Приглашаем в Школу Путешествий
Мир без виз - 81. Нефть и дерево жизни
Мир без виз - 81. Нефть и дерево жизни

Остров Бахрейн плоский как огромный блин. Только в самом центре есть маленькое возвышение - гора Джебель ад-Дукхан. Ее высота всего 134 метра. Но она относится к числу самых труднодоступных вершин мира. По одной банальной причине — там стоит военная радиолокационная станция, вход на территорию которой запрещен. У основания горы на всех дорожках и тропинках установлены плакаты о том, что фотографировать ее даже издалека запрещено.
Именно здесь - у подножия засекреченной горы - как раз и забил первый в стране нефтяной фонтан. В 1992 году, в ознаменование 60-летия этого знаменательного события построили Музей нефти. Здание в классическом стиле с коринфскими колоннами на фасаде, стоящее в окружении нефтяных скважин и труб прямо напротив нефтеперерабатывающего завода, выглядит немного странно.
Музей, очевидно, не пользуется большой популярностью, поэтому открыт только два дня в неделю. Мы попали в неправильный день. И не только мы. Когда мы подошли к входу, от него в разочаровании отходили два немца. Они уже садились в машину, собираясь уезжать. Но я успел их перехватить.
- Не подскажете, в каком направлении находится «дерево жизни»?
- Мы только что оттуда, - они взялись водить пальцем по карте, но вскоре отказались от попытки прорисовать нам точный маршрут и предложили, - Давайте, садитесь, подвезем.
По пути мы успели познакомиться с попутчиками. Оказалось, один работает летчиком в компании «Кондор», другой — в нефтяной компании. На выходные они впервые вырвались посмотреть остров, на котором провели уже по году.
Дерево жизни — это обычная акация, только очень старая и большая. В другом месте на нее никто бы и внимания не обратил. Но не здесь, посреди пустынного пейзажа, облагороженного лишь силуэтами нефтяных скважин! Акацию оградили заборчиком и включили в список главных туристических достопримечательностей острова. Впрочем, охраны никакой нет. Поэтому и ствол и нижние, самые большие, ветви уже покрыты густым слоем автографов туристов, которым посчастливилось здесь побывать. Есть надписи на арабском, иврите, на европейских языках. На русском пока нет. Мы тоже не стали ничего писать. Надо же хоть кому-то показывать пример бережного отношения к природе.
Мы обошли вокруг дерева. Потом сфотографировались на его фоне. Больше там делать было абсолютно нечего. Можно ехать дальше. У нас особых планов не было, поэтому мы тут же откликнулись на предложение покататься по острову вместе с немцами. У них на этот день было уже все расписано — они отдых планируют не менее тщательно, чем работу. Такая уж национальная особенность.

Коттеджный поселок и деревня горшечников

Следующим пунктом программы у немцев была южная оконечность острова Бахрейн. Недавно там начали строить Дурраталь-Бахрейн - коттеджный поселок с домами стоимостью от миллиона евро. Менеджер из офиса по продажам нам — как возможным покупателям (а почему нет?) - устроил экскурсию по пяти, соединенным между собой автомобильными дорогами островам.
В поселке есть как сравнительно скромные дома, так и огромные виллы. С видом на море — дороже, без вида — дешевле. Никаких бахрейнских мотивов. Точно такие же дома в стиле хай-тек можно увидеть в любой точке земли. Бетонные стены, огромные — от пола до потолка — окна, укомплектованные современной бытовой техникой кухни, плазменные панели на стенах, кондиционеры, декоративные бассейны. Для того, чтобы понять, что там понастроили, даже не нужно ехать в Бахрейн. Откройте любой журнал по современному дизайну и посмотрите.
Все дома только-только построены, но у большей части из них уже есть хозяева. Впрочем, и после того, как этот дачный поселок будет полностью распродан и заселен, он всегда будет выглядеть таким же безжизненным как и сейчас. Никто из владельцев этой шикарной недвижимости не собирается здесь жить постоянно или подолгу. Разве что приехать на пару дней с инспекцией.
Из поселка богатых бездельников мы отправились к трудягам, зарабатывающим на жизнь в поте лица своего — в прямом смысле этого слова.
У въезда в деревню А'али, известную как «деревня горшечников», установлен гигантский монумент в форме стилизованного глиняного кувшина. За ним тянутся фабрики и мастерские, где точно такие же кувшины и делают. Наряду с тарелками, вазами, чашками, мисками, подсвечниками, абажурами, игрушками — и вообще со всем, что только можно слепить из глины.
На мини-фабриках привыкли к тому, что под ногами постоянно крутятся туристы. Мы могли свободно наблюдать за всеми этапами сложного технологического процесса — начиная от замешивания глины, заканчивая раскраской готовых изделий — оставаясь при этом как будто невидимым. Никто из работников не обращал на нас ни малейшего внимания.
У входа в фабрику установили немного уменьшенную копию горшка, стоявшего на въезде в деревню. Рядом сложили стопками кувшины, а по соседству с ними насыпали огромные кучи из осколков керамики. Вероятно, брак здесь не выкидывают. Из него создают концептуальные произведения современного искусства.
Горшки делают по старой, как мир, технологии — вручную. Пока медленно крутится круг, горшечник неторопливо формует кусок влажной глины. Из него может получиться и элегантная ваза, и кувшин для воды с тонким горлышком, и плоская тарелка.
Другой мастер — за соседним столом — наносит краску пульвелизатором с тонким носиком, в который по трубке подается струя сжатого воздуха из электрического насоса — все же и здесь появляются новые, неизвестные древним инструменты, облегчающие работу.
На заднем дворе непрерывно работает печь, в которую время от времени загружают готовые изделия для обжига. И там не обошлись без нововведений. Топят уже не дровами или соломой, а соляркой.
Вход во все фабрики - бесплатный. Но при каждой из них есть фирменный магазин, похожий на средней руки супермаркет. Длинные полки заставлены вазами, кувшинами, чашками, тарелками. А всякая мелочь вроде подсвечников и масляных светильников свалена грудами в большие корзины.
Недалеко от деревни мы увидели руины древнего храма. Опять же вход был бесплатный. Кассы там нет. Только будка охранника. А возле нее огромный щит, на котором текст на английском языке — специально для туристов.
Оказывается мы попали в храм Саар. Руины занимают большую территорию, но выглядят неказисто. Никаких тебе мраморных римских колонн и статуй, к которым мы уже привыкли в Европе и на Ближнем Востоке. Только сложенные из камней стены. Колонны, впрочем, там все же были - но не цельные, а выложенные из тех же камней — как колодцы, с дыркой внутри. Да и сама кладка выглядела удивительно ровной и чересчур современной.

Трое у лодки

Вместе с немцами мы проездили до темноты. В такую сухую и теплую погоду, как на Бахрейне, не было ничего проще, чем найти место для ночлега. Но нам хотелось не просто переночевать под открытым небом, а сделать это прямо на берегу моря. А это в Бахрейне оказалось сделать уже сложнее.
Местные жители относятся к морю как к бесплатной свалке. Найти на берегу мало-мальски чистое место — уже проблема. Там нет ни домов, ни красивых набережных — задние дворы, сараи, склады, в лучшем случае — огороды (они в пустыне тоже есть).
Мы кружились по бесконечным пригородам столицы около часу. И все же нам повезло. Свернув в очередной переулок, мы уткнулись в берег моря. Там мы распрощались с немцами и стали искать подходящее для ночлега место.
В одном месте было слишком грязно, во втором — ветрено, в третьем — мокро. Нашли на берегу брошенную лодку. В ней спать было нельзя — на дне образовалась огромная лужа. Но она давала защиту от ветра. За лодкой на пятачке зеленой травы (места хватило как раз на троих человек) мы и расположились.
В каком именно месте мы ночевали, выяснилось только утром. Когда мы шли к шоссе, нам попались руины с табличкой «Храм Барбар». Он был посвящен богу Энки — богу мудрости и водных источников, которому местные жители поклонялись в III-II тысячелетии до н.э.
От него остались лишь отдельные полуразвалившиеся стены, по которым трудно представить общий вид сооружения. Любителям археологии наверняка будет интересно. Но ожидать здесь большого наплыва туристов в ближайшее время не стоит.
По пути в аэропорт — до него можно и пешком дойти — мы заглянули в один из пригородов столицы Бахрейна. Остров Мухаррак, сейчас связанный с главным островом Бахрейна автомобильными мостами и дамбами, когда-то был отдельным островом.
В 1487 году здесь обосновались арабы из Омана. Они построили форт Арад — глинобитный четырехугольник, усиленный по углам башнями с покатыми стенами и бойницами. Сейчас он входит в список главных исторических достопримечательностей острова, которых можно пересчитать на пальцах одной руки.



Мир без виз - 80. Португальский форт в списке ЮНЕСКО

Мир без виз - 79. Манама-сити

Путь чая — 22. Статуя, монастырь, пагода, гора....

Путь чая — 21. Богиня всех встречает

Центральная Америка - 42. Леон