делам бедуин верхом промчится.
Пешеходов на тропе нет. Как нет и жилья. Присутствие людей где-то неподалеку выдает длинный транспортер. По нему минералы доставляют из карьера у берега Мертвого моря на обогатительную фабрику.
Мейзад Тамар — еще один римский пограничный пост. Рядом с ним проходит шоссе №45, связывающее Тель-Авив с Эйлатом.
Оазисы в пустыне встречаются редко. Но они все же есть. Один из них прячется в узком ущелье рядом с источником Эйн Зафит. После дождя здесь всегда есть хотя бы немного воды.
В пустыне Негев есть пять кратеров. Тропа проходит через три из них. Первым на пути встречается кратер Хазира. Он также известен как Мактеш Катан или в переводе на русский - «Маленький кратер». И это при том, что его длина 6 км, ширина до 4 км и глубина полкилометра.
Все израильские кратеры — это не вулканы. Хотя и очень похожи на них внешне. Они сформировались в результате эрозии. Под действием воды и ветра.
Тропа пересекает кратер Мактеш Катан по диагонали — вначале спускается вниз — ниже уровня моря, затем проходит по дну и поднимается на противоположный гребень.
Мейзад Зафир во 2-3 веках нашей эры был пограничным постом Римской империи. Место было выбрано идеально. Отсюда прекрасно видна долина Арава и находящиеся уже на территории Иордании Эдомские горы.
Тропа приводит к краю каньона Нахаль Йемин. Начинается крутой спуск. Пустынный пейзаж украшают деревья акации. Они как-то ухитряются выживать здесь без воды.
В Израиле есть государственная программа приобщения евреев, пока живущих вне пределов Земли Обетованной, к иудейской истории и культуре.
За государственный счет создаются специальные школы-интернаты. В них школьники со всего мира приезжают на два-три месяца. Как бы на стажировку. Слушают лекции по истории страны, ходят в походы.
Источник Эйн Йоркеам. Здесь всегда есть вода, а обступающие со всех сторон скалы дают тень.
После краткой остановки подъем продолжается. Тропа ведет на гребень горы Карболет. Ее название в переводе означает «Петушиный гребень». Но по внешнему виду она больше похожа на зубья гигантской пилы. Чуть зазеваешься, засмотришься на открывающиеся сверху виды, и полетишь вниз.
По ущелью Нахаль Афран тропа спускается вниз к основанию горы Карболет. Здесь начинается плато Зин. По которому предстоит идти в ближайшие пару дней. Слева виден холм Мадор. Он выделяется на общем фоне оригинальной формой и светло-бежевым цветом.
Пейзаж преимущественно плоский. Лишь изредка встречаются небольшие холмики. А самое яркое пятно — художественная галерея под открытым небом. Здесь каждый может почувствовать себя немного художником. Те, кто придут следом, оценят. И добавят что-нибудь от себя.
Чаще всего пишут что-то типа «Здесь был Вася». Но встречаются и вполне оригинальные художественные композиции. Местность такая ровная, что здесь можно не только пешком пройти, но и проехать. Самые ленивые этим и пользуются.
С плато Зин тропа поднимается на вершину горы Ход Акев. Затем спускается с нее уже с другой стороны.
Источник Эйн Акев пользуется большой популярностью. Вода здесь всегда чистая и прохладная. В ней так и тянет искупаться. Бассейн такой глубокий, что в него можно и нырять. Даже с большой высоты.
Здесь есть еще один источник. Его называют Верхний Эйн Акев. Но он не пользуется такой же популярностью как нижний. Туристы здесь так редко встречаются, что нубийские горные козлы людей совсем не боятся.
Оазис Эйн Шавив - прекрасное место для привала. Но останавливаться здесь на ночь запрещено. Чтобы не распугивать местную фауну: волков, лис, горных козлов, птиц и рептилий.
Мы вступаем на территорию заповедника «Мазок Хазиним».
Тропа идет через узкое ущелье Нахаль Хава. А затем приводит к краю кратера Рамон. Это крупнейший эрозионный кратер в мире. Его размеры поражают. 40 км в длину, до 10 км в ширину и до 500 метров в глубину.
В поселке Мицпе Рамон построили огромный туристический комплекс с видом на кратер. Сотни миллионов лет назад пустыня Негев находилась на дне моря. Затем вода стала постепенно отступать, обнажая холмистую равнину.
Примерно пять миллионов лет назад сформировалась Рифтовая долина Арава. Дожди и ветра стали вымывать более мягкую породу и оставлять твердую. Так постепенно и стал формироваться кратер. С каждым днем он становится все глубже и глубже. Открываются все более древние слои. Уже сейчас можно увидеть породы, сформировавшиеся 200 миллионов лет назад.
Стены кратера — это зримая иллюстрация геологической истории Земли.
Кратер формировался благодаря эрозии. Но в нем можно увидеть и следы вулканической активности.
Туристов сюда привозят на внедорожниках и квадроциклах. Ночуют посреди пустыни. Но в достаточно цивильных условиях.
На постоялом дворе Беерот Хан есть площадка для установки палаток — как под открытым небом, так и под соломенной крышей. Для тех, у кого платки нет, или кому в палатке недостаточно комфортно, есть и отапливаемые многоместные шатры. Есть также электричество, питьевая вода, цивильный туалет, горячий душ, буфет с прохладительными напитками и бутербродами. Настоящий оазис цивилизации посреди пустыни.
Из кратера Рамон тропа поднимается на гору Сахароним. Затем спуск вниз в ущелье. И вновь подъем - на гору Парсат Некарот. Ее название можно перевести как «Подкова». На нее она и похожа.
В кратер Рамон водят группы школьников. И земные породы изучать, и навыки ориентирования на местности осваивать, и необходимую физическую нагрузку получать.
Школьники ходят налегке. В маленьких рюкзачках с собой несут только тетради и бутылки с водой. Основной груз — палатки, спальные мешки, посуду, продукты, воду перевозят на джипах с одной стоянки на другую.
В пустыне Негев можно останавливаться не где попало, а только в специально выделенных для кемпинга местах. Их называют «ночными лагерями». До них, как правило, можно добраться не только пешком, но и на машине.
Ночь проводим в лагере Гев Холит. Он находится в ущелье Нахаль Гелед, рядом с сухим водопадом.
Тропа идет по ущелью Нахаль Некарот, затем начинает подниматься на гору Яхав. До вершины не доходит. Но и отсюда открывается прекрасный вид на окрестности.
Уже вторая половина ноября. Но днем солнце по-прежнему очень жаркое. Поэтому каждое одинокое дерево акации — это прекрасный повод сделать небольшой перерыв.
Тропа выводит в широкое ущелье Нахаль Каркешит.
Мы находимся в огромной кальдере или, проще говоря, но дне вулкана. Людям, далеким от геологии, понять это сложно. Никаких явных следов вулканической активности не видно.
Дорога благовоний или, как ее еще иногда называют, - Дорога специй — имеет такое большое историческое значение, что включена в число памятников морового значения ЮНЕСКО.
Это сухопутная часть одного из древнейших торговых маршрутов на земле. Он связывал Индию, острова Пряностей и Восточную Африку со странами Средиземноморья. В портах Аравийского и Красного морей товары перегружались на спины верблюдов. Бесконечные караваны шли через пустыню Негев к берегу Средиземного моря. Этим путем везли не только специи — такие как корица, имбирь, перец — но и ценные породы дерева, слоновую кость, золото, серебро, драгоценные камни и китайский шелк.
Древний набатейский город Моа был одним из крупнейших торговых центров на Дороге специй. Товары и деньги текли через него рекой. Здесь был большой караван-сарай, в котором останавливались на ночь погонщики верблюдов и купцы.
Недавно в Израиле появилась идея в дополнение к пешей всеизраильской тропе проложить и велосипедный маршрут, который также проходил бы через всю страну с севера на юг. Его прокладывают добровольцы. На чистом энтузиазме. В свое свободное время они колесят по пустыне, выискивая подходящие тропы. Затем пытаются соединить их в единый путь. Ориентируются по ДжиПиЭс и картам.
Тропа идет по широкому ущелью Нахаль Ашош. Переваливает через седловину в соседнее ущелье и выводит на дорогу, ведущую к входу в каньон Барак. Каньон Барак — одна из самых популярных достопримечательностей на маршруте Швиль Исраэль.
Каньон узкий, с вертикальными стенами. После дождя сюда не сунешься. Но и в сухое время года прохождение каньона требует напряжения и физических, и моральных сил. На самых сложных участках в скалу вмонтировали металлические скобки. А там, где приходится в лоб преодолевать очередной сухой водопад, повесили металлические лестницы. Подниматься по ним приходится с риском для жизни. Можно ведь ненароком сорваться и упасть с высоты в десяток метров на каменное дно. Страшно.
Из каньона Барак тропа выходит на плоскогорье. А затем вновь идет вниз и через каньон Вардит спускается в широкое ущелье Нахаль Паран.
В пустыне вода — на вес золота. Найти ее трудно, нести на себе — тяжело. Помогает взаимопомощь. Пешеходов выручают автомобилисты. Им даже не нужно голосовать. Они сами останавливаются. И вместо приветствия спрашивают: Вода нужна? В случае необходимости могут поделиться и продуктами. Народ здесь гостеприимный.
На участке Зихор — Шизафон тропа идет параллельно шоссе №40. С двух сторон — военные зоны. Свернуть некуда, пейзаж — унылый. Правильнее всего этот участок проехать. На автобусе или автостопом - как получится.
За Шизафоном тропа уходит в сторону от шоссе. Характер местности меняется. Это по-прежнему пустыня. Но уже немного другая. Камни сменяются глиной, а затем появляется и ярко-желтый, как на пляже, песок.
Песчаные дюны Касуи — одна из самых ярких и необычных достопримечательностей пустыни Негев.
И вновь вокруг лишь пустынные горы, ущелья, перевалы. На пути попадается одинокое дерево акации. Короткий привал. Есть время вскипятить чай, полистать путеводитель. И вновь в путь.
Тропа выводит на край обрыва Маале Милхан. Начинается спуск вниз в долину Арава. За ней вдалеке видны горы Эдом. Там уже Иордания.
Погода неустойчивая. Солнце скрывается в тучах. Начинается дождь.
Но ветер быстро раздувает облачность. Можно продолжить путь.
Официальный вход на территорию национального парка «Тимна». Сразу же за ним начинается ущелье Нахаль Алаксон. Затем медленный, но длинный подъем на вершину горы Тимна. В ее честь и назвали весь парк. Сверху его можно увидеть почти целиком.
В самом центре парка Тимна есть настоящий оазис - Агам Нехуштам. Искусственное озеро с фонтаном, отель, ресторан и площадка для кемпинга. Сюда легко можно доехать по асфальтированной дороге. Поэтому место очень популярное.
Тропа пересекает парк Тимна и выходит в ущелье Нахаль Рахам.
Уже вторая половина ноября. Но днем по-прежнему жарко. Все же пустыня. Лишь изредка выпадает возможность спрятаться от палящих лучей солнца под тенью акации.
Ущелье Нахаль Рахам постепенно сужается и тропа входит в узкий каньон. Начинается очередной подъем. С перевала открывается вид на Эйлат и кусочек Красного моря. До него осталось идти совсем чуть-чуть.
Проходим мимо колонн Амрам. Так называют скалы из ярко-красной горной породы. Затем сворачиваем в еще более узкое ущелье Нахаль Нетафим.
В источнике Эйн Нетафим есть немного воды. Она не течет, а просачивается из скалы капля за каплей.
Тропа выводит на шоссе № 12. По нему можно спуститься в Эйлат напрямик. Но мы пойдем окружным путем. На горе Йехорам есть смотровая площадка. Отсюда видны кусочек Красного моря и Эйлатские горы.
Соседняя гора Шеломо еще выше. И вид с нее еще лучше.
Тропа идет по ущелью Шеломо мимо пограничного перехода на израильско-египетской границе.
За 48 дней было пройдено 920 километров от кибуца Дан на крайнем севере Израиля до Эйлата. Остается только окунуться в Красное море.
Поход по тропе Швиль Исраэль завершен. Но проект «Мир без виз» продолжается. Впереди новые путешествия по безвизовым для россиян странам.

ЧЕРНОГОРИЯ: Приморская Горная Тропа

ТУРЦИЯ: Тропа Святого Павла от Перге до Бейшехира

«Израиль: Голанские высоты - Назарет» с 28 апреля по 12 мая 2018