Приглашаем в Школу Путешествий
Мир без виз - 59. Мертвое море
Мир без виз - 59. Мертвое море

Потратив целый день на изучение замков крестоносцев, мы вечером сели в автобус, который так быстро спускался по крутому серпантину, что казалось мы не едем, а падаем по склону Моавских гор в котлован Мертвого моря, со всех сторон окруженный безжизненными голыми горами.
Многие километры мы катили вниз по шоссе, которое проложено здесь по самому краю крутого спуска в долину. Проехали дорожный знак «уровень моря» и… продолжили спуск в гигантскую низменность, где в Иорданской долине лежит Мертвое море.
Уже стемнело, когда автобус приехал на конечную остановку, на самой южной оконечности моря. В темноте был только один источник света — распахнутые настежь внутренности сельского магазина. К нему мы и пошли.
Неожиданно у припаркованного возле обочины грузовика открылась задняя дверца и с размаху — прямо на нас. По касательной дверца зацепила Сашу Богомолову. Удар по голове, искры из глаз, ссадина. Но вроде жива. Хотя еще несколько сантиметров и ей запросто могло бы снести голову.
Зашли в магазин, чтобы смазать ссадину йодом. Продавец был сильно взволнован. Он носился вокруг нас и причитал, «Чем я могу вам помочь?», «Чем я могу вам помочь?». Потом притащил салфетки и воду, чтобы обмыть рану. Рана была не серьезная. Но он предложил.
— Давайте оставайтесь ночевать у меня.
Я вежливо отказался, и объяснил.
— Мы хотим переночевать на берегу Мертвого моря.
— Тогда давайте я вас подвезу! — обрадовался он возможности хоть чем-то загладить свою вину (из грузовика выгружали привезенные для его магазина продукты).
Вскоре мы уже мчались на «Мерседесе» (очевидно, доходы от магазина позволяют сводить концы с концами) по шоссе, проложенному по узкой полоске между берегом моря и Моавскими горами.
Слева в лунном свете поблескивала водная поверхность. Вдали у подножия гор Иудеи были видны многочисленные огоньки. А на иорданском берегу никаких признаков жизни не наблюдалось — его окутывала непроницаемая темнота. Как раз такое место мы и искали.

Если в предыдущую ночь в Петре мы ежились от холода и благодарили судьбу за возможность переночевать под крышей, то всего лишь в пятидесяти километрах оттуда, на берегу Мертвого моря было по летнему тепло.
Высоко над нами сверкали звезды, на противоположном берегу виднелись огоньки израильских поселений. Нас обдувал мягкий бриз и со стороны моря доносился шелест волн. А вокруг был лишь залитый лунным светом пустынный берег. Других желающих кемпинговать в этой части побережья не было. А гостиницы и современные лечебно-реабилитационные центры строятся на крайней северной оконечности моря, недалек от впадения в него реки Иордан.
Долина Иордана, в которой лежит Мертвое море, представляет собой разлом в земной поверхности, гигантскую яму, в которой летом нестерпимо жарко как на гигантской сковороде. А в начале ноября было просто по-летнему тепло.
Уникальность Мертвого моря, прежде всего, в самом его положении — в самой низкой точке на земле, на 408 метров ниже уровня мирового океана. Кроме того, это еще и самый соленый водоем планеты. В воде можно найти чуть ли половину таблицы Меделеева — от брома и хлора до редкоземельных металлов. Содержание солей здесь 350 гр./литр — почти в 8 раз больше, чем в среднем в мировом океане.
Волны набегают на усыпанный галькой пляж мелкими, маслянистыми рядами. На берегу нет ни раковин, ни травы, ни кустиков — никаких признаков жизни. В воде не водится рыба и не растут водоросли. А причина в том, что Мертвое море представляет собой огромный химический котел. В гигантскую яму впадает река Иордан, да несколько мелких речушек. Отсюда ничего не вытекает. Некуда! Вода может уйти только одним путем — испарившись. А соль и другие тяжелые химические вещества остаются.
Купание в очень «плотной» и маслянистой на ощупь воде оставляет незабываемые впечатления. В ней невозможно утонуть. Но и плавать не просто. Как писал Марк Твен в книге «Простаки за границей»: «Лошадь совсем теряет равновесие в Мертвом море, не может ни плыть, ни стоять, она тут же опрокидывается на бок».
У нас получалось лишь немногим лучше. Мы могли спокойно лежать на спине. Но стоило повернуться на живот, чтобы сделать хоть несколько гребков, как позвоночник сразу же выгибало дугой, а руки и ноги торчали над водой. Брызги летели во все стороны. Стоило хотя бы самой маленькой капле попасть в глаза, как мы сразу же и «слепли». Приходилось на ощупь выбираться назад на берег.
Но и на берегу пресной воды не было. Мы же купались не на территории отеля, где обязательно есть душ, а в диком безлюдном месте.
Вода на теле быстро высыхала и превращалась в колючую соляную корку, горькую на вкус. Надо было искать срочно искать, где бы ополоснуться.
Вышли на дорогу и стали голосовать. Остановился микроавтобус с тремя парнями. Мы посмотрели друг на друга и… попадали от хохота. Они тоже были с ног до головы покрыты толстым слоем соли.
Так мы познакомились с тремя неразлучными приятелями — Саудом, Саламом и Махмудом. Они вместе работают на стройке в Аммане, вместе живут в общежитии. И свободное время друзья предпочитают проводить вместе. В этот день они так же купались на «диком» пляже. И точно так же теперь искали, где бы ополоснуться.
Горячие источники Хаммамат Маин известны уже четыре тысячи лет. По легенде, они были найдены чернокожим рабом царя Соломона, и позднее здесь совершали могущественные магические обряды. Считается, что вода в них исцеляет от самых запущенных форм ревматизма, неврита и сопутствующих им болезней. Говорят, здесь лечился сам Ирод Великий. Недавно французская компания взяла источники в аренду. На берегу построили пятизвездный отель, и подход к воде теперь платный.
— Зачем платить по 10 евро, — сказал Махмуд (он вел микроавтобус и был в компании троих приятелей самым главным) и повел нас за собой, вдоль стены.
Без помощи приятелей нам бы самим не удалось найти обходной тропы. Пришлось перелезать через стену, затем карабкаться на скалу, спускаться с нее в ущелье, затем опять наверх и вниз. И только после этого мы вышли к узкой расщелине в вулканических горах. В воздухе стоял хорошо различимый запах сероводорода, а камни были покрыты пятнами и полосами минеральный отложений.
Воды в реке было по щиколотку. Но в ней встречались и водопады до трех метров высотой, и «омуты» — глубиной до 30—50 сантиметров. Можно, наконец, смыть с себя толстую корку соли.

По пути в Амман приятели сделали крюк, чтобы показать нам гору Небо. Интересно, что сами они там раньше никогда не были. Поэтому ориентировались по указателям (все надписи — только на арабском), спрашивали дорогу у водителей и редких пешеходов.
Согласно Библии, именно с горы Небо, вершина которой находится на высоте 802 метра над уровнем моря, пророк Моисей впервые узрел Землю Обетованную. Здесь же его позднее и похоронили — где конкретно, неизвестно до сих пор.
В III — IV веках на горе построили мемориальную церковь, а в VI веке на ее месте возвели византийский храм. Он стоит на том самом месте, где, согласно традиции, стоял Моисей, когда Господь «показал ему всю землю от Гилеада до Дана».
На смотровой площадке, устроенной для туристов на обрыве, стоял специальный указатель направлений для тех, кто плохо знаком с географией. Можно было понять, в какой стороне находятся гора Хеврон, высокогорье Иудеи и Самарии, Иорданская долина.
От стоявшего у края обрыва храма сохранилось лишь несколько колонн, немного мозаики, а также камень, который считается тем самым, на который ступал Моисей.
Гора Небо всегда считалась священным местом. И сейчас на ней можно увидеть объекты, разделенные двумя тысячелетиями — древние византийские мозаики и авангардный «Змеиный крест», сваренный из ажурных металлических конструкций.
В Амман мы приехали уже поздно вечером. Приятели высадили нас у автовокзала на площади Абдали. Там как раз грузился последний в этот день автобус в Сирию. Причем, шел он не в Дамаск, а на крайний север страны — в Алеппо.

Глава из книги "Вокруг света без виз"

Мир без виз - 58. Карак

Мир без виз - 13. Монастырь Острог

Центральная Америка - 25. Руины на берегу Карибского моря

Центральная Америка - 12. Шочитекатль

Поход с Валерием Шаниным по Иорданской тропе в Иордании (25 октября - 05 ноября 2018)