Приглашаем в Школу Путешествий
Мир без виз - 93. Крис и рис
Мир без виз - 93. Крис и рис

Проведя целый день в пещерах, а полночи в Интернете, мы рано утром поехали в Бонток. Заодно открыли для себя новый вид общественного транспорта - джипни.
Джипни — гибрид джипа и автобуса — можно увидеть только на Филиппинах. После окончания Второй мировой войны американцы оставили на островах много военных джипов. Их дешевле было бросить, чем вывозить через Тихий океан.
Легковые машины филиппинцам были не нужны — богатых людей здесь никогда много не было. А автобусов для перевозки бедноты не хватало. Вот они и додумались удлинять кузов внедорожника до пяти метров, превращая его в микроавтобус.
По внешнему виду джипни похож на автобус, придавленный сверху чем-то тяжелым так, что стал почти в два раза ниже. Вероятно, именно эти «уродцы» и вдохновили дизайнеров на создание знаменитого «Хаммера».
В кузове вдоль стен устанавливают длинные лавки, на которых помещается до 20-ти человек. Вход и выход через дверь в торце. Оплата не фиксированная, а зависит от расстояния. Конечно ехать приходится в тесноте — под филиппинские габариты, но не в обиде же.
Сейчас джипни колесят по городам и между ними, выполняя роль маршрутных такси. На одном из них мы и ехали в Бонток. Кондиционера, конечно, не было, поэтому все окна были открыты. Пыль, поднимавшаяся от колес, с легкостью влетала в салон — ведь он находится значительно ниже, чем у автобуса.
Среди наших попутчиков было два иностранца: американец Крис с филиппинской «подругой», которую он называл просто «дитя»; и молодой улыбчивый, но малоразговорчивый голландец.
Жертва 11 сентября
Американец Крис — владелец небольшой компьютерной фирмы в Силиконовой долине в Калифорнии — по дороге рассказал, как на него повлияла трагедия 11 сентября 2001 года.
- Увидев по телевизору, как самолеты врезаются в нью-йоркские небоскребы, я сразу понял, что этот сюжет будут показывать по всем каналам еще сотни раз. Поэтому я тут же выключил телевизор и больше никогда его не включал. Мне достаточно информации, получаемой через Интернет. Террористическая атака мусульманских фанатиков на Америку привлекла мое внимание к самой проблеме исламского фундаментализма, - он очевидно вышел на свою любимую тему и уже не мог остановиться, начав говорить с пылом и убежденностью религиозного проповедника, - Западный мир находится в огромной опасности. А наши политики «прячут голову в песок», не желая ее признавать. Миллиарды долларов тратятся на борьбу с терроризмом — и все впустую. Борются с боевиками, с мелкими сошками. А нужно уничтожать лидеров — их всего-то 1-2 тысячи человек. Конечно, наши политики боятся, что в ответ террористы начнут нападать на них. Но наши они, к сожалению, вообще больше о себе заботятся, чем о благе народа. Террористы тоже непонятно, что хотят. По статистике, самые крупные импортеры зерна - арабские страны, а крупнейшие экспортеры — страны запада, которые чаще всего и подвергаются атакам террористов. Что же произойдет, если в один прекрасный день Запад перестанет снабжать мусульманские страны зерном? - оставив этот вопрос без ответа, Крис перешел к основам, - Фундаментальный ислам — идеологическая основа современного терроризма. Джихад — это не только борьба с неверными, но и идеологическая основа современного терроризма. И эта борьба будет вестись до полного уничтожения западной цивилизации...
Крис всю дорогу вещал в том же духе, запугивая нас исламскими террористами. Было видно, что он излагал теорию, которую уже не раз излагал в Интернет- форумах и чатах. Однако, возникало ощущение, что он не только террористов никогда не видел, но и не был ни в одной исламской стране. Иначе ему было бы трудно так трогательно и любовно взращивать в своей душе предубежденность сразу ко всем мусульманам.
В Бонтоке мы вместе со своими попутчиками- иностранцами пересели в битком забитый автобус. Все сиденья были заняты пассажирами. А проход и торец забили мешками и коробками. Отправление задержали на четверть часа, пока груз затаскивали и укладывали так, чтобы с одной стороны поместилось как можно больше, а с другой — коробки не поубивали пассажиров, если будут падать на поворотах .
Судя по карте, от Бонтока до Банауэ было рукой подать. Но ехали мы очень долго. С одной стороны тянулся крутой склон, с другой — обрыв. Где-то далеко внизу вилась речка, которая сверху казалась совсем незначительной. А некоторые участки дороги еще и ремонтировали.
Поездка превратилась в садистское испытание нервов на прочность, когда перегруженный автобус, подпрыгивая на кочках, скрипя тормозами и рессорами, с трудом вписывался в очередной поворот, балансируя на краю пропасти. Еще чуть-чуть, и нам уже никогда и никуда не нужно будет спешить.
В Банауэ все гостиницы стоят бок о бок вдоль крутого обрыва. Туристов было мало. Мы могли свободно выбрать именно тот вариант, который бы соответствовал нашим вкусам и финансовым возможностям. А они оказались у всех разными. Мы втроем заселились в одну гостиницу, голландец — в другую, а американец Крис с «малышкой» - в третью.
Впрочем, расстались мы ненадолго. Ведь, как мы успели выяснить еще по пути в Банауэ, все мы приехали сюда с одной и той же целью — увидеть знаменитые рисовые террасы.
Ужинать пошли вместе — в ресторан, расположенный на первом этаже гостиницы, в которой поселился американец. Крис настоял на том, чтобы мы обязательно попробовали национальное филиппинское блюдо — вареные яйца. Главная их особенность состоит в том, что варят их тогда, когда внутри уже почти полностью сформировался птенец. Перед варкой яйца от месяца до года хранят в золе - без доступа кислорода. Вкус получается вообще ни на что не похожий.
Крис оказался знатоком не только терроризма. У него дома собрана огромная коллекция кулинарных книг. Филиппинская кухня в целом ему нравится. Поэтому он и приезжает в эту страну довольно регулярно.
- Филиппинская кухня впитала в себя опыт китайской, индийской и малайской кухни. Получился такой своеобразный микс. Но есть в ней один недостаток. Филиппинцы считают, что если к вкусному блюду добавить сахар, то оно станет еще вкуснее. Например, тут есть замечательный соус, заимствованный у португальцев. Делают его по португальскому рецепту и … добавляют сахар. И мясные, и рыбные, и овощные блюда получаются сладкими. Я знаю, что сахар — один из лучших консервантов, антибактериальных препаратов. Также, как, например, мед. В таком влажном и жарком тропическом климате без консервантов никак не обойтись. А сахара на Филиппинах много. Эта страна входит в тройку мировых лидеров по его производству. И все же, и все же... Ну чересчур все сладкое.
В то время как мы с Олегом разинув рот слушали рассуждения Криса, Саша о чем- то общалась с голландцем. Я был рад, что у нее наконец-то появилась возможность отдохнуть от нашей приятной, но уже немного поднадоевшей компании. Все же мы были в пути уже почти три месяца. И все это время — практически круглосуточно — вместе. Серьезное испытание на совместимость.


Мир без виз - 83. Золотой Будда и пещеры в Дамбулле

Путь чая — 39. В Хуаншань — с заднего входа

Мир без виз - 13. Монастырь Острог

Центральная Америка - 48. Ривас

Центральная Америка - 45. Озеро Косиболка