Приглашаем в Школу Путешествий
Вокруг света в турпоездку - 12. Бангкок
Вокруг света в турпоездку - 12. Бангкок

Въезд в Таиланд для россиян — безвизовый. Для того, чтобы получить въездной штамп, надо лишь заполнить короткую анкету. И вот мы уже в новой стране, в пограничном городке Араньяпратет. На автовокзале в ожидании автобуса пробуем зажаренных до хруста кузнечиков и скорпионов.
Остров Ко Чанг («слон»), длиной в 30 км и шириной около 14 км, - второй по величине в Таиланде (после Пхукета). В северной части пляжа Хат Сай Кхао, на узкой полоске, зажатой между кромкой воды и скалами, отели с бассейнами не разместить. Но маленькие гестхаусы все же ухитрились втиснуться.
Гостевой дом «Бэкпакерс» - это несколько дощатых бунгало. Они выглядят так, будто построены из вторсырья или наспех сколочены из обломков потерпевшей крушение каравеллы. Места на скалистых утесах мало, и утлые строения только одним углом опираются на землю - три других подпирают разнокалиберные полусгнившие деревянные сваи.
В каждом бунгало есть комната, большую часть которой занимает двуспальная кровать, и узкая веранда с гамаком.
Первый раз за всю кругосветку у нас есть возможность провести почти целый день в праздном ничегонеделании на пляже.

В ранней повести Стругацких «Попытка к бегству» есть такой диалог:
«– Однако же нельзя все время работать…
– Нельзя,– сказал Вадим с сожалением.
– Я, например, не могу. В конце концов заходишь в тупик и приходится развлекаться».
Гайки выгоднее делать на крупных заводах, а не в ремесленных мастерских. Молоко дешевле производить на крупных животноводческих комплексах, а не на фермах. Вот и туристов выгоднее загнать в большое «туристические гетто». Так, в Таиланде 99 процентов гостей селят на 1 проценте территории страны - на крупных курортах, таких, как Паттайя. Дешево и сердито.
Что же предлагают организованным туристам? Суть программы «все включено» в том, что поселят в хорошем отеле и будут пять раз в день кормить. Рай? Но для кого? Для голодных бомжей?
Все люди, отправляющиеся в чужие края, делятся на туристов и путешественников. Чем они отличаются? Многим.
Путешественника никто никуда не посылал, и ничего не обещали. Поэтому, столкнувшись, например, с невозможностью найти крышу над головой, я, конечно, испытываю определенный дискомфорт. Но жаловаться-то некому! Приходится поступать по-взрослому - решать проблему. Туристам же обещали, что будет «все включено». Если вдруг чего-то не хватает, то кто-то в этом виноват — турфирма в целом или ее отдельные сотрудники. Сам же они ничего не решают, ни за что не отвечают и изменить не могут — прямо как дети малые. Отсюда и жалобы, и причитания, и скандалы, и даже судебные разбирательства. С ними приходится сталкиваться всем работникам туристического бизнеса.
В самом начале кругосветки я относился к Косте с Юрой как к попутчикам-путешественникам. Но они довольно быстро объяснили мне, что роли у нас разные: они туристы, а я — гид, который должен их обслуживать. Или отец с двумя детьми. Требовательными и капризными.
Курорт Паттайя вырос из захолустного рыбацкого поселка на берегу Сиамского залива. Его основали американцы во время вьетнамской войны. Для большинства русских туристов Патайя — это и есть Таиланд. Мы тоже не могли проехать мимо.
Вышли на шоссе, идущем примерно в трех километрах от берега моря. Я предложил до центра города дойти пешком — немного размять затекшие от долгого сидения в автобусе ноги.
Юра поставил ультиматум:
- Ты должен максимум за полчаса поселить нас в отель! Или … я не знаю, что сделаю! - он был на грани истерики.
Дело серьезное. Надо как-то выкручиваться.
Во время первой своей кругосветки я ночевал на пляже в палатке. Но туристы должны спать в отеле. Что ж, ровно через полчаса мы заходили в номер с кондиционером, бассейном и шведским столом — все, как положено.
Сенека считал, что путешествовать нужно в места «здоровые не только для тела, но и для нравов» так как «и местность, без сомнения, не лишена способности развращать». Современные моралисты таким «гнездом разврата» считают Паттайю.
Мишель Уэльбек в книге «Платформа» писал: «Дальше Паттайи ехать некуда, это клоака, сточная канава, куда сносит все отбросы западного невроза. Будь ты хоть гомо-, хоть гетеросексуален, хоть и то и другое сразу, Паттайя – твой последний шанс, потом остается только отказаться от желаний». Там, как в Греции, все есть: «гомосексуалисты, гетеросексуалы, трансвеститы… Содом и Гоморра вместе взятые. Даже лучше, потому что есть еще и лесбиянки».
Все верно. Паттайя — не только самый популярный тайский курорт, но чуть ли не всемирный центр разврата и проституции. Власти, правда, прилагают определенные усилия, чтобы ограничить секс-индустрию какими-то рамками приличий. Так, ввели ограничения на открытую рекламу интим-услуг и приставание к иностранцам в ресторанах. И увеселительные заведения теперь открыты не круглосуточно, а только до двух часов ночи.
Отель, в который мы поселились, находился в двух шагах от знаменитой Уокинг-стрит, полной ресторанов, баров, дискотек и массажных салонов - борделей. Место действия обычно - комната с огромной кроватью. Массажистка, она же банщица, моет клиента, а затем укладывает . Минут тридцать массирует, постепенно подбираясь к интимным частям тела. Дальше можно выбирать — ограничиться массажем или перейти к активным действиям.

Путешественники обычно предпочитают бюджетные варианты ночлега и питания: перемещаются автостопом или на общественном транспорте, останавливаются в гестхаусах или хостелах, едят там же, где местные жители, или сами себе готовят. Узнать их можно по единой для всех детали - они носят свои вещи в рюкзаках. Поэтому их и называют бэкпекерами (от англ. Backpacker,«человек с рюкзаком»).
Мне привычнее «бэкпакер» - с австралийским акцентом, именно в Австралии я впервые столкнулся с этим словом, и в книге «Как путешествовать» так и писал. В издательстве «Вокруг света» исправлять не стали. Ведь в академических словарях этого слова нет, значит, и нет его правильного написания. А слова нет, потому что мало самих бэкпакеров.
У нас считается: нет денег, сиди дома. Но мы, малочисленные отечественные бэкпакеры, думаем иначе. Для меня лично все началось с поездок автостопом по СССР, а затем и за границей. Мне хотелось найти единомышленников, поделиться опытом, дорожными приключениями и байками.
В 1993 году россияне получили право свободного выезда за границу — впервые за семьдесят лет. Однако это эпохальное событие, к несчастью, совпало с разгаром экономического кризиса. Казалось, свободой смогут воспользоваться только бандиты и коррумпированные чиновники. Но я к тому времени уже успел убедиться, что путешествовать за границу можно и почти без денег. О своем опыте и хотел рассказать. Мой первый литературный опыт — статья «Люди с большого хайвея». Она вышла 23 февраля 1994 года в еженедельной газете «Иностранец». Через неделю там же появилась заметка «Пипл с большой дороги». В ней от лица «Комитета по делам молодежи» давалась гневная отповедь всем апологетам малобюджетных путешествий.
Но «джин уже был выпущен из бутылки». Вместе с несколькими читателями, которые нашли меня через редакцию, мы создали «Школу автостопа». Уже в следующем году провели «Первый чемпионат России по автостопу». Затем были и другие соревнования, поездки в разные страны мира. Количество самостоятельных путешественников росло. Но вскоре стало ясно. Их у нас никогда не будет столько же, сколько и на Западе.
Олеся Новикова, описывая свое путешествие по Юго-Восточной Азии в книге «Невероятные приключения русских, или Азиатское притяжение» сетовала: «Русских бэкпакеров было крайне мало. Если быть точной, то я не встретила ни одного соотечественника с рюкзаком без предварительной договоренности, случайно за полгода странствия по самому популярному маршруту».
В развитых странах бэкпакеры — это минимум 25% от общего числа выезжающих за границу, у нас — максимум 2%. И разница не в недостатке информации, а в менталитете. Точно такое же соотношение между предпринимателями (они и путешествовать предпочитают самостоятельно) и теми, кто работает на зарплату (и привычнее обратиться в турфирму).
Массовое движение бэкпакеров зародилось в 60-е годы прошлого века. У молодежи и творческой интеллигенции денег было ничуть не больше, чем у их «коллег» в 90-х годах в России. Но у них были стремление к свободе и смелость. Желание и способность самим за себя отвечать. Молодые люди брали рюкзаки и отправлялись в путь.
В 1960 году студенты Гарвардского университета, вернувшись с каникул, собрали воедино впечатления и советы по возможностям дешевого путешествия по Старому свету.Так появился первый путеводитель серии Let’s Go. И понеслось. Огромными тиражами стали выходить книжки типа «По Европе за 1 доллар в день». К концу 60-х годов европейский континент был уже полностью освоен. Взгляды бэкпакеров стали обращаться в сторону Азии.
В 1971 году австралиец Том Уиллер с женой Маурин отправились в не совсем обычное свадебное путешествие: они добирались из Лондона в Австралию не на самолете, как все нормальные люди, а по земле. Результатом стал путеводитель AsiaontheCheap («Азия задешево»), имевший огромный успех. Уже более строгий по структуре - SouthEastAsiaontheshoestring. попал в список мировых бестселлеров, а регион Юго-Восточной Азии стал меккой бэкпакеров.
В 70-е годы прошлого века во Вьетнаме, Лаосе и Камбодже шла война, в Малайзии и Бирме действовали коммунисты-партизаны, Индонезия залечивала раны после антикоммунистических погромов и подавляла сепаратистов. Единственным островком стабильности был Таиланд. Поэтому отправлялись туда.
Первые бэкпакеры экономили буквально на всем - самый дешевый ночлег и простая еда. Например, герой романа Алекса Гарленда «Пляж» в Бангкоке поселился в номере, размером чуть больше двуспальной кровати: «Я не преувеличиваю, в номере как раз стояла подобная кровать, и между ней и стеной с каждой стороны оставалось не больше тридцати сантиметров свободного пространства... Одна из стен номера – наружная стенка гостиницы – была из бетона. Другие были из пластика. Они покачивались от малейшего прикосновения. Я подумал, что если опереться об одну из них, то она упадет, возможно, сбив другие, и все внутренние стены номеров тогда обрушатся, как костяшки домино».
Повзрослевшие и разбогатевшие бэкпакеры, как правило, переходят в другую категорию. Их называют флеш-пакеры. Это уже не безденежные студенты, а хорошо оплачиваемые специалисты, у которых время дороже денег. Но они не хотят продавать свою свободу за «все включено».
Предприимчивые тайцы уловили эту тенденцию. Поэтому сейчас рядом с классическими «бичеприемниками» - разделенные тонкими фанерными перегородками железные койки, постоянно грязное белье, 2-3 доллара за ночь - в районе Кхаосан Роад стали появляться и отели среднего класса с бассейнами на крыше, телевизорами и кондиционерами в комнатах.

Чтоб не терять времени на оформление австралийской визы (это процесс долгий), мы их получили заранее — еще в Москве. Юра с Костей — туристические, а я — бизнес-визу. Но в посольство Австралии нам все же пришлось зайти. Дело в том, что в Москве чиновники перепутали наши паспорта. В мой вклеили визу Кости, а в Костин — мою. Мы поначалу хотели оставить все, как есть. Все равно же собираемся въезжать в страну вместе. Паспорта есть, визы — тоже. Но кто их знает этих бюрократов? Могут ведь и развернуть. Лучше перестраховаться.
Зашли в посольство. Там нам зачеркнули неправильные визы. Взамен их распечатали на принтере и вклеили в паспорта другие— уже правильные. Можно ехать дальше.


Вокруг света в турпоездку - 10. Юг Лаоса

Вокруг света в турпоездку - 8. Север Лаоса

Центральная Америка - 2. В Лондоне без визы - уже второй раз!

ЛАОС: Плато Боловен