Приглашаем в Школу Путешествий
Мир без виз - 109. Сингапур
Мир без виз - 109. Сингапур

Официально для въезда в Сингапур гражданам России нужна виза, которую можно получить только в консульстве, пусть и без особых затрат времени и денег. Но транзитом, на срок до 72 часов, сюда можно попасть и без визы. Мы прилетели в Сингапур только на одну ночь, но особую — с 31 декабря а 1 января. Именно здесь мы и будем встречать Новый год.
Большинство населения Сингапура — этнические китайцы. Для них новый год наступает в феврале, по китайскому лунному календарю. Но они не были бы китайцами, если бы с молоком матери не усвоили главную максиму, которую Дейл Карнеги выразил в таких словах: «Я лично больше всего люблю клубнику со сливками. Но отправляясь на рыбалку, беру с собой червей».
Рождество уже прошло. Но с улиц еще не убрали ни железных Санта Клаусов, ни снежинки, ни пластмассовые елки с игрушками. Изменились только таблички на дверях магазинов. Объявления о рождественских торгах сменили на рекламу предновогодней тотальной распродажи. Для Сингапура торговля — дело первейшей необходимости и в обычные дни, а уж в предпраздничный период и подавно.

Сингапур

ВXIII веке суматранский принц Санг Нила Утама во время путешествия по морю высадился на песчаном берегу неизвестного острова и неожиданно увидел льва (скорее всего, это был тигр). Посчитав, что это хороший знак, принц повелел основать здесь город, который назвали Сунгапура или «Город льва».
Остров долго оставался никому не нужным. Полезных ископаемых здесь нет, плодородной земли — тоже мало. Лишь изредка какой-нибудь из князьков приезжал сюда со своей свитой, чтобы поохотиться.
Когда в Юго-Восточной Азии разгорелась борьба между европейскими державами за обладание колониями, оказалось, что никому не нужный остров находится в стратегически важном месте. Первыми подсуетились англичане. 29 января 1819 года в Сингапур на разведку прибыл бывший генерал-губернатор Голландской Восточной Индии (1811-1816) Сэр Стамфорд Рафлз (в период наполеоновских войн по просьбе оккупированной Голландии ее заморскими территориями управляла Великобритания). Он предложил султану Хуссейну простой выбор: или он добровольно уступит остров англичанам, или его отсюда выгонят. Максимум, что смог сделать в той ситуации султан, чтобы сохранить лицо, это передать остров в обмен на пенсию себе и своим наследникам. Получилось, что он не продал остров, а сдал его в долгосрочную аренду, чтобы жить на ренту со своей недвижимости.
К моменту появления англичан, в Сингапуре было не больше пятисот жителей. Но вскоре на месте хижин стал расти город. «Сингапур может стать на Востоке тем, чем является Мальта на Западе», — сказал Раффлз, когда «купил» остров у султана Хуссейна. И он оказался прав.
Сюда устремились мореплаватели и купцы из стран Юго-Восточной Азии, Индии и Китая. «Население этого города представляло собой необычайное смешение народов, - писал Жюль Верн в книге «История великих путешествий», - Там можно было встретить европейца, занятого в одной из основных отраслей торговли, армянских и арабских купцов, китайцев, занимающихся земледелием или различными ремеслами для удовлетворения основных нужд населения. Что касается самих малайцев, оказавшихся не к месту у себя на родине, то они либо исполняли обязанности слуг, либо пребывали в состоянии праздности и нищеты. Незавидна также была участь поселившихся здесь индийцев».
Кконцу XIXвека Сингапур стал главной военной-морской базой Великобритании в Азии. 7 декабря 1941 года одновременно с нападением на Пирл-Харбор, японцы высадились на Малайском полуострове. До Сингапура они добрались только 8 февраля 1942 года. У англичан было два месяца для подготовки к обороне. Но крупнейшая английская военно-морская база в регионе Юго-Восточной Азии к общему удивлению продержалась в осаде всего неделю. А генерал, командовавший обороной, стал в глазах всей английской нации трусом и предателем.
Японцы переименовали Сингапур в Сиоян, «Свет Юга», и установили жесткий оккупационный режим. Поэтому, и неудивительно, что возвращение англичан было воспринято местными жителями с радостью. Однако, за время войны появилось и окрепло национально-освободительное движение. Его лидером был юрист (выпускник Кембриджского университета), китаец Ли Куан Ю,который в 1959 году стал первым премьер-министром независимого Сингапура.
Казалось, что Сингапур - крошечное государство, не обладающее ни людскими, ни природными ресурсами - не выживет в одиночку и опять станет чьей-нибудь колонией. Однако, произошло чудо. Благодаря жесткому авторитарному правлению, китайскому трудолюбию и умению торговать (большинство населения Сингапура — китайцы), а также иностранным инвестициям, Сингапур стал самым процветающим государством Юго-Восточной Азии, объектом для подражания и зависти соседей.
Здесь продаются товары как чисто сингапурского производства, так и импортированные из соседних стран Азии. Причем, ввозятся они в стану с минимальными пошлинами или вообще беспошлинно. Поэтому и цены, например, на электронику из Китая, Тайваня или Японии оказываются ниже, чем в самих этих странах.
Мы с Олегом зашли посмотреть новинки в отделе фототехники. И попали в капкан. Интерес у нас поначалу был праздный. Фотоаппараты у нас исправно функционировали. Никаких претензий к техническому качеству фотографий не было. Но мастерство продавцов — а все они здесь исключительно китайцы по национальности — потрясает. Заметив пусть и неосознанный и не совсем конкретный интерес в наших глазах, они вцепились в нас и уже не отставали. Нас как-будто загипнотизировали. Олега убедили купить новый фотоаппарат, а меня — объектив. А потом — напоследок — мне всучили новую сумку для видеокамеры и уже вдогонку — новый аккумулятор. Так мы неожиданно для себя вышли из магазина с новогодними подарками.

Новогодняя ночь

У впадения реки Сингапур в море установлен монумент — полулев-полурыба Мерлион. Верхняя часть статуи изображает мифического льва, якобы виденного примерно на этом месте, а нижняя служит напоминанием о том, что в древности здесь находился морской порт Темасек. С раннего утра до поздней ночи на фоне статуи, ставшей символом Сингапура, обязательно кто-нибудь фотографируется. Но в предновогодний вечер народу было особенно много. Правда, большинство присутствующих, вооруженных фотоаппаратами, биноклями и телескопами, сидело к статуе боком или даже задом.
Все смотрели в одну сторону. Там на искусственном острове стояли три небоскреба со стеклянными стенами, а сверху на них лежала конструкция, напоминающая гигантскую лодку. Еще выше в небо тянулись стрелы башенных кранов. Казалось, зрители собрались смотреть на то, как идет процесс строительства.
- Сегодня Новый год, - стал объяснять один словоохотливый китаец, - Поэтому ровно в двенадцать часов будет салют.
- Так ведь сейчас только шесть часов вечера.
- Мы пришли заранее, чтобы занять самые лучшие места.
Мы не могли себе позволить потратить шесть часов на ожидание, и пошли гулять по городу, надеясь, что ближе к полуночи мы сможем сюда вернуться — пусть все лучшие места к тому времени и будут уже заняты.
Вечером мы вернулись на набережную. Вернее, попытались вернуться. Но не тут-то было. Не только самые лучшие места были заняты. Набережная была заполнена под завязку. Понимая, что новые зрители смогут попасть туда, только если толпа освободит им место, а сделать она можно лишь скинув стоявших на самом краю набережной в воду, полицейские установили оцепление и никого через него не пропускали.
Пошли в обход. Толпа и здесь была такая, что от нашей личной воли уже ничего и не зависело. За десять минут до наступления Нового года мы с Олегом потеряли Сашу. Уже второй раз за наше совместное путешествие. Первый такой случай произошел в безжизненной пустыне Вади Рум, где не было ни одного человека. Второй — здесь, где, наоборот, не было ни одного свободного от людей квадратного сантиметра поверхности. Попытались связаться с помощь СМС, но точно также, как и в новогоднюю ночь в Москве, сотовые операторы не справлялись со шквалом поздравлений, и сообщения либо не уходили, либо долго где-то болтались между отправителем и адресатом. Так и пришлось нам встречать Новый год порознь.
Ровно в 12.00 начался праздничный салют. Он застал нас на берегу реки Сингапур, где также было много народу, но все же меньше, чем на приморской набережной. И понятно почему. Отсюда был виден только самый краешек салюта. Большую же часть разрывавшихся в воздухе и вспыхивавших всеми цветами радуги петард скрывали от нас высокие здания. Только по ореолу над ними, да по доносившемуся до нас эху артиллерийских выстрелов и можно было понять, какое грандиозное зрелище там устроили.
Через полчаса после наступления Нового года мы списались с Сашей. Но и после этого нам не сразу удалось встретиться. К тому месту, где она нас ждала, как оказалось, нельзя было пройти напрямую — полиция заблокировала проход. И нам пришлось идти в обход. Впрочем, спешки никакой не было. Вся эта ночь была в нашем полном распоряжении.
Примерно часа в три ночи веселье на улицах стало стихать, народ расходился по домам. Нам же идти было некуда. Мы даже и не подумали снимать на эту ночь гостиницу, настроившись гулять до утра.

Первое января в Сингапуре

Под утро мы оказались у входа в парк «Форт Каннинг». Место само по себе историческое. На его территории археологи нашли остатки древних кирпичных фундаментов и японские украшения XIV века, которые сейчас выставлены в Сингапурском историческом музее. Позднее именно здесь была резиденция английского губернатора и Ботанический сад.
В 1860 году на вершине холма англичане построили Форт Каннинг. В 1907 году они же его и разрушили. Вернее, разобрали на стройматериалы, как морально устаревший и уже не имевший военного значения. От него остались только остатки каменных стен и ворот. И ... название.
Вход был открыт. На всех скамейках уже спали. Причем, судя по внешнему виду, это были не бомжи или бродяги, а утомившиеся ночные гуляки. Может, и нам устроиться где-нибудь здесь же? Спальных мешков и ковриков у нас собой не было — мы оставили их в рюкзаках, которые дожидались нас в камере хранения аэропорта. Мы провели несколько часов нового 2010 года, на лужайке у основания старого маяка. К счастью для нас траву там давно не поливали и она была колючей, но сухой. Замерзнуть нельзя. 1 января в топиках, всего лишь на несколько градусов севернее экватора, не холоднее, чем в любой другой день года.

Сингапур 1 января


Утром на улицах Сингапура людей было мало. Вероятно, народ отсыпался после бессонной новогодней ночи. Но тем лучше. Когда еще по этому оживленному городу свободно погуляешь?
К югу от реки Сингапур, недалеко от ее впадения в море, вокруг квартала Рафлз Плейс лежит центральный деловой район. Он почти весь застроен небоскребами. Их обычно фотографируют с противоположного берега реки или с моста. Отраженные в водах реки здания кажутся выше, чем они есть на самом деле, и замечательно смотрятся на рекламных плакатах, в туристических журналах и на обложках путеводителей. Перед ними — как перед витриной в магазине — снуют кораблики с туристами. А на набережной установили бронзовые скульптуры, реалистично изображающие прыгающих в водку детей и надрывающихся от непосильного труда китайских кули.
К юго-западу от делового центра лежит самый обычный китайский «Чайнатаун», застроенный двух-трех-этажными зданиями и украшенными китайскими красными фонариками храмами.
К северу от центра, на противоположном от «леса небоскребов» берегу реки Сингапур начинается старый «колониальный» район. В нем, как в архитектурном заповеднике, стараются сохранить административные здания и церкви, построенные англичанами в XIXвеке — в «доброе старое время» (чем дальше в прошлое оно уходит, тем больше ностальгии вызывает).
Еще дальше к северу расположены «Маленькая Индия» и мусульманский район, названия которых говорят сами за себя.
Разделение города на «европейский», «китайский», «индийский» и «мусульманский» районы получилось не само по себе. Это результат осознанной градостроительной политики англичан. За годы независимости границы стали постепенно размываться. Сейчас везде живут преимущественно китайцы. Да и религиозные общины размазаны по всему городу. В китайском районе нет-нет да попадутся на глаза индуистские храмы, а в европейском — мечети. Сингапур — светское государство, и чиновники в дела религиозных организаций не вмешиваются (конечно, до тех пор, пока они не нарушают уголовное законодательство).

Завтрак в сикхском храме

После подавления сикхского восстания в Индии, его организаторов англичане казнили, а самых активных участников сослали в Сингапур — кого в тюрьму, а кого на свободное поселение. Позднее сикхов привозили в Сингапур для работы охранниками. Так постепенно здесь возникла небольшая, но сплоченная колония.
Сикхский храм — гурдвара («дом гуру») служит не только местом для молитвы, но и социальным центром всей сикхской общины. Священников у сикхов нет, обязанности по содержанию храма возложены на всех членов общины. Главные решения принимают коллегиально — советом, в который входят наиболее уважаемые и авторитетные люди. Впрочем, есть и персонал, который работает, как в обычных учреждениях — за зарплату. Но эти сотрудники занимаются чисто техническими и хозяйственными делами.
Сикхская религия возникла и формировалась на северо-западе Индии, в окружении воинственных соседей. С идеологической точки зрения сикхизм можно рассматривать как синтез ислама и индуизма. Естественно, что ни мусульманам, ни индуистам такая религия не могла понравиться. И первые сто лет своего существования сикхи только и делали, что вели постоянные войны. Но воевали они не против мусульман или индуистов, а за свою собственную свободу. В соседями же они, наоборот, всегда старались поддерживать добрососедские отношения.
Именно в те «кровавые» годы и повелась традиция устраивать при гурдварах столовые, в которых могли поесть (причем, бесплатно!) не только сикхи, но и все желающие — вне зависимости от их социального статуса или вероисповедания.
В Сингапуре есть четыре сикхских храма. Как только мы появились у входа в главный из них — еще до того, как подошли к входной двери, один из сикхов пригласил нас зайти.
Перед входом нужно снять обувь и надеть что-нибудь на голову. Для тех, у кого нет своего головного убора, у входной двери установили большой деревянный ящик с разноцветными платками.
Повязав на головы косынки, которые делали нас похожими на киношных пиратов, мы переступили порог и вошли внутрь. Попали в пустой вестибюль. Прямо перед нами была лестница на второй этаж, а слева — вход в столовую. Туда и пошли.
В столовой - полное самообслуживание. В углу сложены подносы, чашки без ручек, вилки и ложки — никакого стекла или фарфора, все исключительно из нержавейки. Нужно взять поднос и подойти к раздаче, где за длинным столом в ряд выстроились сикхи разного возраста и пола. У пожилых мужчин на головах тюрбаны, у молодых — носовые платки с завязанными по углам узелками, женщины — в традиционных индийских сари. Именно им в этот день выпала очередь работать на кухне. В другой день здесь будут другие люди. Ведь работа на раздаче - священный долг каждого сикха. Этим в порядке общей очереди занимаются все члены сикхской общины, невзирая на возраст, чины и регалии.
Каждый работник на раздаче стоял с половником, готовый наложить или налить (в зависимости от консистенции) из стоящего перед ним большого бачка. Тарелками здесь не пользуются. Но в подносах сделаны три углубления в форме полукруглых мисок. В них и кладут отдельные блюда, стараясь не смешивать их между собой.
В первом котле был рис. Чудесный, рассыпчатый, ароматный — настоящий индийский рис, совсем не похожий кашу-размазню. Во втором дал — густая чечевичная жижа. В наших столовых ее назвали бы подливой. Здесь так не называют, но используют с той же целью — для придания самому по себе пресному рису вкуса и более нежной консистенции. Дальше шли овощи — тушеные и отварные. Перед следующим сикхом стоял поднос с только что испеченными пресными лепешками — чапати. Их используют здесь вместо хлеба. Затем шли сладости: жидкая молочная рисовая каша, домашнее печенье и пирожки из густой гороховой каши с добавками специй. И в самом конце — йогурт с зеленью. Напиток был только один - масала-чай (черный чай со сладким сгущенным молоком и индийскими пряностями и специями: имбирь, кардамон, гвоздика, корица). Для тех, кто его не пьет — по религиозным соображениям или просто не нравится — чистая питьевая вода.
Никаких ограничений или комплексного обеда нет. Накладывают только то, что попросишь и столько, сколько нужно. Да и походить за добавкой никто не мешает. Действует негласное, но жесткое правило: «Бери, сколько хочешь еды, но не жадничай». Тарелка после окончания обеда должна оставаться пустой. Посуду ведь нужно мыть самим — штатных посудомойщиков здесь нет.
В обеденном зале, размером с университетскую столовую, тянутся ряды столов. Вообще-то изначально сикхи ели, как и привыкли в Индии, сидя на полу и исключительно руками. Но сейчас здесь работают и живут те, кто родился уже в Сингапуре. Хотя свою религию они сохранили, но бытовые привычки постепенно изменились.
Никакой обязаловки нет. Можно зайти только в столовую, поесть, вымыть за собой посуду и уйти. Слова никто не скажет. И уж тем более никто насильно не потащит в молельный зал. Но никто и не запрещает в него заходить.
Молитвенный зал здесь представляет из себя восьмиугольное помещение. Пол застелен коврами. Окон нет, но одна стена — со стороны внутреннего двора — застеклена. Свет также падает через стеклянный купол в центре зала.
В зале для молитв на месте алтаря установлена гигантская «Книга» - сборник стихотворных гимнов и изречений десяти сикхских гуру. Эту книгу постоянно кто-то нараспев читает. Так же как и работа в столовой, это почетная обязанность, которую выполняют все по очереди. И только во время крупных праздников, когда в храме собирается особенно много народа, читать доверяют не всем, а только тем, у кого это реально хорошо получается.
Алтарь с книгой стоит у дальней стены, но не вплотную к ней. От входа к нему проложена красная дорожка. Молящиеся кланяются, кладут в специальную чашу для сбора подаяний деньги, которые пойдут на поддержание храма (в том числе и на продукты для столовой).
Красная дорожка делит зал на две одинаковые половины (и в этом отличие от мусульманских мечетей, где женщинам выделен лишь скромный уголок или балкон). Мужская половина — справа (если смотреть со стороны входа), а женская — слева. Общей службы, как в христианских церквях, нет. Каждый молится так, как считает нужным, произнося молитвы про себя, или слушая чтецов. Время и длительность также никак не ограничены. В молитвенный хал можно заходить в течение всего дня — с раннего утра до поздней ночи, и проводить в нем столько времени, сколько хочешь и можешь.

Обед в китайском даосском храме

По пути назад в центр, мы заглянули в индуистский храм. Там брахмины под пение гимнов украшали статуи Вишну, лили молоко на лингамы — символы Шивы. К ним клали лепестки роз, ставили ароматные палочки и горящие тарелочки из фольги, на которых горели кусочки угля.
Затем мы заглянули вбуддистский «Храм тысячи огоньков» на улице RaceCourseRoad. В нем смешали сразу несколько религий. Как в архитектуре, так и во внутреннем оформлении можно найти элементы, типичные и для тайских храмов хинаяны, и для китайских храмов махаяны. Справа от главной статуи установлены Будды дней недели, которых так почитают в Бирме. Есть тут и индуистские боги — и неважно, что Будда Шакьямуни был ярым противником индуизма и при всем своем терпении выкинул бы идолов, с которыми он боролся всю жизнь, из храма.
Храм можно назвать буддистским только по тому, что центральное место в нем занимает 15-метровая статуя сидящего Будды, основание которой украшено фресками с изображением знаменательных моментов из жизни Будды.
Название храма - «Храм тысячи огоньков» связано с тем, что и сама статуя Будды, и внутренние стены храма украшены лампочками (вероятнее их все же меньше 1000, но пересчитывать не будем). Стоит кому-то сделать хоть самое малое подношение храму, как они начинают сверкать и подмигивать, словно новогодняя гирлянда (1 января такая ассоциация неизбежна).
С задней стороны в основании статуи есть дверца, ведущая в комнату под алтарем. И там же — статуя индуистского слоноголового бога Ганеши. Еще одна оригинальная и совсем не буддистская деталь, - колесо фортуны. За 50 сингапурских центов его можно крутануть и получить бумажку с предсказанием своей судьбы на ближайший год.
Немного наискосок на противоположной стороне улицы стоит еще один храм. И тоже, разу и не скажешь, к какой именно религии он относится. Чисто формально храм Леон Сань или «Храм гор дракона» считается даосским. Но в нем мирно уживаются статуи буддистской богини милосердия Гуаньинь, алтарь с изображением Конфуция, а также поминальные таблички, которые можно увидеть в любом китайском храме предков.
У входа в храм всех встречает статуя Будды Майтрейя - в виде толстого улыбающегося старика в монашеской тоге. Изначально персонаж буддизма махаяны он в Китае почитается как Бог богатства.
Алтарей много, и на каждом еда — разнообразные фрукты, банки с напитками, шоколадки, печенье, бутылки с растительным маслом... Потолка не видно, настолько много на нем красных бумажных фонариков.
В храме как раз шла служба. Монахи в ярко-желтых и светло-бежевых рясах нараспев читали молитвы, обратившись лицом к главному алтарю. Из дальнего угла раздавалась музыка. Там стучали деревянными палочками по барабану и металлическими молоточками по бронзовым колоколам.
Затем, прямо в храме, выставили столы, и всех присутствующих, в том числе и нас, пригласили пообедать. Еда здесь была чисто китайская — лапша и овощные блюда, жареные огурцы и картошка в сладкой карамели. Ни мяса, ни рыбы.
Если бы мы задержались в Сингапуре до вечера, я уверен, наверняка попали бы еще и на ужин — например, в какой-нибудь церкви. Они там тоже есть. И вообще город демонстрирует удивительную религиозную терпимость. Церкви, мечети, храмы стоят бок о бок. Везде открыт всход для всех. Везде рады даже случайным зевакам. Везде норовят накормить, рассказать, показать. Однако, время уже поджимало. Нам было пора ехать в аэропорт. Нас ждал Таиланд.


Мир без виз - 79. Манама-сити

Мир без виз - 26. В Лондон без визы

Мир без виз - 1. Идея кругосветки

Юго-Восточная Азия

Юго-Восточная Азия