Приглашаем в Школу Путешествий
НЕПАЛ: Тропа вокруг Манаслу
НЕПАЛ: Тропа вокруг Манаслу

Главной целью поездки стал поход по туристической тропе вокруг Манаслу. Это один из самых красивых и пока еще не чересчур затоптанных туристических маршрутов Непала.
Тропа поднимается по ущелью реки Бури Гандаки к перевалу Ларкья Ла, на высоте 5135 метров, а затем спускается вниз вдоль реки Марсьянди. На последних километрах она сливается с тропой вокруг Аннапурны.
Этот район Непала, расположенный на границе с Тибетом, долгое время был закрыт для иностранцев. Тропу вокруг Манаслу открыли только в 1992 году. Вернее, условно открыли. Сюда до сих пор можно попасть только в сопровождении сертифицированного на работу с иностранцами гида.
Вещи несут носильщики — портеры. Их услуги уже не обязательны. В принципе никто не запрещает нести рюкзаки. Но смысла в этом нет. Все равно приходится платить по 40 долларов в день за гида. Без которого в принципе можно было бы и обойтись. С тропы все равно не собьешься. Зачем же экономить по 10 долларов в день на портере? От него как раз вполне ощутимая польза. Можно идти налегке, посвящая все свое открывающимся слева и справа пейзажам.
Треккинг вокруг Манаслу — это не пеший туризм в привычном для нас смысле. Это длинная пешая прогулка налегке. Нести нужно только самого себя. Ну и, максимум, еще свой фотоаппарат. Чтобы запечатлеть открывающиеся на каждом новом повороте виды. Все вещи несет портер. А бытовые проблемы решает гид. Это не поход, а чуть ли не организованный туризм на все включено» - ночлег, трехразовое питание, чай на привалах. Конечно здесь было бы интересно пройти самостоятельно — с рюкзаком и палаткой. Но это пока невозможно. Без гида на тропу не пускают. Можно возмущаться и протестовать. Но лучше расслабиться и получать удовольствие от процесса.
Наше путешествие начинается в Покхаре, на берегу живописного озера Бава. Отсюда мы едем в городок Арунгат Базар, расположенный на высоте 500 метров над уровнем моря.
Дорога проходит по равнине среди рисовых полей и огородов. Здесь тепло и влажно. Настоящие тропики. Уже октябрь, а тут летают бабочки. Зеленеют бананы. Воды везде много. И на полях. И на дороге. Места давно обжитые.
Слева тянется гряда невысоких холмов. Справа шумит река Бури Гандаки.
Навстречу идут караваны. Дорога пока широкая. Но уже надо учиться правильно реагировать. При встрече с ослами прижиматься к скале. С противоположной стороны дороги животные могут ненароком столкнуть с обрыва.
Реки и речушки впадают в Бури Гандаки и слева, и справа. Мелкие переходим вброд. Через более крупные — по узким подвесным мостам.
С равнины мы входим в узкое ущелье, прорезающее Главный Гималайский хребет. По нему нам предстоит идти вплоть до перевала Ларкъя Ла.
С крутых склонов летят вниз водопады. Дорога все уверенней набирает высоту. На полях выращивают уже не рис, а просо.
Да пути встречаются мелкие деревушки. Величественные входные ворота. Да два-три сложенных из необработанных камней домика. Здесь плодородной земли мало. Крестьянам приходится трудиться, не покладая рук, для того, чтобы хотя обеспечить своим семьям пропитание.
В деревне Татопани в зоне видимости показалась первая снежная вершина. Это гора Шринги Химал, высотой 7187-метров. Она станет ориентиром на следующие несколько дней.
Утром уже прохладно. Тропа идет в узком ущелье. То вверх, то вниз. По осыпям и крутым подъемам. Через мелкие речки переходим в брод, через более крупные — по мостикам. Деревни здесь мелкие. Не развернешься. Места для полей нет. Да и дорогу еще не провели.
Чуть выше — на более пологих склонах — уже появляются более обширные поля. И яблоневые сады.
Сюда еще не дошел прогресс. Технология ведения сельского хозяйства практически не изменилась за последние несколько сотен лет. Все из-за того, что настоящей дороги нет. А много ли можно увезти на спинах бедных осликов.
Поселок Намрунг, расположенный на высоте 2540 метров, по местным меркам почти город. Он вымощен гранитными плитами. Здесь даже есть боковые улицы, а не только центральная. Есть здесь и ступы, и монастыри.
На смену коровам и лошадям приходят яки. Черные, лохматые, страшные. Они поначалу пугают одним своим видом. Но на самом деле эти животные сами чрезвычайно пугливые. На человека никогда не нападают. И даже не угрожают нападением.
В горной непальской деревне самое величественное и высокое сооружение — входные ворота. Они обычно сложены из таких же камней, что и остальные дома. Но имеют несколько этажей, отштукатурены и украшены разноцветными флажками с буддистскими мантрами.
Мы входим в область Кутанг или Нижний Нубри. Стена гор по правую руку — Кутанг Химал. Через его шеститысячные вершины, в семи километрах от тропы проходит граница с Китаем.
Впервые в зоне видимости появляется сама гора Манаслу. Пока только издали. Но тропа ведет прямо к ней.
Поселок Сама Ро или Самагаон, лежит у подножия Манаслу. Мы находимся уже на высоте 3390 метров над уровнем моря. Как известно, на высотах свыше трех километров могут проявляться симптомы горной болезни — повышение температуры, сонливость, слабость, учащенное сердцебиение.
От горной болезни есть только одно проверенное средство — срочный спуск вниз. В этом случае придется сходить с тропы и возвращаться назад в Покхару.
Лечить горную болезнь трудно. Но ее можно предупредить. Лучшее средство профилактики — постепенная акклиматизация. Не идти все выше и выше, а затормозиться хотя бы на один день.
Один день мы проведем в поселке Самагаон. Вверх идти нельзя. Но это не значит, что нужно сидеть на одном месте.
Утром очень даже холодно. Вода в лужах замерзает. На землю выпадает иней. Но как только солнце поднимается выше уровня окружающих гор, сразу же быстро теплеет.
Поселок Самагаон сравнительно небольшой. Люди живут в примитивных сложенных из камней жилищах. Топят по-черному. Окна не делают, чтобы не выпускать наружу тепло. Живут бедно. Работают все — от детей до стариков.
Собранное на окрестных полях зерно перемалывают в муку на водяных мельницах.
Самое заметное сооружение — буддистская ступа с молитвенными барабанами. Неподалеку от поселка у подножия Манаслу лежит озеро Биендра Тал. Его облюбовали яки. В вытекающей из озера реке они прячутся от дневной жары.
С раннего утра в путь. Пока лучи солнца не попали в ущелье, здесь по-зимнему холодно. Ручьи покрылись коркой льда. На траву и кусты выпал иней.
Проходим несколько километров до поселка Самдо. Мы поднялись еще на 300 метров вверх. Солнце еще высоко. Но дальше в этот день не пойдем. Акклиматизация продолжается. Спешить не будем.
Поселок Самдо — последний населенный пункт на пути к перевалу Ларкья Ла. Живут здесь бедно. Дома топят по черному. Дым выходит не через трубу, а через дыру в крыше. Учатся не в школьных классах, которых нет, а прямо под открытым небом. Климат здесь не очень подходящий для выращивания чего либо съедобного. Но все же есть тут и свой Мичурин. Трудно поверить, но ему удалось развести здесь настоящий огород.
В поселке есть гестхаусы, но многие туристы предпочитают ночевать в палатках. Так романтичнее.
Спокойное течение жизни нарушает появление вертолета непальского МЧС. Его вызвали для эвакуации с перевала незадачливого немецкого туриста. Горная болезнь непредсказуема. От нее никто не застрахован.
Все жители деревни слетелись на шум вертолета. Но не для того, чтобы помочь погрузить раненого. По давно заведенной традиции вертолетчики здесь делятся керосином. Как бы оплачивают использование вертолетной площадки.
Погода хорошая, но неустойчивая. По графику утром предстоит короткий перегон до лагеря Дарамсала. И там очередная ночевка. А вдруг погода испортится? Может, рискнуть? За один день пройти сразу два дневных перегона.
Стартовали рано-рано утром. Еще затемно. Рассвет встречаем уже на тропе посреди склона. Со всех сторон — снежные вершины. Речки сковал лед. Трава покрыта инеем.
Солнце вначале освещает вершины гор. Затем начинает постепенно проникать и к их подножиям.
Дарамсала — типичный альпинистский лагерь. Обычно треккеры здесь ночуют, чтобы на штурм перевала выйти рано-рано утром. Но у нас здесь лишь завтрак и короткий привал. И снова в путь. Время поджимает. Надо не только пройти через перевал Ларкья Ла. Но и успеть до наступления темноты добраться до первого населенного пункта с той стороны горы.
К перевалу Ларкья Ла ведет длинный пологий подъем. Альпинистское снаряжение не требуется. Да и специальная физическая подготовка не нужна. А вот без силы воли никак не обойтись. Здесь высокогорье. Недостаток кислорода. А самое страшное — это страх. Страх, что неожиданно накатит горная болезнь. И что тогда делать? Только поворачивать назад и спускаться вниз как можно быстрее. И это всего в нескольких сотнях метров от перевала! Вот это было бы обидно! Вчера как раз отсюда вывозили вертолетом одного из тех, кто сдался на самых последних метрах.
Никакого альпинистского снаряжения нет. Да и обувь явно не предназначена для хождения по снегу и льду. Нужно ступать очень осторожно. Спешить некуда. Никого на перевале нет. Даже группу яков никто не сопровождает. Но они идут так уверенно и напористо, что лучше отойти в сторонку.
Заблудиться невозможно. Если тропа будет завалена глубоким снегом, ориентироваться можно по высоким вешкам.
Перевал Ларкья Ла можно опознать только по пирамиде из камней. Ничего не видно. Вершину Манаслуокутало густое облако. Самый сложный на всем треке участок начинается сразу же за перевалом. Яки на четырех ногах и то спотыкаются.
Солнце растопило снег. Затем похолодало. Растаявший снег замерз и превратился в лед. Хоть на коньках катайся. Но тропа очень узкая и идет по самому краешку обрыва. Хорошо, что с погодой повезло. В облаке видно не дальше 10-15 метров. Обрыв уже не кажется таким уж страшным. Хотя на самом деле он тянется вниз на 600 метров.
Только спустившись вниз в долину слияния трех ледников можно наконец перевести дух. Горная болезнь уже не грозит. Дальше только вниз, вниз и вниз. Арктический пейзаж сменяется густым лесом с гигантскими дубами, соснами и пихтами. Сквозь стволы деревьев проглядывают покрытые снегом склоны Манаслу и Пхунги Химал. Рядом шумит река Марсьянди. Вдоль нее нам и предстоит идти.
В деревне Дарапани река Марсъянди сливается с рекой Дудх Кхола, а тропа вокруг Манаслу с более популярной и сильнее загруженной тропой вокруг Аннапурны. Навстречу идут толпы туристов.
Здесь уже и дорогу проложили. Самые ленивые или нетерпеливые могут не ходить, а ездить. Пусть и с трудом. Асфальта ведь пока нет. А выбоины и колдобины отнюдь не редкость. Приходится пересекать вброд ручейки и речки. И уворачиваться от водопадов.
Наконец, тропа сворачивает с проезжей дороги. По подвесному мосту переходим на восточный берег реки Дудх Кхола.
В поселок Тал дорогу еще не провели. Но технический прогресс и сюда проник. Да и туристов здесь давно больше, чем местных жителей.
С каждым шагом мы спускаемся все ниже и ниже. На смену снегу и осенним пейзажам приходят тропические цветы.
Туристов на тропе уже не много, а очень много. Русских нет. Но встречаются русскоязычные иностранцы.
Ослов пока еще используют по прямому назначению. И носильщике тоже не редкость. Но на этой дороге они уже выглядят явным анахронизмом. И скоро, наверняка, будут полностью вытеснены автотранспортом. Вот только дорогу заасфальтируют. Чтобы по ней могли проехать не только внедорожники, но и обычные грузовики и автобусы.
Маршрут еще продолжается. Но идти по нему и дальше пешком уже не имеет никакого смысла. Мы тоже воспользуемся оказией. И поедем назад в Покхару на автобусе.
Поход по тропе вокруг Манаслу завешен. Но перед возвращением домой стоит осмотреть Катманду и несколько близлежащих старинных городков. Без этого представление о Непале было бы одностороннее. Непал — это ведь не только горы и деревушки. Это страна с древней культурой и многовековой историей.
Катманду — столица Непала. Здесь находится единственный международный аэропорт страны. Поэтому именно с этого города начинается знакомство иностранцев с Непалом.
Центральная часть Катманду делится на кварталы — толы, образованные вокруг какой-нибудь площади. Впрочем, площадью здесь называют любой пятачок — даже всего лишь пересечение дорог.
Самая главная площадь расположена в центре Старого города. Она называется Дурбар, что означает «Дворцовая площадь». Эта площадь застроена дворцами, храмами, буддистскими ступами, пагодами и колоритными индуистскими святилищами. Ее северо-восточная часть называется Хануман Дхока, а южная — Басантапур.
Хануман Дхока — сакральный центр Катманду. Здесь сосредоточены буддистские пагоды и индуистские храмы. Присущая буддистам любовь ко всем живым существам привела к тому, что здесь в огромном количестве развелись голуби. Буддисты их подкармливают, чтоб улучшить себе карму. А вслед за индуистами сюда пришли и священные коровы.
В результате самая главная площадь миллионного мегаполиса выглядит как какая-нибудь деревенская околица.
Жизнь течет неспешно. А иногда и сосем замирает. Сама атмосфера такая расслабляющая, что даже днем тянет в сон. Только туристы носятся с места на место, стараясь все рассмотреть и сфотографировать. Со всех доступных точек. Снизу, сбоку, сверху.
Со стороны Хануман Дхока входим в Королевский дворец. Раньше в нем было около 40 внутренних дворов, но до наших дней сохранилось всего около 10. А туристов вообще пускают только в первые два.
Во дворах можно спокойно ходить и фотографировать. Но во внутренних помещениях дворца, превращенных в музей королевской семьи фотографировать категорически запрещено. На входе фотоаппараты отнимают. А внутри за посетителями внимательно следят охранники. С фотоаппаратом можно попасть только в смотровую башню. С нее открывается вид на центр Катманду.
Непал — большей частью индуистская страна. Но свои буддисты здесь тоже есть. После нападения Китая на Тибет, когда в Непал хлынула толпа тибетских беженцев, здесь появились многочисленные тибетские монастыри и храмы. Правда, большей частью они расположены не в центре города, а на его окраинах.
В 3 км к западу от центра Катманду — то ли в городе, то ли уже за его пределами - на вершине холма установили большую ступу. Ее видно издалека. Подняться наверх можно только босиком. А как иначе? Это же святое место. И не только сама ступа святая, но и весь холм с основания до вершины.
Согласно легенде, пролетая над озером, Манджушри, Бодхисаттва Мудрости, заметил прекрасный цветок лотоса. Он был так им очарован, что своим волшебным мечом рассек окружающие озеро горы. Вода стала стекать на юг в ущелье Чобхар. Цветок оказался уже не на острове, а на вершине стоящего посреди плодородной равнины холма. Позже на месте священного цветка построили ступу Сваямбунатх. Ее название в переводе означает «Возникший из ниоткуда цветок лотоса».
Сваямбуднатх — буддистская ступа. Но в Непале — преимущественно индуистском государстве — все буддистские священные места по совместительству еще и индуистские. У любой ступы всегда есть индуистские святилища, храмы и жертвенники.
Да и сама ступа — это олицетворение не присущей буддистам простоты, а индуистской склонности к пышным украшениям. Огромные глаза, нарисованные на каждой из четырех сторон, также чисто индуистская деталь. В других буддистских странах ступы так не украшают.
Вокруг ступы теснятся тибетские буддистские монастыри и храмы, ступы и статуи, а также многочисленные индуистские святилища и жертвенники. Здесь всегда дым от жертвоприношений и гвалт от гомона многочисленных паломников.
Желающих сделать жертвоприношения так много, что их организуют. Рассаживают колоннами, как на военном параде. А все положенные по традиции ритуалы совершают строго по команде.
Вообще здесь все делают строго, как положено. Даже обходят ступу только по каноническому порядку — по часовой стрелке. Лишь обезьяны наслаждаются полной свободой. Им здесь никто не указ. Поэтому — и совершенно заслуженно — эту ступу в народе и называют «Обезьяньей».
С вершины холма открывается вид с высоты птичьего полета на застроенную 2-3-этажными кирпичными домами долину Катманду.
Ступу Боднатх находится в самом центре тибетского района. Вокруг нее живут тибетские беженцы, стоят буддистские монастыри, храмы. Есть здесь и буддистский университет.
По легенде первая ступа на этом месте была уже в VI веке. У нее паломники и торговцы молились перед началом сложного путешествия в Мустанг и Тибет. А те, кто шел в обратном направлении, возносили свои благодарности Будде за благополучное завершение сложного путешествия и прибытие в Катманду.
По одной из множества легенд, связанных с историей возникновения ступы, некая вдова Джазима попросила у короля Непала участок земли, на котором она могла бы построить ступу.
Король оказался жадным — он подарил ей право занять лишь маленький участок, который можно покрыть шкурой одного буйвола. Но вдова его перехитрила. Она разрезала шкуру на узкие полоски и связала их между собой. Получилась веревка. Ей она и обозначила границы территории, на которой будет строить ступу.
Учены считают, что всего лишь красивая легенда. А на самом деле ступу построили по прямому указанию короля Сонцэна Гампо, который принял буддизм под влиянием своих жен — китаянки Вен Ченг и непальской принцессы Бирикути.
Ступа — это не просто огромное культовое сооружение, а символическое отражение буддистских представлений о структуре Вселенной. Основание ступы символизирует землю, ее полусферический свод — воду, позолоченный шпиль из 13 ступенек — огонь, зонтик — воздух, а венчающий ступу шпиль — небесный эфир. Типично непальская особенность — огромные глаза, смотрящие на четыре стороны света. Это уже индуисты добавили — для красоты.
Центральную ступу окружают ступы поменьше, статуи Будды и божеств тибетской буддистской секты Ньингма, тибетские молитвенные барабаны и жертвенники. Паломники обходят ступу по кругу. Исключительно по часовой стрелке. Своеобразной стеной вокруг ступы служат прилепившиеся вплотную друг к другу четырехэтажные дома с магазинами, сувенирными лавками, ресторанами и кафе.
Все приезжающие в Катманду туристы приходят сюда хотя бы однажды. Хотя лучше это сделать три раза — утром, днем и вечером. Каждый раз ступа выглядит немного по-другому.
Эту ступу видели и те, кто еще ни разу в Непале не был. У нее снимали один из главных эпизодов всемирно известного фильма Бертолуччи «Маленький Будда».
Ступа Боднатх служит географическим и сакральным центром заселенного преимущественно тибетцами района Катманду. Здесь на каждом шагу встречаются буддийские монастыри, школы, храмы. магазины благовоний и религиозной атрибутики, специализирующиеся на тибетской кухне рестораны и уютные гостиницы.
В последние годы район ступы Боднатх активно соперничает с районом Тамель за привлечение туристов. Среди несомненных преимуществ этого района — чистота. Конечно, не в европейском понимании этого слова. Но все же здесь значительно чище, чем в центре Катманду.
Многих сюда привлекает и «духовная аура». Здесь постоянно проходят медитации, молитвы, торжественные церемонии. В них принимают участие монахи, студенты буддистских школ, паломники. Туристам на них тоже можно присутствовать. Нужно только вести себя тихо и не мешать. Спокойно — даже с каким-то чисто буддистским равнодушием — здесь реагируют и на видеосъемку.
Древний неварский город Бхактапур, известный также как Бхадгаон и Кхвопа, находится на берегу реки Ханумате в 16 километрах к востоку от Катманду.
Основанный в XII веке Бхактапур вплоть до XV века был столицей долины Катманду. Здесь и сегодня чувствуешь себя как во времена Средневековья. Никакой присущей Катманду суеты и спешки здесь нет. Жизнь идет очень неспешно и размеренно. Здесь есть и храмы, и музеи. Но чтобы почувствовать очарование древнего города достаточно просто побродить по его узким улочкам и уютным площадям.
Бхактапур построен из красного кирпича и потемневшего от времени дерева. Говорить о чистоте — неуместно. Вся жизнь горожан протекает на улицах и площадях. Здесь и солома, и мусор, и мелкий скот. Вообще атмосфера не городская, а чисто деревенская.
Площадь перед зданием Королевского дворца в Бхактапуре по внешнему виду удивительно похожа на площадь Дурбар в Катманду. Сразу узнаваемый стиль. Однако, она значительно чище столичной. Да и просторнее.
В 1934 году многие храмы были разрушены землетрясением. Восстановили только малую часть из них.
Самый высокий храм Бхактапура стоит не на площади Дурбар, а немного в отдалении от нее. На площади Таумадхи Толе. Эта пятиуровневая пагода посвящена богине Сиддхи Лакшми. Самая замечательная деталь — украшенная статуями каменная лестница.
Храмы, ступы и святилища есть на каждой городской площади. Но сами площади используются не только для религиозных и общественных церемоний.
На вершине холма всего в 5 километрах от Бхактапура сохранился старейший храм долины Катманду.
Храм Чангу Нараян посвящен Нараяне — так здесь называют индуистского бога Вишну. По широко распространенной легенде его построили по личному указанию короля Хари Датты в 323 году. Согласно историкам, храм скорее всего построили уже в 5 веке. Кто прав, неизвестно. Проверить это уже невозможно. Изначальный храм в XVIII веке сгорел почти дотла. Сейчас мы можем видеть лишь его копию — пусть и сильно похожую на оригинал.
Храм после пожара восстановили примерно в том же стиле. Украсили позолотой, статуями Вишну — в его различных воплощениях. ЮНЕСКО включило этот храм в список мирового исторического наследия.
Патан - самое старое поселение в долине Катманду. С XV по XVIII век он был столицей независимого королевства. Но затем утратил самостоятельность.
В концеXXвекаПатан слился с Катманду в один мегаполис. Но все же жизнь здесь по-прежнему течет медленнее и спокойнее, чем в центре столицы Непала.
Формальной границей между собственно Катманду и Патаном считается священная река Багмати. Но из Старого центра Катманду сюда можно доехать на обычном городском автобусе.
Патан основан так давно, что никто точно и не знает, когда именно. Исторических свидетельств не сохранилось. По широко распространенной легенде, здесь жили уже в VIвеке до н.э., когда в этих местах побывал сам Гаутама Будда. Первые реальные исторические свидетельства относятся только к середине III века до н.э. Именно тогда по приказу индийского императора Ашока на четырех углах города установили буддистские ступы «Дхарма — Чакра».
Городская застройка в Патане очень плотная. Здесь на каждом шагу стоят старинные кирпичные дома с деревянными оконцами и дверями, и пагоды, и дворцы, и рынки... В каждом, даже в самом маленьком дворе нашлось место для ступы, буддистского храма, святилищ и статуй.
В Патане трудно ориентироваться. Свернешь из любопытства в какой-нибудь дворик. А там откроется проход еще в один, потом в третий, и так до бесконечности. Вскоре уже с трудом понимаешь, где находишься, и в какую сторону двигаться. В этом случае выход только один. Выбраться на более-менее оживленную улицу и отдаться потоку. Рано или поздно, он обязательно приведет на центральную площадь.
Центральную площадь в Патане называют точно так же, как и в Катманду — Дурбар. Хотя, вернее, сказать наоборот. Это именно местная площадь послужила прототипом для главной площади Катманду.
Конечно, Дурбар можно назвать площадью только с большой натяжкой. Больше всего это похоже на городской микрорайон, застроенный многоярусными храмами и дворцами. Между ними остались лишь узкие проходы.
В Патане никто не возьмется пересчитать все храмы. В любом дворе есть хотя бы один. Храмы также встречаются на улицах и перекрестках, в тупиках и переулках. За долгую историю развития города ими застроили практические все свободные от домов клочки земли.
Золотой храм стоит не на центральной площади. И вообще не на площади, а в узком тесном дворе, со всех сторон окруженном обычными жилыми домами. Даже гигантских бронзовых львов, охраняющих главные ворота храма, с улицы не видно. Зажатый со всех сторон храм удивительно напоминает гигантскую шкатулку, заполненную многочисленными статуями. Причем, главный персонаж здесь отнюдь не Будда. Вернее Будда, но не в его человеческом воплощении, а в одной из предыдущих жизней.
Золотой храм или по-непальски «Ква Бахал», известный также как Хиранья Варна или Суварна Махавира, был основан в XII в., но первые исторические свидетельства о его существовании относятся только к самому началу XV века. В храме запрещены любые кожаные вещи - их нужно сдавать при входе. Да и вход для иностранцев платный — как в музей.
В разгар фестиваля дасани в храме Кумбешвар в Патане просто столпотворение - все стремятся принести пожертвования, пообщаться с магами и предсказателями судьбы. Этот храм удивителен своей пятиярусной пагодой. В долине Катманду всего три таких. Одна в столице и ещё одна в Бхактапуре.
Храм Кумбешвар посвящен индуистскому богу Шива. А вода в его бассейны поступает прямиком из расположенного высоко в Гималаях священного озера Госаикунда, которое, по легенде возникло от дара трезубцем Шивы.
Буддистский храм Махабудда построен в XIV веке. Он облицован тысячами терракотовых плиток с изображением Будды.
Храм Маххабудда расположен в небольшом дворике в окружении жилых зданий, и найти его непросто. Тем более что в Непале ни на одном святилище нет таблички с его названием.
Храмов в Патане так много, что у любого нормального человека скоро уже в глазах рябит от блеска позолоченных украшений и глаза перенапрягаются в стремлении разглядеть мельчайшие элементы тонкой резьбы по камню. Очевидно, одного дня недостаточно даже для самого беглого осмотра такого сложного и заполненного древностями города, как Патан. Сюда нужно обязательно еще вернуться.
Поездка в Непал завершается. А проект «Мир без виз» продолжается. Впереди новые путешествия по безвизовым для россиян странам.











ШВЕЙЦАРИЯ: Тропа №3

ЛИХТЕНШТЕЙН: Альпийская Панорамная тропа

Непал: Культурный трек долины Катманду

КИТАЙ: Кора вокруг горы Кайлас