Приглашаем в Школу Путешествий
Путь чая — 51. Бывший европейский остров
Путь чая — 51. Бывший европейский остров

Жителями провинции Фуцзянь много хлопот доставляли речные разбойники и морские пираты. Каждый город защищался как мог. Именно для защиты от пиратов, например, в Чуну построили высокую крепостную стену. Но были и города, на которые пираты никогда не нападали. По той причине, что сами там жили и прятались от преследований.
Одна из крупных баз пиратов находилась в районе бухты Сямэня (также Сямэнь или Амой). В XVIIвеке на острове Сямынь была ставка знаменитого «пиратского адмирала» Чжэн Чэнгуна. Именно отсюда в 1661 году он повел свой флот на завоевание острова Тайвань. Вернее, на освобождение его от обосновавшихся там голландцев. После того, как операция по освобождению прошла удачно, пираты перебазировались отсюда на Тайвань. А город Сямэнь постепенно стал превращаться в крупный торговый порт.
Вначале здесь появились португальские торговцы, затем англичане и голландцы. Но затем у китайцев произошло очередное обострение болезни «мы сами по себе». И в 1757 году порт закрыли — сразу для всех иностранцев, без мелочного разделения их на правых и виноватых. Иностранцы-европейцы повели себя ничуть не лучше варваров, от которых китайцы так же безуспешно пытались отделиться Великой стеной. Если не захотели их принять по-хорошему, то над пробиваться в Китай силой! И началась война. В соответствии с условиями Нинкинского мирного договора, подписанного 29 августа 1842 года, Сямэнь, наряду с портами в Гуанчжоу, Фучжоу, Нинбо и Шанхаем, открывался для английской торговли — с правом учреждения английского консульства. Интересно, что два из пяти портов находились в провинции Фуцзянь. И это было далеко не случайно. Именно в этой провинции тогда производили большую часть черного чая, который экспортировали в Европу. И наличие портов в непосредственной близости от чайных плантаций было очень важно для удешевления перевозок чая.
За англичанами в Сямэнь потянулись и другие европейцы — они тоже с удовольствием закупали китайский чай. И вскоре здесь, как и других открытых для иностранцев портовых городах, стала возникать европейская колония. Селиться европейцы предпочитали обособленно — китайцев они немного опасались и в то же время презирали (после запрета работорговли вместо рабов по всему миру стали переводить китайцев — уже как бы и не рабов, а гастарбайтеров, но по сути так же нахально и бесцеремонно).
В Сямэне иностранцы, по большей части торговцы чаем, предпочитали селиться на маленьком островке Гуланъюй (остров Гулан), площадью всего 1,72 кв. км. И вскоре на нем возникла сплоченная европейская колония — почти как в Шанхае. Дома строили, конечно, в европейском стиле — вернее, в колониальном, с учетом более теплого, чем в Европе, климата. Особняки сохранились, хотя и поменяли владельцев. Сейчас они принадлежат китайским богачам. А сом остров безраздельно принадлежит … туристам.
Чтобы попасть на остров из центра города нужно преодолеть пролив Сягу (или Лицзян), ширина которого около 600 метров. Остров связан с материком (вернее, с большим островом Сямэньдао, на котором находится город Сямэнь) паромной переправой. Можно купить дешевый билет на паром, снующий по кратчайшему расстоянию — на остров и обратно (билеты сразу продают в обе стороны, как это часто делают на других паромных переправах на острова). Но есть и более интересный вариант, рассчитанный уже не на местных жителей (на острове живет около 20 тыс. человек), а исключительно на туристов.
На этом маршруте паром на пути туда идет не напрямик — это заняло бы всего лишь минут 10-15. Нет. Он вначале обходит вокруг всего острова и только затем пристает к пристани на обращенном к городу берегу. В результате поездка занимает почти час. Зато можно получить общее представление о размерах острова и его самых интересных и самых заметных достопримечательностях.
На обратном пути такого круиза уже не устраивают. Всем и так хочется побыстрее вернуться назад к цивилизации.

На острове

Сейчас остров представляет из себя огромный парк культуры и отдыха (больше все же отдыха, чем культуры). Не стоит и надеяться на то, что удастся спокойно и неспешно прогуляться по тихим улочкам, разглядывая особняки и дачи.
Буквально повсюду встречаются толпы жующих, слоняющихся без дела и позирующих перед объективами фотоаппаратов на любом мало-мальски подходящем фоне туристов. Есть здесь и пляж, и точно такой же битком забитый народом,
На острове сохранились здания консульств Великобритании, США, Японии, католическая церковь, руины казарм, Ботанический сад. Несколько старых зданий превратили в дома-музеи, посвященные памяти их знаменитых обитателей, а также создали парк скульптур, посвященный самому знаменитому земляку — адмиралу Чжэн Чэнгуну.
Величественная скульптура героя — почти как статуя Свободы — встречает всех, прибывающих на остров. Даже странно, что остров еще не переименовали в честь этого знаменитого пирата.
На острове нет ни автомобилей, ни мотоциклов, ни скутеров, ни даже велосипедов. Запрещены вообще все виды транспорта — чохом!
Да собственно говоря, на запруженных людьми улицах вряд ли какой транспорт и протиснулся бы. Сейчас на колесах здесь передвигаются только тачки, которые толкают или тянут исключительно вручную. Вот так и получается — одни борются за экологию, а другие вынуждены полагаться не на механизмы, а на грубую мускульную силу. Правда, желание заработать на туристах все же пересилило. И на острове все же запустили колесный транспорт — туристические автопоезда. Поэтому под колеса велосипеда или мотоцикла здесь не попадешь, но от автопоездов приходится периодически шарахаться в сторону.

Старый город

В то время, как остров Гуланъюй законсервировали, сам город Сямэнь активно перестраивается. Есть здесь и оригинальная система общественного транспорта. Вдоль центральной улицы проходит эстакада. Наверху казалось бы естественным увидеть что-то типа легкого метро, линии электрички или хотя бы скоростного трамвая. Ничего подобного! По эстакаде туда- обратно снуют автобусы.
Вот уж действительно, радикальный способ создания выделенной линии для общественного транспорта. Этот своеобразный «автобусный метрополитен» соединяет паромную пристань с железнодорожным вокзалом и автовокзалом, а также проходит мимо большей части жилых небоскребов.
Старые здания без всякого сожаления сносят. А их место занимают высоченные небоскребы. Кстати, совершенно случайно удалось увидеть, как в них живут. На выходе из автовокзала к нам пристал «хэлпер», вызвавшийся отвести нас в гостиницу — мы так это поняли. Мы прошли метров триста от автовокзала, зашли в новенький небоскреб и поднялись на лифте на 22-й этаж. Там оказалась обычная, хотя и очень просторная, современная квартира. Одну из комнат в ней хозяева сдают постояльцам. Вероятно, они пытаются с помощью такого побочного дохода побыстрее расплатиться с долгами. Похоже, квартира стоила им недешево. К сожалению, из комнаты, в которую нас привели, город толком рассмотреть было нельзя. Окно выходило на стену точно такого же многоэтажного «муравейника».
Нам там не понравилось (хотя комната чистая, с отдельной ванной). Но поселились мы в ничуть не менее оригинальном месте — на табачной фабрике.
Конечно, спали не в цеху, а в трехместной комнате хостеле, который открыт в трехэтажном здании на большой огороженной фабричной территории — как и положено, со своей охраной (неужели и владельцам фабрики нужен дополнительный доход от постояльцев?).
Впрочем, несмотря на рвение по сносу старых зданий, развалюх и полуразвалюх здесь еще очень много. Да и улочки в старом центре чересчур кривые и узкие (за исключение специально спрямленных и расширенных пешеходных улиц недалеко от набережной).
Впрочем, для того, чтобы увидеть настоящую старинную фуцзянскую архитектуру нужно выбираться из города и ехать в глухомань. Поэтому мы отправляемся в городок Хукен.

Путь чая — 50. Город на стыке морей

Путь чая — 45. Город разных религий

Мир без виз - 20. Которская бухта

Центральная Америка - 34. На сладкой реке

ТАЙВАНЬ: Храмы и горы