Приглашаем в Школу Путешествий
Вокруг света в турпоездку - 11. Камбоджа
Вокруг света в турпоездку - 11. Камбоджа

Погранпереход - это шиферная крыша на деревянных опорах и одна стена, возле которой стоит заваленный бумагами канцелярский стол. Перед ним — ряды деревянных скамеек, как в протестантской церкви.
Пограничник предложил садиться и раздал всем анкеты.
- Как заполните, подходите ко мне, сдавайте по одной фотографии и 22$.
- А у меня нет фотографии, - заявил Володя Шуванников.
Офицер так грозно посмотрел на него, будто поймал нарушителя границы. Он набрал в легкие воздуха, выпучил глаза и выпалил:
- Тогда с тебя 25 долларов!!!
Вот и вся проблема. Все же коррупция — великая сила.
Получив визы, мы погрузились в автобус и поехали по узкой асфальтированной дороге. Нас привезли к паромной переправе, где мы должны были погрузиться в деревянное корыто со старым автомобильным мотором и винтом на длинном валу.
Переплыв, мы поднялись по крутому берегу в какой-то городок. Там у нас забрали билеты, которые мы купили на лаосском острове. Взамен выписали другие — уже камбоджийские. Денег никаких за это не просили, хотя мы платили в другой стране. Мы сели в микроавтобус и поехали.
Пересекли Меконг - на этот раз уже не на пароме, а по новенькому бетонному мосту. Смеркалось. Как выяснилось, в Камбодже на дорогах еще недостаточно спокойно, поэтому по ночам здесь не ездят. Наш микроавтобус остановился у входа в отель.
- Если понравится, переночуете здесь. Если нет, можете поискать что-то другое. В любом случае, завтра в 8 утра приходите сюда. Иначе автобус уйдет без вас, - объяснили нам.
Гостиница нам не понравилась. Мы заглянули в несколько других мест и остановили выбор на отеле, по внутреннему строению удивительно похожему на американскую тюрьму — как ее показывают в голливудских боевиках. Несколько этажей с внутренним двориком. На каждом - двери комнат.
С ужином проблем не было. На набережной нашли уличную кухню. В огромном котле варился коричневый суп с мясными фрикадельками в кляре из рисовой муки. От другого котла пахло подливой, приготовленной из кокосового молока и карри. В следующем котле готовилась рисовая запеканка - каупат. Еще в одном — самый обычный рис. В соседнем тушилась рыба.
В Камбодже даже в самых примитивных уличных кухнях под легкими навесами большой выбор блюд. Живут здесь бедно, но не голодают.
Утром нам вновь обменяли старые билеты на новые. Подошел микроавтобус, и мы поехали по грунтовке, в клубах красной пыли.
От Дон Дета в Сиемриап мы ехали на четырех микроавтобусах, автобусе и пароме — по единому билету. Без помощи компьютеров лаосцы и тайцы смогли создать удобную и сравнительно дешевую систему перевозки туристов. Вот и мы, заплатив по 30 долларов за билеты, перенеслись с лаосского острова в камбоджийский город Сиемриап, расположенный неподалеку от руин Ангкора — самой главной достопримечательности Юго-Восточной Азии.
«Градообразующее предприятие» Сиемреапа, которое обеспечивает работой большинство горожан, — это грандиозный храмовый комплекс Ангкор. Здесь есть все, что нужно гостям: от гостиниц и ресторанов до интернет-кафе и мини-маркетов. Из-за сильной конкуренции (ведь обслуживанием туристов занимаются все без исключения) качество сервиса растет быстрее, чем его стоимость.
Мы почувствовали заботу местных жителей сразу же, как только вышли из автобуса. Нас окружила толпа хелперов. Каждый норовил затащить в свою гостиницу. Один из них — самый настойчивый — уговорил-таки поехать хотя бы посмотреть:
- Если вам не понравится, сможете пойти в другое место.
Естественно, трансфер на моторикше (мотороллер с коляской на двух человек) был включен в стоимость проживания — всего по 10 долларов за двухместный номер с удобствами.

Ангкор основали в IXвеке,и вплоть до серединыXVвека он был столицей империи кхмеров. В 1431 году, после семимесячной осады, город захватили и разрушили тайцы из соседнего Сиама. Местные жители покинули свои дома, а королевский двор переехал в Пномпень. Руины быстро поглотили джунгли. Корни деревьев медленно, но верно проникали в промежутки между камнями, разламывая созданные древними зодчими великолепные сооружения.
В 1601 году испанский миссионер Марсело Рибандейро, блуждая в джунглях близ озера Тонлесап, неожиданно наткнулся на развалины огромного древнего храма. Испанец не мог и представить себе, что такое величественное сооружение построили предки дикарей, которых он приобщал к истинной вере. Это открытие не стало сенсацией. Руины тогда никого не интересовали. До эпохи туризма оставалось еще несколько веков.
Позже по странам Индокитая путешествовал французский натуралист Анри Муо. Охотники, рыбаки и крестьяне из деревень на озере Тонлесап рассказывали ему о скрывающемся в джунглях «потерянном городе». Нашелся проводник. 22 января 1861 года он показал скрытую в густом лесу тропу, ведущую к исполинским храмам. Пробраться по заросшим деревьями улицам оказалось невозможно. Но и обширные террасы с чудесными барельефами, и статуи танцующих женщин, и величественные порталы храмов, и сложенные из камней крепостные стены произвели на Муо неизгладимое впечатление. Он и стал «первооткрывателем» Ангкора.
В опубликованной в 1868 году, уже после смерти ученого, книге «Путешествие в королевства Сиама, Камбоджи, Лаоса и другие области Центрального Индокитая» написано: «Увиденные мною памятники строительного искусства огромны по своим размерам и, по моему мнению, являются образцом самого высокого уровня по сравнению с любыми памятниками, сохранившимися с древнейших времен». Текст сопровождали рисунки храмов, запрятанных в таинственных джунглях. Книга стала бестселлером. В Ангкор устремились сотни, а затем и тысячи европейцев.
В 1907 году начались первые реставрационные работы. Очищать здания от зарослей приходилось с огромным риском для жизни - обстановка здесь всегда была неспокойная. Восстановительные работы прерывали войны - вторая мировая, за независимость, гражданская 1970 года, когда Ангкор был базой красных кхмеров и мишенью для американских бомбардировщиков.
Затем работы на руинах продолжились. А может, лучше было бы оставить все как есть? Такого мнения придерживался журналист и путешественник Яцек Палкевич: «Да, джунгли поглотили храмы, но они их и защитили. Так не лучше ли ограничить работы по реставрации лишь самым необходимым... с целью остановить слишком напористое наступление растительности. ...Оставить все, как есть, не нарушая волшебного сценария молчаливой и драматической борьбы, которая разворачивается здесь между величественным миром камней и не менее величественным миром природы».
Конечно, реставрацию остановить нельзя: Ангкор — это не только исторический памятник, а еще и главный источник валюты для Камбоджи. Руины приватизировали. Их стали лучше охранять. Хотя незаконные раскопки и воровство произведений средневекового искусства продолжаются. А что делать? Страна-то бедная.



Археологический комплекс Ангкор занимает площадь около 320 квадратных километров. От гражданских построек, в том числе от царских дворцов, не сохранилось ничего. Зато можно увидеть руины многочисленных храмов и ступ - в период расцвета империи кхмеров их было здесь от 800 до 1000 (по разным подсчетам). Для того, чтобы осмотреть все, не хватит и недели. Самый быстрый и дорогой способ увидеть все и сразу — подъем на воздушном шаре. Самый дешевый, но медленный — велосипедная экскурсия. Мы предпочли промежуточный вариант — проехать по стандартному однодневному маршруту на моторикшах.
Экскурсия начинается еще до рассвета - чтобы встретить восход солнца уже на месте. Вместе с прочими туристами мы пересекаем широкий ров по укрепленной камнями дамбе и, пройдя через главные ворота, оказываемся на территории Ангкор-вата. Выложенная камнями дорожка ведет к башням, похожим на обрезанные снизу початки кукурузы. Слева - заросший лотосами пруд. На его берегу толпа: считается, что именно отсюда лучше всего наблюдать, как утреннее солнце поднимается над храмом, одновременно отражаясь в воде.
Еще достаточно темно. Вспышки мыльниц в руках туристов слепят, но свет не добивает даже до дальнего берега пруда, что уж говорить о стоящем за ним храме.
- И все эти люди хотят сделать фотографию на миллион долларов! - воскликнул мой сосед, устанавливающий на штатив фотоаппарат с огромным телеобъективом. Володя Шуванников пристроился по соседству с не менее внушительной видеокамерой. Я же в который раз размышлял о том, почему в одних местах можно снимать чем хочешь, в других — только с помощью любительской аппаратуры, а в третьих — вообще запрещено.
Наконец, все желающие использовали свой шанс «сделать фото на миллион» и стали разбредаться по территории. Пройдя в арку, мы стали подниматься по широкой каменной лестнице. С каждым шагом храм увеличивался в размерах и, казалось, надвигался на нас.
Индуизм у кхмеров был государственной религией, а правитель почитался как земное воплощение одного из божеств. Размер храма воплощал военную мощь и богатство империи. Его сложная структура с множеством коридоров, галерей, башенок, лестниц и переходов отражала сложность взаимоотношений между многочисленными индуистскими богами.
Ангкор-ват представляет собой гигантскую модель Вселенной. В центре мироздания стоит священная гора Меру, обитель богов. Она окружена водами Мирового океана (его символизирует окружающий храм широкий ров), в котором плавают материки. Это крупнейшее в мире религиозное сооружение. Больше любого христианского собора, мусульманской мечети, буддистской пагоды или древнеегипетской пирамиды.
При строительстве храма использовали красно-коричневый латерит и песчаник. Каменные блоки тщательно притирались друг к другу — никакого скрепляющего раствора. Все камни, независимо от местоположения, украшались орнаментом или ажурной резьбой. Повсюду, куда могли дотянуться художники, они вырезали скульпторы, барельефы, орнаменты и статуи.
Ангкор-Тхом защищен 30-километровой стеной высотой до 6 метров и толщиной до 8 метров. Вокруг стены - ров, в котором плавали крокодилы. Огромных зубастых рептилий здесь больше нет. Но попасть на территорию по-прежнему можно только через ворота, увенчанные изображением индуистского бога Брахма. К ним через ров перекинут мост с балюстрадами в форме гигантского девятиголового змея нага, которого держат каменные истуканы (с одной стороны - боги, с другой — демоны).
В центре Ангкор-Тхома находится храм Байон. Издалека он похож на полуразвалившуюся египетскую пирамиду. Но при ближайшем рассмотрении видно, что это сложное трехуровневое здание.
Стены храма любовно украшены каменными барельефами с изображениями тысяч фигур. Тут и мифические персонажи, и сценки из обыденной жизни — петушиные бои и соревнования по тайскому боксу.
Центральная башня символизирует мифическую гору Меру. Ее окружают 52 башенки, украшенные изображением одного и того же лица со сложенными в полуулыбке толстыми губами. Эдакая загадочная кхмерская Джоконда.
Кто это? Доподлинно не известно. Самое простое и разумное предположение, что это лицо главного «спонсора» постройки храма - короля Джайявармана VII. Однако есть и другие версии. Например это может быть лик бодхисатвы Авалокитешвары. Или того же Брахмы. Или еще какого из миллиона индуистских богов и демонов.



За храмомБайон начинается Большая площадь, на которойпроходили торжественные парады. Вместе монаршей семьей на Слоновьей террасе, как на трибуне мавзолея, рядком сидели самые почетные гости. Здесь в 1297 году Индрвархман III принимал посланника китайского императора. Су Такуан гостил здесь семь месяцев и вел дневник, в котором подробно описывал, как жили и чем занимались правители кхмеров. От него историки узнали, что: «У царя пять жен и, говорят, огромное число фавориток — от трех до пяти тысяч. Лучшие семьи соревнуются между собой, предлагая ему своих дочерей, в надежде получить привилегии».
Руины храмов Ангкора похожи на строительные площадки. В процессе реставрации архитекторы пронумеровали каменные блоки, разобрали здания, спилили росшие на руинах деревья, выкорчевали корни, а камни сложили назад — в том порядке, в каком они были. Практически все статуи и многие барельефы пришлось создавать заново.
Храмы пострадали не только от муссонного климата и безжалостной природы. Не меньший урон нанесли и мародеры. Всю медь и бронзу пустили на переплавку. Во времена французов здесь паслись торговцы антиквариатом. Статуи и архитектурные детали вывозили грузовиками. Во время войны на территории Ангкора была база красных кхмеров. Они заминировали все подходы к храмовому комплексу. Боевые действия давно закончились, а люди продолжают подрываться на минах. Перед входом в храм Та Пром играет музыкальный ансамбль. У каждого музыканта нет руки или ноги.
Согласно высеченным на камнях надписям, в Та Проме жили восемь старших монахов, 2 740 монахов и 2 002 послушников. Известно также, что в подвалах хранилось около десяти тонн золотой и серебряной столовой утвари, 35 алмазов, 45 тысяч жемчужин, около 4500 полудрагоценных камней. Кормился монастырь с собственных земельных владений, на которых проживало 80 тысяч крепостных крестьян.
Сейчас Та Пром — это беспорядочное нагромождение каменных блоков, остатки колонн, полуразвалившиеся башни, проломленные стволами и корнями баньяна стены и крыши. Деревьев здесь так много, что храм выглядит как участок густого леса.

В Сиемриапе мы не стали искать городской автовокзал, а купили билеты на специальный туристический автобус до пограничного камбоджийского городка Пойпет.
Ведущую к тайской границе дорогу строят уже несколько лет. Автобус прыгает на кочках, петляя, как заяц, между кучами щебенки и ямами. Рессоры скрипят, но пока держатся. Не выдерживают покрышки. Прокололось заднее колесо. Пришлось останавливаться и латать дыру. С этим шофер и его помощник справились, но завести двигатель не смогли — аккумулятор сдох. Пассажиры засучили рукава и толкали автобус до тех пор, пока из выхлопной трубы не повалил дым.
В Пойпете автобус высадил нас прямо у погранперехода. На камбоджийской стороне мы получили выездные штампы. Затем пешком перешли через нейтральную полосу.


Вокруг света в турпоездку - 10. Юг Лаоса

Вокруг света в турпоездку - 8. Север Лаоса

Центральная Америка - 54. Антигуа

Центральная Америка - 48. Ривас

Вокруг света в турпоездку