Приглашаем в Школу Путешествий
Мир без виз - 64. Крепость Масиаф
Мир без виз - 64. Крепость Масиаф

Проведя ночь и утро на руинах Афамии, мы отправились дальше на юг Сирии. Даже и не подумали искать автовокзал. В сельской местности, с мелкими городками и поселками, где как раз и пролегал наш путь, самый удобный способ передвижения — автостоп.
На дороге останавливался даже не каждый второй, а каждый первый. Проезжали мимо только те, кто не мог взять нас по уважительной причине. А к ним здесь не относится ни отсутствие места в машине — мы ехали в открытом кузове или забирались втроем даже в самую маленькую кабину, ни необходимость свернуть с дороги — нас подвозили и на 200—300 метров.
Как-то мимо проезжал мотоциклист. Он наверняка стал бы уговаривать поехать с ним, будь нас хотя бы двое. Но посадить на заднее сиденье мотоцикла сразу троих, да еще и с рюкзаками, было нереально даже в Сирии где представления о загрузке транспортного средства значительно шире, чем у нас. Но и просто проехать мимо он не мог.
В Сирии встреча с европейцем считается удачей, в встреча сразу с тремя — почти как выигрыш джек-пот в лотерее. Мотоциклист долго крутился около нас, уговаривая хотя бы на пять минут зайти с ним в кафе, чтобы он смог угостить нас чашечкой кофе или стаканом чая. Пришлось согласиться. Нельзя же обидеть человека. Естественно, на прощанье он настоял, чтобы мы записали его адрес и телефон.
— Будете проезжать мимо, заходите в гости!
Точно так же поступали и водители всех без исключения машин, на которых мы проехали хотя бы 100 метров. Вскоре моя записная книжка распухла от имен и адресов. Хотя я понимал, что вряд ли удастся к ним попасть. По единственной причине. Стоит в Сирии спросить у кого-нибудь дорогу к нужному дому, как сразу же в ответ услышишь: «Зачем тебе туда идти? Переночевать? Можешь и у меня остановиться. Я приглашаю!».
КРЕПОСТЬ ИСМАИЛИТОВ В МАСЬЯФЕ
Из очередной попутки мы вышли у замка Масьяф — полуразрушенной крепости, возвышавшейся на скале посреди города. Внутри было много зданий, переходов, внутренних двориков, сводчатых подвалов и уходящих далеко вглубь каменных лестниц. Но важнее не камни, а связанная с ними история.
Политическая остановка в Сирии всегда была сложной и, с точки зрения европейцев, крайне запутанной. В борьбу местных кланов и религиозных групп всегда вмешивались соседи. Нападали и с юга — из Египта, и с востока — из Ассирии, Персии, Средней Азии и даже Монголии, и с севера — из Европы.
Христиане и мусульмане разных сект и направлений так активно поддерживали своих единоверцев, что здесь никогда не было чисто внутренних конфликтов. Победа или поражение той или иной воюющей стороны зависели не только и даже не столько от жителей Сирии, сколько от общего расклада сил на мировой арене.
В XII веке на территории Сирии появилась армия крестоносцев. Христиане пришли на Святую Землю с целью освобождения Гроба Господня от мусульман. Однако, здесь уже были свои христиане — греки, сирийцы, армяне. Они совсем не обрадовались появлению «освободителей». Для них это означало лишь подчинение новым хозяевам, пришедшим из Западной Европы. Но и мусульмане не выступали против крестоносцев единым фронтом. Они были раздроблены на несколько враждующих между собой направлений и сект.
Большинство мусульман — сунниты («люди веры»), или традиционалисты; меньшинство, обитающее преимущественно в Ираке и Иране, — шииты, которых сунниты считают «раскольниками». У каждого направления есть своя религиозная иерархия, свои святые, свои священные места, свои праздники и своя собственная интерпретация Корана.
Шииты делятся на большое число сект и направлений. Среди них есть умеренные — шииты-двунадесятники и радикальные — исмаилиты, алавиты, алевиты и другие. Они составляют сравнительно небольшой процент от общего числа мусульман, но отличаются большей решительностью и организованностью. Шиитские секты, несмотря на свою сравнительно малую численность, имеют большое политическое влияние и представляют из себя хорошо организованную военную силу.
Во время появления в Сирии крестоносцев самой известной и влиятельной шиитской сектой была секта исмаилитов, известных также как низариты и ассасины. Ее штаб-квартира находилась в замке Аламут в Западном Иране.
В Сирии исмаилиты владели несколькими хорошо укрепленными замками, и главным из них был Масьяф. В 1169 году из Аламута сюда прибыл Синан ибн Салман ибн Мухаммед, также известный под именем Рашид ад-дин Синан аль-Басри (1162 — 1192). Он был не только духовным лидером и храбрым воином, но и опытным политиком. Оценив сложившуюся в Сирии обстановку, он понял, что в окружении сильных врагов его маленькая секта сможет уцелеть только с помощью нетрадиционных методов ведения войны.
Синан занялся созданием, как сказали бы сейчас, отрядов специального назначения. В них набирали фанатичных убийц-смертников — фидаи. Говорят, что в процессе подготовки боевиков использовался гашиш. С его помощью вызывали галюциногенные переживания. А адептам говорили, что они краешком глаза заглянули в рай, в который попадут насовсем, если пожертвуют своей жизнь ради общего дела. Именно поэтому исмаилитов стали называть хашишины или ассасины. А в ряде европейских языков слово ассасин стало обозначать «убийца».
Никакая личная охрана не могла гарантировать защиту от фанатиков, готовых выполнить приказ на уничтожение даже ценой собственной жизни. А в «черный список» попадали все, кто представлял угрозу интересам исмаилитов — как мусульманские халифы и визири, так и князья и бароны крестоносцев. К ним отправляли убийц-смертников.
Пользуясь хитростью и коварством, ассасины близко подбирались к вельможе и наносили смертельный удар отравленным кинжалом. После выполнения свой миссии убийцы даже не пытались скрыться с места преступления. Они либо погибали от рук охранников, либо сами кончали жизнь самоубийством. Ведь их на совершение террористического акта толкало стремление погибнуть героем — и сразу же попасть прямиком в рай, минуя чистилище.
В августе 1176 года на Масьяф напал знаменитый полководец, ставший к тому времени уже султаном, Салах-ад-Дин. Однако вскоре он без всяких видимых причин снял осаду и увел свои войска. В качестве объяснения такого странного поступка рассказывают такую историю. В лагерь Салах-ад-Дина пришел личный посланник Синана. Он сказал, что послание он может сообщить лишь наедине. Султан отослал своих придворных, оставив при себе лишь двух телохранителей. Посланнику он заявил, что безгранично им доверяет: «Эти двое мне как сыновья. Я и они — одно». Тогда посланник обратился к охранникам: «Если бы я от имени моего Учителя приказал вам убить этого султана, выполнили бы вы мой приказ?» Они тут же обнажили клинки: «Приказывай!». Неудивительно, что такой случай, если он действительно имел место, произвел неизгладимое впечатление на султана. Он снял осаду Масьяфа и позднее никогда даже не помышлял о нападении на исмаилитов.
Убийцы — ассасины использовались и в разборках между враждовавшими кланами среди крестоносцев. Так, например, в 1192 году, незадолго до смерти самого Синана, два фидаи (убийцы-ассасины) под видом христианских монахов пробрались во время службы в церковь и убили Конрада Монферратского, короля Иерусалимского.
После Синана исмаилиты продолжали политику лавирования между враждовавшими кланами крестоносцев и сунитов. Для сохранения своей независимости они заключали временные союзы то с одной политической силой, то с другой — как с христианскими баронами, так и суннитскими вождями.
В 1271 году султан Египта Бейбарс узнал, что исмаилиты готовят на него покушение, и предпринял решительные действия. Сирийский орден ассасинов был официально распущен, а замки разрушены.

Глава из книги "Вокруг света без виз"

Мир без виз - 63. Руины Афамии

Мир без виз - 62. Дорога в Афамию

Мир без виз - 57. Монреаль замок крестоносцев

Мир без виз - 54. Вади Муса

Ближний Восток