Приглашаем в Школу Путешествий
Центральная Америка - 39. Руины Копана
Центральная Америка - 39. Руины Копана

Гватемальско-гондурасскую границу в El Florido переходим пешком. Гондурасскую визу ставят прямо на границе. Такса официальная — 3 доллара (платить можно в любой валюте по официальному курсу), даже квитанцию дают (на ней так и написано: «визовый сбор — 3 доллара»).
Сразу же за гондурасским пограничным постом ждут маршрутки в городок Копан Руинас, до которого от границы всего 10 км. Они отправляются по мере заполнения (или после того, как шофер потеряет надежду заполнить свою машину под завязку).
Маршрутка высаживает пассажиров в Копан Руинас на маленькой автостанции у рынка по соседству с центральной площадью. Как и на всех центральных площадях в странах Латинской Америки здесь есть и церковь, и здание муниципалитета, и фонтан.
О том, что город не обычный райцентр, а все же туристический центр свидетельствует маленький Археологический музей — кстати, единственный музей города. Здесь в нескольких маленьких комнатках собрали стелы, и каменные алтари, древние украшения и современную керамику, а самый интересный экспонат — реконструкция раскопанного археологами погребения со скелетом и глиняными горшками.
Мы остановились в маленьком пансионе — вниз по крутой улочке от площади и на первом повороте налево.
В типичном для испанской колониальной архитектуры доме есть внутренний двор, в который выходят двери комнат. Если лет через пятьсот пансион раскопают археологи, они назовут его женским монастырем. Ведь именно так и названы все аналогичные по структуре сооружения, найденные среди руин древних городов майя.
Первым из европейцев руины Копана увидел в 1570 году Диего Гарсия Паласио. Он же дал городу и нынешнее название (Копан в переводе с языка местных индейцев — «мост»). Хотя, как позднее выяснили, в древности город назывался Хушвентик. Но вернуть старое название не удалось, и руины называют точно так же, как и в XVI веке.
От городка Копан Руинас до руин всего около километра. Прекрасная прогулка пешком — по мосту через реку и дальше по дороге. На первом повороте налево и еще немного по прямой.
Вокруг тянутся поля и жалкие кустики, лишь где-то вдалеке видны рощицы. А Стефенсу и Казервуду, которые шли примерно этим же путем, приходилось прорубаться через густые джунгли, где только с помощью мачете можно было прорубить себе дорогу.
Поначалу им никто даже не хотел выдавать точного местонахождения руин. Помочь вызвался только староста деревни (жители нынешнего городка Копан Руинас должны быть ему благодарны за возможность жить сейчас за счет обслуживания туристов), которого все звали дон Грегорио.
Ранним утром Стефенс и Казервуд в сопровождении проводника-индейца отправились в гущу девственного леса. Вначале они ехали верхом на мулах, но вскоре заросли стали такими густыми, что дальше можно было двигаться только пешком, прорубая себе дорогу мачете.
Когда путешественники выбрались на берег реки Копан, то на противоположной ее стороне они увидели заросшую лианами высокую каменную стену и разрушенную лестницу. Вокруг были и другие руины, но их было трудно разглядеть в густых джунглях. Больше всего поразили каменные стелы. Одни стояли вертикально, другие валялись на земле, третьи кажется специально были разбиты. Поверхность стел покрывали изображения фигур людей и животных, а также знаки, сильно похожие на иероглифы. Были там и огромные каменные алтари с рельефными изображениями пышно одетых людей и зверей. Высокие полуразрушенные пирамиды едва угадывались под густым покровом растительности. Все каменные здания были оплетены мощными корнями деревьев и густыми лианами.
Город был давно необитаем. Никто не знал, кто его построил, кто был его обитателями, когда они здесь жили, когда и почему ушли. Прежде, чем начинать исследование руин, нужно было проложить тропинки, очистить от кустарника и лиан каменные монументы, поднять валявшиеся на земле стелы, чтобы можно было разглядеть и тщательно срисовать имевшиеся на них рельефы.
Но прежде, чем за все это браться, исследователи поступили чисто по-американски. Они нашли владельца земли — некоего дона Хосе и купили у него затерянный в болотистых джунглях город за … 50 долларов. И только затем наняли землекопов и начали расчищать уже свои собственные законные владения.
В течение двух недель Стефенс и Казервуд упорно трудились. Первый очищал от зарослей барельефы и стелы, а второй тщательно их срисовывал. Им оставалось только строить догадки о том, кто строил здесь пирамиды и храмы, украшал их резьбой по камню. Но главное исследователи сделали — записки с красочными рисунками привлекли внимание к затерянному в джунглях городу уже «настоящих» археологов. Однако, масштабные раскопки начались далеко не сразу. Политическая ситуация в этом районе еще долго оставалась очень нестабильной.
В 1936 году археологи отвели в сторону реку Копан — она, к огромному сожалению, за сотни лет, которые город пролежал в руинах, целиком смыла или сильно повредила чуть ли не половину его зданий. Однако, и оставшиеся до сих пор еще не полностью раскопаны. Открытия продолжаются до сих пор.
Перед входом на руины Копана построили огромный информационный центр. Там можно не только купить входные билеты, но получить хотя бы общие представления об истории города, увидеть как он выглядел раньше — в виде моделей, конечно.
Как удалось установить, Копан был основан в первые века до н. э. Расцвет города пришелся на VII — VIII века. В этот период Копан контролировал большую часть территории современного Гондураса и части соседней Гватемалы. Он активно соперничал с другими крупнейшими городами-государствами майя — Тикалем, Караколем и Паленке. И в то же время это был самый дальний южный форпост империи майя. Он прикрывал империю от нападений со стороны неподконтрольных майя горных племен Гондураса и Гватемалы.
Судьба Копана оказалась точно такой же, как и у остальных крупных городов майя. В IX веке по невыясненным до сих пор причинам город был покинут (одновременно с другими городами майя, которые также примерно в это время неизвестно почему были брошены). Сотни лет на него наступали джунгли и подмывала река (безымянный приток реки Мотагуа).
От информационного центра к входу уже непосредственно на руины остается еще метров триста — по широкой хорошо натоптанной тропе, проходящей по вырубленной в густом лесу просеке. Вправо и влево в лес уходят тропы — там повсюду еще не раскопанные руины. Но мы идем вперед — в центральную часть древнего города.
Копан часто называют «Афинами древних майя». Ведь здесь центральная часть города тоже находится на холме — его на греческий манер называют акрополем. На нем и в самых ближайших окрестностях были сосредоточены пирамиды, и храмы, и площадка для игры в мяч, и жилые дома местной знати.
Пройдя через входные ворота, мы попали вначале на Большую площадь. Она примерно квадратная по форме, со стороной около 70 метров. В самом центре стоит маленькая пирамида. Скорее всего, это основание не сохранившегося до наших дней храма.
Площадь уставлена многочисленными стелами из вулканического туфа. Их здесь больше, чем во всех остальных древних городах майя вместе взятых. Видимо в Копане жил какой-то искусный скульптор, создавший свою школу.
Стелы вырезались по заказам правителей Копана — они же на них, скорее всего, и изображены (на многих стелах упоминается правитель, известный под именем «Восемнадцать кроликов»). Трудно сказать, сами ли жители Копана понаставили сразу кучу стел на одной площади, или их здесь складировали уже археологи — чтобы удобнее было охранять от мародеров и «черных археологов».
Стел много, но ими занята только половина площади, а на второй половине находится площадка для игры в мяч. Построили эту самую древнюю из аналогичных площадок в 514 году н. э.
Прямо за площадкой расположена, пожалуй, главная достопримечательность Копана — покрытая иероглифами каменная лестница, длиной около 20 метров. Для защиты от солнца и дождя над ней натянули гигантский брезентовый тент. Хотя защищать уже по сути и нечего. Только первые 15 из 63 испещренных иероглифами ступеней дошли в более-менее сохранившемся виде. Остальные в результате землетрясений были перепутаны. И археологи уже на собственный вкус выкладывали лестницу из примерно 2000 иероглифов. Нет никакой надежды на то, что когда-нибудь удастся расшифровать весь написанный на ней текст — его просто нет.
Еще дальше, за площадкой для игры в мяч находится уже сам Акрополь. На нем есть сразу две площади. Одна из них называется Площадью ягуаров — по установленным на ней каменным статуям. Вторую, безымянную, площадь можно было бы назвать Алтарной. На ней есть сразу несколько алтарей. В том числе и один удивительно большой, вырезанный из каменного монолита и покрытый сложной резьбой с иероглифами.
С дальней стороны Акрополя (с противоположной от Большой площади) в лесу разбросаны фундаменты зданий, в которых, как полагают археологи, жили местные аристократы.
Копан был крупным религиозным центром — городом пышных памятников, величественных пирамид и храмов, украшенным лицами свирепых богов. Еще его первооткрыватель Стефенс обратил внимание, что здесь очень часто встречаются изображения черепов: «На внешней стене они образовывали длинные ряды, усиливая мрачную таинственность этого места и постоянно напоминая живым о могиле и смерти. Они наводили на мысль о священном городе — Мекке или Иерусалиме неведомого народа».
Жители Копана имели привычку строить свои новые здания не на пустом месте. Они обкладывали доставшуюся им в наследие от предков пирамиду слоем земли и камней. Так получалась новая пирамида на месте старой. При этом и старую никто не разрушал, она продолжала существовать, но только уже внутри новой.
О том, что пирамиды здесь — настоящие матрешки, археологи узнали только благодаря реке Копан, которая смыла половину Акрополя. Именно река сделала поперечный срез пирамид, обнажив все напластования и древние слои. Потом и сами археологи стали копать вглубь. В результате все здешние пирамиды просто испещрены подземными ходами и туннелями. В два из них пускают туристов — вход через Площадь ягуаров.
За вход в туннели просят столько же денег, сколько и за вход на все руины. Хотя с точки зрения неспециалиста, смотреть там особо и не на что. Стены новые — их археологи выкладывали. Можно увидеть лишь несколько каменных масок (на поверхности есть и получше), а также через грязный кусок плексигласа еле-еле разглядеть угол старой пирамиды, скрывающейся внутри более новой. Эту пирамиду археологи нашли в 1989 году, что стало одной из крупнейших археологических находок века.
Сейчас эту пирамиду, названную Розалила (Rosalila — розовый храм), можно увидеть в специально созданном у входа на территорию руин Музее скульптур (вернее, сама пирамида по-прежнему внутри другой пирамиды, а в музее лишь ее точная копия). Там же хранятся и все подлинники стел и статуй, фасады зданий, найденных в Копане (на руинах, как водится, стоят лишь их копии). Здание музея современное (построили в 1996 году) и очень просторное, с огромным внутренним двором (большая часть его занята макетом пирамиды в натуральную величину). Это один из тех музеев, которые интересны сами по себе, а не как всего лишь бесплатное необязательное дополнение к руинам (впрочем, этот музей как раз не бесплатный).

Глава из книги "Центральная Америка без виз"

Центральная Америка - 37. Любители спичек в Чикимуле

Центральная Америка - 36. Вперед, в Копан

Центральная Америка 13. Город 99 церквей

Центральная Америка - 12. Шочитекатль

ЦЕНТРАЛЬНАЯ АМЕРИКА: Путешествие по Мексике, Гватемале, Гондурасу, Никарагуа, Сальвадору