Приглашаем в Школу Путешествий
Мир без виз - 105. Ночной подъем на Мерапи
Мир без виз - 105. Ночной подъем на Мерапи

На микроавтобусе в сопровождении гида - застенчивого молодого человека, с трудом говорившего по-английски, мы проехали 30 км от Джокьякарты до поселка с понятным для русского уха названием - Село.
Нас подвезли к дому, хозяин которого очевидно большой поклонник современного искусства. Я не удивлюсь, если он также принимает участие в ежегодном биенале в Джокьякарте. Забор у него был сложен из старых тележных колес, а внутренний двор заставлен старыми вещами. С первого взгляда было трудно отличить старые ржавые плуги, бороны и горшки от стоявших по соседству с ними концептуальных арт-объектов.
Нас провели в самую лучшую комнату и угостили чаем. Типичный индонезийский чай — в том виде, в каком его можно увидеть в домах простых индонезийцев — представляет из себя граненый стакан, заполненный кипятком с еле-еле угадывающимися следами черной заварки. Зато сахара там столько, что если бы еще чуть-чуть его добавить, то ложка могла бы стоять вертикально.
Подъем на вулкан занимает примерно четыре часа. Чтобы оказаться на вершине как раз с первыми лучами солнца, стартовать нужно примерно в 2 часа ночи.
Конус вулкана Мерапи возвышается на 2911 метров над уровнем моря. Его название говорит само за себя - «Место, где горит огонь». И действительно, этот вулкан входит в десятку самых активных вулканов планеты.
Самое сильное извержение было зафиксировано в 1006 году. Именно тогда, в результате мощного землетрясения, ставшего результатом взрывного характера выброса лавы, были разрушены храм Борободур и храмовый комплекс Прамбанан. А окружающие плодородные земли, покрытые толстым слоем пепла, на долгие годы превратились в безжизненную пустыню.
Внутренняя структура вулкана Мерапи такова, что при извержениях из его кратера вырывается огненный смерч, который вулканологи называют «палящей тучей». Смесь пылеватой лавы, горящих газов и вулканических бомб всевозможной формы движется не в вертикальном направлении, а распространяется в разные стороны от очага извержения.
Из чрева Земли в вулкан постоянно поступает вязкая андезитовая лава. Постепенно она заполняет кратер. В тех местах, где огненный поток прорывается наружу через выемки кратера (а на периферии лава обычно более подвижна), в боковом направлении извергаются палящие тучи, которые, устремляясь по склонам со скоростью от 5 до 150 метров в секунду (18-540 км/час), сметают все на своем пути.
С 1548 года, когда в Индонезии появились европейцы и начались систематические наблюдения за деятельностью вулканов, было зафиксировано уже свыше пятидесяти извержений Мерапи. Многие из них продолжались по году и даже по нескольку лет. И при каждом из них гибли люди — от нескольких человек до нескольких тысяч.
Экономический ущерб подсчитать невозможно. Ведь вулкан Мерапи расположен в одном из самых густонаселенных районов земного шара. А люди, готовые пойти на потенциальный риск ради сиюминутной выгоды, селятся в опасной близости от кратера. Вулканические почвы исключительно плодородны. Поэтому поля и плантации, на которых выращивают рис, маниоку, сахарный тростник, кофе поднимаются чуть ли не до середины склона.
Во время извержения 2006 года лава дошла до окраин поселка Село. Там, где она остановилась, начинается тропа, ведущая наверх к жерлу, в котором термическая активность не прекращается никогда.
Мерапи — один из самых легкодоступных вулканов. Вплоть до середины XXвека у подножия горы водились тигры. Сейчас опасных животных, которые могли бы представлять опасность, здесь нет. Тропа хорошо протоптана. При всем желании с нее трудно сбиться. Гид, как мы и предполагали, здесь нужен лишь для того, чтобы составлять компанию и контролировать скорость подъема. Важно попасть на вершину как раз к восходу солнца — не раньше, но и не позже.
Вначале тропа вела через густой мимозовый лес — жаль, попали мы в него не в период цветения и не смогли насладиться ароматами благоухающих цветов. Затем начались альпийские луга. На седловине, где растительность заканчивалась и начинался подъем по голому каменистому склону, был разбит палаточный лагерь.
В странах Юго-Восточной Азии горный туризм считают блажью иностранных туристов. Местные жители работают организаторами и гидами. Но им и в голову не придет бродить по горам в свое удовольствие. И только в Индонезии сложился массовый туризм в том виде, к которому привыкли в России. Индонезийцы бродят по горам и лесам с рюкзаками, спят в палатках и распевают песни под гитару у походного костра.
Именно таких туристов мы и встретили на склоне Мерапи. Несмотря на утренний уже час они дружно пели под гитару. Когда мы отошли подальше и слова разобрать было уже нельзя, создалось ощущение, что я вновь оказался на одном из российских фестивалей авторской песни.
На вершину мы поднялись с первыми лучами солнца. Впрочем, заслуга в этом целиком принадлежит гиду, который во время подъема то притормаживал нас, то, наоборот, немного поторапливал — так, чтобы мы точно укладывались в заранее рассчитанный им и неоднократно проверенный график.
Мерапи — вулкан. Поэтом у мы оказались не на вершине, а на краю кратера. Стенки обрывистые, местами строго вертикальные. Того и гляди, ненароком свалишься в жерло. А ведь судя по клубам густого дыма, вырывавшегося из длинных вертикальных трещин с минеральными отложениями (белого и желтого цвета), там очень жарко.
Вулканы окружали нас со всех сторон. Прямо напротив возвышался конус вулкана Мербабу - как две капли воды похожий на Мерапи. Как будто мы смотрели на свое отражение в гигантском зеркале. Чуть дальше в туманной дымке виднелись конусы Лаву, Виллис и Келуд. И это если упомянуть только те, названия которых мы узнали у гида.
Завороженные открывающейся с вершины панорамой, мы готовы были остаться там на целый день. Но постепенно поднимающееся солнце припекало все сильнее и сильнее, намекая, что пора уже идти вниз.


Мир без виз - 104. Независимый султанат

Путь чая — 76. Экскурсия на чайную плантацию

Мир без виз - 28. Уарзазет и Бульман

Мир без виз - 10. Биело Поле

АВТОСТОПОМ по Америкам и Европам