Приглашаем в Школу Путешествий
Путь чая — 72. Три эпохи в истории чая
Путь чая — 72. Три эпохи в истории чая

Технология заваривания чая прошла три стадии — вначале его варили в котлах, затем взбивали в пену в чашках и, наконец, стали заваривать в заварных чайниках. Эти три стадии примерно совпадают с периодами правления трех китайских династий — Тан (618 - 907), Сун (960-1279) и Мин (1368 - 1644).
Японский мастер чайной церемонии Какудзо Окакура (OkakuraKakuzo, 1862 – 1913) в своей знаменитой «Книге чая», опубликованной в 1906 году, называет эти три периода «классическим, романтическим и натуралистическим». С его точки зрения чай, вначале был «божественной амброзией», которую отшельники благоговейно вкушали под лучами лунного света в своих скромных горных убежищах, затем он стал средством для пробуждения эстетических чувств и полета воображения в пейзажных парках и садах. И наконец превратился в банальный напиток, который пьют походя в шумных прокуренных чайных за пустыми разговорами, запивают им печенье и пирожки во время скорых перекусов между приемами пищи.

Чай вместо спиртных напитков или «сам по себе»


Исторически сложилось так, что европейцы познакомились с традицией чаепития именно в третьей стадии истории его развития. Они и не догадывались, что чай может быть средством для медитаций или поэтического творчества. Для европейцев чай стал всего лишь освежающим напитком и средством для установления атмосферы неформального общения между людьми. Именно такой чай и стал завоевывать весь мир.
А.П. Субботин «Чай и чайная торговля в России и других государствах» (Санкт-Петербург, 1892) утверждал, что «распространению чая в культурных слоях населения способствовало более всего его влияние на нервную систему, а в низших — его вкусовые и питательные свойства. Наконец — для многих чай заменяет собою спиртные напитки, потребность в коих во многих случаях вызывается самою жизнью; люди с большей жизненной выдержкой, предпочитают им более дешевый и безвредный чай».
Конечно, и в европейских странах, как и в самом Китае, были люди, разбирающиеся в чайной церемонии и относящиеся к чаю с благоговением. Причем, что удивительно, такие люди нашлись именно в среде необразованных простых людей. Они конечно не могли знать о древнем китайском искусстве чаепития. Но доходили до него сами. Для этого важно было не забивать свою голову отвлеченными представлениями, а относиться к чаю так же просто, как и древние китайские даосы. Эту особенность заметил и А.П. Субботин: «чем культурнее человек, тем большую роль играют разные вкусные приправы при чае, тем более стушевывается сам чай; у простых людей, наоборот, чай часто сам по себе имеет большое значение, и его пьют ради самого процесса чаепития, для них чай, употребляя выражение немецких философов, составляетDing fur sich. Для иных питье чая превращается в своего рода священнодействие».

Чаисты

В поисках настоящей чайной церемонии нужно отправляться в прошлое — во времена, когда чай был средством медитации и лекарством от духовных и телесных недугов, в те времена, когда чай пили даосские отшельники и буддистские монахи. Конечно, тогда еще не было такой качественной посуды, как позднее, но для духа чайной церемонии это и не имеет большого значения.
В чайной церемонии ведь важно не как, а зачем. Важно не стараться скопировать сами действия мастера чайной церемонии, а настроиться с ним на одну волну, ощутить единение не только с самим чаем, но и через него со всей природой. И не с окружающей нас безличной природой, а с природой живой, неразрывной частью которой мы и сами являемся.
Сам Какудзо Окакура в своей книге «Книга чая» как раз и предпринял одну из таких попыток «вернуться к корням». На основе своих представлений о чае, даосизме и дзен-буддизме (японская форма китайского чань-буддизма) он попытался создать новое учение - «чаизм». «Чаизм» - это не просто интерес к чаю и чайной церемонии, а способ достижения гармонии в человеческих отношениях, гармонии с природой, способ дисциплинировать ум и успокоить сердце, почувствовать чистоту просветления. Поклонники «чаизма» стремятся не только освоить чайную церемонию, но и интересуются изучением истории чайной культуры. Больше всего «чаистов», которых можно встретить в Китае, Японии и Корее, интересуют эстетические моменты, но с экскурсами в этику и даже метафизику «чайного сознания».
Один из самых известных «чаистов» Хансо Сошитцу (родился в 1923 году), известный также как Сен Сошитцу XV(15-й мастер в последовательности из мастеров японской чайной церемонии) в своей книге «Жизнь чая, сознание чая» призывал к очищению сознания от всех культурных наслоений, возвращению его в первоначальное состояние: «наш дух должен проноситься сквозь жизнь так же легко и свободно, как ветер. Слияние с природой дает возможность сознанию избавиться от привязанности к вещам».
В качестве иллюстрации автор приводит историю из жизни знаменитого мастера японской чайной церемонии Сэн-но Рикю (1522 — 1591). Однажды простой фермер, выращивавший чай, пригласил мастера га чашку чая. Он был настолько потрясен, что мастер согласился, что очень нервничал. Руки его дрожали, чай просыпался, вода проливалась. Присутствовавшие при этом люди, включая и учеников мастера, возмущались и критиковали такое небрежное выполнение церемонии. Но мастер Сэн-но Рикю, казалось, наслаждался. Он с большим жаром поблагодарил за чай, назвав его восхитительным. По дороге домой ученики спросили мастера: «Как вы могли наслаждаться такой неряшливо проведенной церемонией?». Мастер объяснил: «Этот фермер пригласил меня выпить чаю не для того, чтобы похвалиться своим мастерством. Он всего лишь хотел от всего сердца поделиться со мной чаем. Он полностью забыл о себе и был поглощен лишь тем, как сделать чай наилучшим образом и выразить через него свое ко мне отношение. Именно это душевное отношение, а не досадные ошибки и произвели на меня такое неизгладимое впечатление и вызвали мой восторг».

Путь чая — 71. Формирование чайной церемонии

Путь чая — 44. Бывший крупнейший порт

Путь чая - 17. Музей, парк и чайная плантация.

Путь чая — 15. Чайная столица Китая

Путь чая - 8. Керамика и фарфор династии Тан