Приглашаем в Школу Путешествий
Путь чая — 75. Чайный император
Путь чая — 75. Чайный император

В истории Китае было много чудаковатых императоров, отличавшихся своим странным и даже эксцентричным повелением. Среди них совершенно особое место занимает император Хуэйцзун (Цзя Цзун, Hui Tsung, правивший с 1101 по 1125 годы. Он вошел в историю страны как «чайный император». Император мало внимания уделял государственным делам, большую часть своего времени посвящая поэзии, живописи, каллиграфии, а также пьянкам, гулянкам и кутежам. Чудеса рассказывают и о его сексуальных похождениях — не только с проживавшими во дворце женами, наложницами и их служанками (общим числом 3912!), но и с городскими куртизанками (говорят, он переодевался в простую одежду и выходил из дворца в город в поисках приключений). Такое поведение, возможно, объясняется тем, что с детства его — одиннадцатого сына императора - не готовили к тому, чтобы занять столь высокий пост. Императором он оказался практически случайно. Можно сказать, просто повезло.

Китайское искусство чая

Кроме искусства (а его работы сейчас можно увидеть в разных музеях мира) императора Хуэйцзуна реально интересовал только чай. Он много сделал для увеличения его производства и улучшения качества. Сам он предпочитал редкий и дорогой белый чай - «Bai Cha» (белый чай или «зеленый чай цвета белого нефрита»). Долгое время никто точно не знал, какой именно чай пил император. Но в 1980 году в уезде Анджи (An Ji, провинция Чжэцзян) нашли единственный чайный куст, листья которого по цвету действительно напоминают белый нефрит. Этот единственный куст и стал родоначальником сорта «Анджи Бай Ча» (An Ji Bai Cha). И все же доподлинно неизвестно — тот ли это чай, который так любил «чайный император». Возможно, название современному чаю дали исключительно в коммерческих целях, чтобы использовать всекитайскую и даже общемировую популярность Хуэйцзуна среди любителей и знатоков хорошего чая.
Джон Блофельд в книге «Китайское искусство чая» писал о Хуэйцзуне с чувством восхищения: «Иногда, когда в пью чай в одиночестве, я вижу в своих мечтах, что где-то в глубинах его дворца была маленькая, ничем не примечательная комнатка, в которой император собственными августейшими руками готовил чай, экспериментируя с разными способами приготовления самых лучшие видов чая. Без сомнения, такая любовь к чаю шокировала как многочисленных жен императора, так и призванных присматривать за ними евнухов, но еще больше многочисленных слуг, чей прямой обязанностью было оберегать нежные руки императора от любой работы — за исключением работы по начертанию иероглифов и скреплению документов печатью». И действительно ни один китайский император ни до него, ни после не снисходил до того, чтобы самому себе заваривать чай. Однако Хуэй-цзуна никто и не думал порицать. Наоборот, вероятно именно под влиянием его примера, Сюй Цзэшу в книге «Наставление о чае» записал, что «Приготовление чая и возжигание благовоний — благороднейшие занятия, и нет никаких преград к тому, чтобы самому приложить к сему руку».

Общие рассуждения о чае

В 1107 году император Хуэй-цзун написал чайный трактат под названием «Дагуань чалунь» (Da Kuan Cha Lun, Общие рассуждения о чае), в котором подробно описал многочисленные виды чая, производившиеся в период его правления, а также дал их сравнительные характеристики. Кроме самого императора, которому свозили лучшие сорта чая со всей страны, такой труд был бы никому не по силам. Можно сказать, он использовал в работе свое служебное положение. Пусть и на общее благо.
В трактате также подробно описаны правила, по которым проходили придуманные императором чайные турниры, во время которых участники соревновались друг с другом в умении определять различные сорта чая с «закрытыми глазами», исключительно по вкусу. Можно сказать, это были первые дегустационные поединки. И — что совсем уж удивительно — в трактате описано и выращивание чая, что совсем уж казалось бы не достойное внимания императора дело.
Уделил он внимание и воде. По его указу изготовили специальные серебряные мерки, в которых со всех концов Поднебесной свозили в столицу образцы воды. Император тщательно взвешивал их и вскоре убедился, что вода имеет разную плотность. Кроме того он проводил и дегустацию. В результате долгих и кропотливых исследований он пришел к выводу, что чем меньше плотность у воды, тем больше она подходит для заваривания чая.
Фанатичное увлечение чаем и пренебрежение государственными делами все же вышло императору боком. Он прохлопал очередную угрозу с севера. Монголы напали на Китай, захватили столицу, а императора Хуэй-цзуна увезли в плен. Там в плену он и прожил оставшуюся часть жизни. Вероятно, больше всего страдая из-за отсутствия хорошего чая. Китайский чай до монголов, конечно, доходил. Но у китайцев с самой глубокой древности завелся обычай поставлять на экспорт только забракованные для внутреннего использования вещи. Все равно по их понятиям живущие по окраинам Поднебесной варвары по-настоящему оценить высокое качество все равно не смогут.

Путь чая — 73. Чай среди «гор и вод»

Путь чая — 71. Формирование чайной церемонии

Путь чая — 48. Господин Лао

Путь чая — 29. Пурпурные горы

Мир без виз - 24. Мостар и Сплит