Приглашаем в Школу Путешествий
Путь чая — 92. Чайно-лошадиный путь
Путь чая — 92. Чайно-лошадиный путь

Все слышали про знаменитый «Великий Шелковый путь», связывавший древний Китай с Европой. На протяжении почти тысячи лет по нему с востока на запад и в обратном направлении перемещались не только товары, но также идеи и религии. Значительно менее извест другой торговый маршрут - «Древний чайно-лошадиный путь», связывавший южные китайские провинции с Тибетом и северными районами Индии. Иногда по-аналогии этот путь также называют «Южным шелковым путем», хотя торговля шелком здесь никогда и не играла важной роли. Важнее были лошади и чай.
В древности торговый маршрут из Китая в Европу не назывался «Великим Шелковым путем» - это название придумал немецкий географ Фердинанд фон Рихтофен только в 1877 году. А название «Чайно-лошадиный путь» было в ходу уже во времена династии Тан (618-907). Позднее к нему добавили и прилагательное «древний».

Чай взамен на лошадей

В то время как «Великий шелковый путь» по большей части проходил по хорошо проложенному маршруту, «Чайно-лошадиный путь» представлял из себя сложную паутину дорог, лошадиных троп и узких тропок, проходящих по сильно пересеченной горной местности в западной части провинций Сычуань и Юньнань, а также по Тибету — в самых высокогорных, холодных и пустынных непригодных для жизни регионах Азии.
Общее между «Великим шелковым путем» и «Чайно-лошадиным путем» было то, что оба этих торговых маршрута обязаны своим появлением одной потребности - потребности Поднебесной в лошадях.
Китай всегда стремился к самодостаточности, Но хороших лошадей китайцы вывести не смогли, как ни старались. В то время как у их соседей-кочевников на севере и западе лошадей было в избытке. Особенно славились лошади, которых разводили в Ферганской долине, на территории современного Узбекистана.
В 138 году до н.э. китайский император Ву Ди (141-87 до н.э) послал на запад миссию во главе со своим посланником Чжан Цянем. У миссии было две цели — установить связи с Ферганой, Бактрией и Согдианой, а также попытаться склонить их к военному союзу в борьбе против кочевников. Второй цели достичь не удалось, но дипломатические, а затем и торговые отношения со Средней Азией были установлены. В обмен на так нужных китайской армии лошадей на запад отправляли преимущественно шелк. Так было положено начало Великому шелковому пути (хотя его можно было бы назвать и лошадино-шелковым, ведь шел выменивали именно на лошадей).
Лошади составляли костяк китайской армии. Когда империя была сильной, у нее было много лошадей — и сильная армия. Когда империя переживала смуты, сразу же уменьшалось и поголовье лошадей. Или наоборот, уменьшение поголовья лошадей — не важно пр каким причинам — неминуемо приводило к ослаблению империи. Основатель великой династии Тан (618-907), император Гэо-цзу (618-26) унаследовал от свергнутого им предшественника всего около трех тысяч лошадей. А всего лишь сорок лет спустя, в период правления императора Гэозонга (649-83) в китайской армии было уже под седлом свыше 700 тысяч лошадей. И большую часть этих лошадей выменяли именно на шелк (часть — но незначительную захватили во время военных походов). На протяжении около двух тясяч лет китайцам удавалось сохранять монополию на производство шелка. Специальным императорским приказом любая попытка вывезти за пределы Поднебесной яйца тутового шелкопряда карались смертью. Но попытки, конечно, делались. И не раз. Яйца попали вначале в соседние страны — Корею, Японию, Вьетнам. А в VI веке и в Европу. По легенде, их принесли, спрятав в посохи, монахи-несториане.
Постепенно производство шелка наладили и в Средней Азии, и в Европе. Но тут китайцы нашли еще один товар, который также был их полной монополией — чай.
В Китае чай был известен уже давно, но только в период династии Тан (618 - 907) он стал поистине всенародным напитком и стал проникать в соседние страны. Там появлялось все больше и больше любителей чая. Росла потребность в чае, а с ней и объемы китайского чайного экспорта.

Виды чая

Китайцы долго охраняли секрет выращивания и производства чая. Они хотели оставаться его эксклюзивными экспортерами. Но у англичан был осень сильный соблазн стащить семена и организовать чайные плантации в какой-нибудь из своих колоний — например, в Индии или на Цейлоне. Это сразу бы дало возможность уменьшить себестоимость чая. Нужен был лишь достаточно смелый человек, который бы не побоялся выкрасть в Китае секрет чай — несмотря на то, что за это там полагалась смертная казнь. И такой смельчак нашелся. Шотландский ботаник Роберт Фортун (Robert Fortune, 1812 – 1880) неоднократно и подолгу путешествовал по Китаю. В 1846 году он опубликовал книгу «Странствия по Китаю», а в 1852 году - «Путешествие по чайным местам Китая». Именно он первым из европейцев узнал, что зеленый и черный чай делают из одних и тех же листьев (раньше, начиная с великого ботаника Карла Линнея считали, что сырье для разных сортов чая растет на разных видах чайных деревьев) — разница лишь в технологии обработки и только в ней одной.
Роберт Фортун писал: «Действительно, редко бывает так, чтобы китайцы в одном районе делали два разных вида чая. Но это объясняется скорее традициями и привычками, чем реальной технической сложностью задачи. Естественно, чай, производством которого рабочие занимаются давно и постоянно, получается у них лучше всего». Однако, он тут же приводит в качестве примеров несколько чайных регионов, где испокон веков делали только зеленый чай, но когда возникла потребность в черном чае, они тут же переключились на производство именно черного чая.

Как чай своровали

Роберту Фортуну, как великому знатоку Китая, поручили не только опасную, но и технически сложную миссию — своровать чай (для ее выполнения нужны были профессиональные знания в биологии и сельском хозяйстве). Он уже знал, куда именно нужно отправляться за чаем — на север провинции Фуцзянь, в горы Уишань. Именно там производилась большая часть черного чая, отправлявшегося в Англию. Операцию проводили в лучших традициях шпионских романов. Прибыв в Шанхай, Роберт Фортун переоделся в китайскую одежду, постригся как китаец, и в сопровождении двух китайских слуг отправился на чайную плантацию Tong Mu Guan, в горах Уишань. Там ему удалось не только закупить 20 тысяч семян чая, но и уговорить восемь знатоков технологии производства чая поехать вместе с ним в Индию, чтобы в районе Дарджилинга создать чайную плантацию. Кто-то считает этого шотландского ботаника героем, кто-то — шпионом. Но в любом случае именно он и стал «отцом индийского чая». Вскоре производство чая в Индии стало почти полностью удовлетворять потребности Англии в черном чае. А после того, как неизвестный грибок уничтожил все кофейные плантации на Цейлоне, индийский чай стали выращивать и на этом острове, который тоже был английской колонией.

Путь чая — 44. Бывший крупнейший порт

«Италия: Тропа франков» с 19 июня по 01 июля 2018

«Швейцария: Тропа франков» с 01 июля по 14 июля 2018