Приглашаем в Школу Путешествий
Путь чая — 25. Пейзажные парки и сады
Путь чая — 25. Пейзажные парки и сады

Мы приехали в Сучжоу за тем же, за чем и все остальные туристы. Посмотреть на уникальные городские поместья, представляющие из себя настоящие высоко художественные садово-парковые ансамбли. Трудно подобрать подходящее слово для описания таких удивительных и необычных сооружений. Чаще всего их называют парками или садами. Но ни то, ни другое слово не может точно описать, что это на самом деле такое. Ведь близких аналогов нет ни в одной другой стане мира. Да и в Китае, как выясняется, таких поместий больше нигде нет — по крайней мере, в таком количестве и разнообразии видов. Поэтому-то сюда так многие и стремятся приехать. Сейчас Сучжоу, без сомнения, относится к числу самых популярных туристических направлений.

Китайский дом как крепость

В Китае очень трудно попасть к кому-нибудь в дом. Англичане говорят, что у них «дом — крепость». Но по сравнению с китайскими домами английские дома — это никакие не крепости, а чуть ли не открытые для всех проходные дворы. Вот традиционный китайский дом — это действительно настоящая крепость! Для начала сам традиционный китайский дом - «сыхэюань» («двор о четырех углах») так просто и не увидишь. Взору предстает только окруженный со всех сторон глухой кирпичной или глинобитной стеной выше человеческого роста участок земли. К этой стене изнутри прилепились различные строения, обращенные фасадами, дверями и окнами исключительно во внутренний двор. В наружной стене никаких окон нет и в помине. В выходящей на улицу или проезжую дорогу части стены сделаны ворота — такие же высокие и глухие, как стена. Больше того, чтобы кто ненароком не заглянул внутрь в тот момент, когда ворота открыты, прямо за ними стоит стена-ширма.

Императорские сады

Первые сады появились в Китае примерно в серединеII тысячелетия до н.э., одновременно с императорскими дворцами, храмами и гробницами. Огромный парк окружал дворец императора Цинь Шихуанди (настоящее имя Ин Чжэн, 259—210 гг. до н.э.). Первые парки были всего лишь участками естественной природы (их называли «парками красивых мест»). Но уже у императора Хань У-ди (140—87 гг. до н. э.) в парке, занимавшем около 20 кв км к югу от Чэннани (современный Сиань) природу улучшали - искусственными гротами, ручьями и дорожками, сажали декоративные деревья и кустарники. В парке было восемь водоемов. А расположенные строго по частям света мощеные камнем и мраморными плитами аллеи были украшены скульптурами мифологических персонажей. Позднее в парках стали строить павильоны, беседки, пагоды, галереи, стены, мосты, балюстрады...
Дворцовые парки представляли из себя модель мироздания. В них свозили камни, растения и зверей со всех краев Поднебесной, создавали миниатюрные копии реальных озер, гор и дворцов правителей завоеванных стран. В парках сооружались и «божественные горы» — обители бессмертных небожителей. На вершинах этих гор устанавливали медные зеркала для сбора росы (ее почитали как «нектар богов») и бронзовые статуи небожителей. Постепенно мифологическая символика парка становилась менее важной. Важнее стало эстетическое впечатление от рукотворных «гор» и «вод». Парк стал уже не символическим отражением всей Вселенной, а зримым образом земного рая.

Частные сады

Изначально создание парков было исключительно императорской привилегией. Первый официально зарегистрированный частный парк создал известный буддистский философ и государственный деятель эпохи Шести династий - Сунь Чо (314 — 371). В своей столичной резиденции он построил скромную хижину под вековой сосной. Туда он удалялся отдохнуть от суетных дел, вместо того, чтобы уезжать куда-нибудь в горы. Вскоре по его примеру свои сады и парки стали создавать и другие частники.
Первый настоящий пейзажный сад «Пристанище сокровенного» () был разбит в конце V века наследным принцем на территории своей столичной резиденции. Отличие такого парка от официального в первую очередь заключалось в том, что он предназначался не для государственных церемоний, а для дружеских и интимных встреч. Сад был окружен высокими стенами, вдоль которых тянулись заросли бамбука. В самом центре стояла буддистская пагода, а у ее основания протекал ручей. По берегам ручья в живописном беспорядке были разбросаны причудливой формы валуны, специально привезенные с ближайших гор. Еще один аналогичный сад в том жеV веке был создан ученым Дай Юном. Он был скромнее по размеру, но «горы и воды» там тоже были. Для этого специально изменили русло речушки, а на берегу сложили из камней некое подобие горы с небольшим гротом.
Разбивать сады в городских усадьбах знати стало правилом хорошего тона. В минимальный набор элементов входили пруд с извилистыми берегами, фруктовые деревья (не ради плодов, а ради цветов), заросли бамбука.
В отличии от императорских регулярных парков, распланированных в строгом соответствии со сторонами света, с ровными аллеями, частные сады были пейзажными парками и больше напоминали куски дикой природы. Даже в самом маленьком садике были уголки, которые полагалось посещать в определенное время дня или в определенном настроении.
Сады в Сучжоу стали своеобразными эталонами таких пейзажных парков. Позднее по их образцу стали создавать и императорские парки — также уже не регулярные, а пейзажные.
Эти парки отметил в своих записках и первый российский посланник Николай Гаврилович Сапфарий (настоящее имя Милеску Николаэ Спэтарул, 1636 — 1708), побывавший в Китае в 1675 году: «Из тех городов большие построены суть по берегам по большим рекам, по которым и судами ходят, и предместья их построены великие и прекрасные, и загородные дворы и сады, в которых китайцы летом гуляют».
Сады в Сучжоу разбивались в тихих переулках, среди неприметных домов, также отгороженных от чужого взгляда. Если не знать, за какой стеной обычный дом, а за какой — сад, то по внешнему виду их и не отличишь. Только войдя за ворота, понимаешь, что попал не в скучный внутренний двор, окруженный жилыми строениями, а в уголок живой природы.
При создании сада (или пейзажного парка) стремились воспроизвести дикую природу пусть и в миниатюре, но во всей ее целостности и многообразии. Поэтому сады обычно разделены стенами или густыми зарослями (кустарника или бамбука) на многочисленные, хотя и сравнительно небольшие соединенные проходами участки.
Сад, как образ «мира в миниатюре» должен отражать всю полноту бытия. В нем обязательно должны присутствовать все основные элементы природы — земля, вода, камни, растительность. И все это находит отражение в едином гармоничном единстве искусственных горок и водоемов с архитектурными сооружениями, цветами, кустами, бамбуковыми зарослями и деревьями.
В саду все проникнуто символизмом, основанным на китайской мифологии. Окружающая сад стена служит символом отшельнического уединения. В классических садах стену обязательно делали очень гладкими и красили в белый цвет, чтобы они служили фоном для красочных садовых композиций.
Основные элементы композиции — гора (символ неизменности и мужского начала - ян), вода (символ изменчивости и женского начала - инь) и дерево (символ взаимосвязи Земли и Неба, мужского и женского начал). В воде (ручей или пруд — по возможности) обязательно разводят золотых рыбок — их резвость и игры, по словам известного даосского философа Чжуан Цзы, наглядно изображают «естественность природы».
Замкнутый водоем с горами посередине служит символическим изображением островов Пэнлай, мифологической обители даосских бессмертных.
На берегу водоема обязательно возводят домики или беседки. Отражаясь в водной глади они служат наглядным изображением космоса, состоящего из единения Земли и Неба. И в то же время наглядно иллюстрируют относительность иллюзорного и реального существования.
Особое место в парке занимают мосты. «Лунные мосты», которые представляют из себя одну полукруглую (овальную) арку, при отражении в воде действительно по форме становятся очень похожи по своей форме на диск Луны в полнолуние. Но эти же мосты можно рассматривать как символическое изображение вечного круговорота жизни и универсума, состоящего из двух противостоящих друг другу начал — Небо и Земля или Инь и Ян. Мосты с воротами и зигзагообразные мосты создают ощущение разворачивающегося пространства и символически изображают петляющие тропинки, уводящие в глубину гор. Это впечатление усиливают и расставленные вдоль них горшки с цветами и растениями.
Особое значение придавалось камням, которые должны были изображать горы. Использовавшиеся при создании садов камни различаются по конфигурации, структуре, цветовой гамме. Одиночная глыба, особенно в сочетании растущей по соседству одинокой сосне, символизирует горный пик, а группа камней — горную гряду, скалистый берег или каньон. Особое внимание уделяется сочетаемости камней с растительностью. Под соснами принято размещать камни с шероховатой поверхностью, среди бамбуковых зарослей — удлиненной формы, на ровных участках — изящной причудливой формы. Камни также могут представлять из себя модели каких-то конкретных священных гор.
В создании городских садов проявилось исконное стремление китайцев к «срединному пути», к жизни между крайностями «мира цивилизации» и «мира природы». В пейзажных садах отсутствуют не свойственные естественной природе прямые линии, симметрия, газоны. Здесь нет и привычных по европейским паркам статуй, аллей, клумб. Нет ничего, что однозначно свидетельствовало бы об их искусственности. Нет и двух одинаковых садов. Как и природа, каждый сад — уникален, хотя и разбит в соответствии с общими эстетическими принципами. Советский писатель Сергей Павлович Залыгин (1913 — 2000), побывавший в Сучжоу в 1956 году, писал: «Парки Сучжоу — это прежде всего сочетание воды и естественного камня, камня без шлифовки и отделки. Площадь самого большого из них — всего два гектара, но, чтобы обойти эти два гектара, посмотреть все, что на них расположено, - нужно, вероятно, целый день, быть может, и больше».

Путь чая — 24. Мы едем в город-сад

Путь чая — 13. Западное озеро

Путь чая — 6. Шанхайский музей

Мир без виз - 58. Карак

100 самых красивых и удивительных мест России, которые необходимо увидеть