Приглашаем в Школу Путешествий
Мир без виз - 136. Церемония кава
Мир без виз - 136. Церемония кава

Пока мы ходили за подарками, жители деревни активно готовились к празднику в нашу честь.
- Не хотите ли принять душ? - поинтересовался Джозеф, который продолжал нас курировать.
В сопровождении нескольких мужчин мы прошли между домами и стали спускаться в полной темноте куда-то вниз по склону, удаляясь от деревни.
Метров через триста мы вышли на … берег реки.
- Пожалуйста, мойтесь, - предложил радушный хозяин.
После того, как мы вернулись в деревню, нас пригласили в общинный дом — он принадлежит сразу всем. В обычном деревянном сарае было сразу три двери. Одна в обращенном к площади торце, и по одной в боковых стенах. Когда их раскрывали настежь, возникал сквозняк. В странах Юго-Восточной Азии его бы создавали электрическими вентиляторами.
Из мебели в общинном доме были только плетеные из пальмовой коры циновки. Все присутствующие ложились на живот, головой к центру комнаты, ногами к стенке, локтями упирались в пол. Получилась фигура, напоминающая рисунок солнца в детском альбоме — кружок в центре, диаметром около двух метров, и лежащие лицом друг к другу люди, как расходящиеся во все стороны солнечные лучи. В центре круга поставили керосиновую лампу. Она освещала лица, но большая часть туловищ и стены терялись в темноте. Вероятно, традиционные фиджийские хижины были круглые. Христианские миссионеры научили фиджийцев строить прямоугольные дома, но не смогли приучить их к столам и стульям.
Женщины принесли простой ужин: вареные сладковатые на вкус корни таро, жареное мясо, суп с лапшой, вода в пластиковом кувшине. Все присутствующие смотрели как мы едим, переговариваясь между собой по-фиджийски. Они смеялись и шутили. Одну девочку лет шестнадцати с явными признаками олигофрении на лице попросили показать свой коронный фокус. Она открыла рот и высунула язык, который оказался в два раза длиннее, чем обычный. Этим она вызвала бурю веселья. Но и сама похоже получала удовольствие от внимания к своей персоне. Впрочем, никакой злости не чувствовалось. Все весело друг над другом подшучивали и дом потрясали взрывы общего хохота.
Снаружи, со стороны площади, раздались веселые детские голоса, хором распевавшие веселую песню. Пели они в кромешной темноте. Певцов мы могли разглядеть только во время вспышек наших фотоаппаратов. Затем из дома вынесли керосиновую лампу, чтобы хоть как-то подсветить поющих. Только тогда я смог снять хор и на видео.
Вернувшись в дом, мы решили в свою очередь что-нибудь показать. Петь не стали, полагая, что затмить местных артистов нам не удастся. Мы, как и первые европейцы, решили удивить «туземцев» техническими достижениями. Олег достал нетбук и стал показывать фотографии, сделанные незадолго до этого. Все, от мала до велика, сгрудились вокруг, пытаясь разглядеть на маленьком экране себя и своих односельчан.
Детское время закончилось. Женщины разошлись укладывать своих детей. А мужчины остались.
- Мы хотим провести для вас церемонию кава. А в ней принимают участие только мужчины, - так объяснил нам один из оставшихся в доме.
Несмотря на сходство названий, кава ни видом, ни вкусом не напоминает кофе. В культуре фиджийцев этот напиток, оказывающий слабый наркотический эффект, занимает примерно такое же место, что и водка в России.
Одни утверждают, что кава — напиток богов, и люди получили его из рук одного из них — от бога Тангалоа Ланги. Другие высказываются в пользу земного происхождения удивительного напитка и приписывают славу его изобретения легендарному королю Тонго - Туитонга.
Говорят, что кава оказывает успокаивающее воздействие и даже может вызывать галлюцинации. Напиток способствует ощущению беззаботного счастья. Те, кто пьют его даже регулярно, никогда не бывают раздраженными, агрессивными или буйными. А по утрам не бывает похмельного синдрома. Как писал Константин Бальмонт, попробовавший этот напиток на Самоа: «Легкое опьянение от белесоватой кавы совершенно не затемняет сознания, а лишь делает его более обостренным, но не хочется двигаться, хочется быть в блаженной сосредоточенности».
Попытки отвратить полинезийцев от кавы и приучить к более полезным, по мнению европейцев, спиртным напиткам, никакого успеха не имели. Русский мореплаватель капитан В.М. Головнин в начале XIXвекаписал в своем дневнике: «Я предложил им немного рома в рюмке, но они, понюхав, отворотились и говорили аба, аба (нехорошо, худо) и, упоминая слово кава, показывали знаками, что сие питье усыпляет; однакож после немного взяли в рот и тотчас же выплюнули».
В давние времена божественный напиток был доступен только знати и употреблялся исключительно в церемониальных целях и по самым торжественным случаям. Но постепенно сфера его распространения расширялась. Сейчас — в век всеобщей демократизации — его ингредиенты можно купить и в супермаркете.
Однако и сейчас кава — не простой напиток типа кваса или пива, который можно налить в стакан и выпить. Церемония ее употребления ничуть не менее формализована, чем знаменитая китайская чайная церемония. Да и по своей сути удивительно на нее похожа.
Каву делают из мякоти корней и нижней части ствола высокого многолетнего кустарника кава-кава (Piper methisticum), который растет не только на Фиджи, но и на Самоа, Таити, Новой Гвинее, Вануату и Соломоновых островах.
Корни сушат и хранят в герметически закрытом сосуде. Нам принесли полиэтиленовый пакетик с сухой кавой, чтобы показать что она у них самого лучшего сорта. Потом позвал на улицу, посмотреть, что будут делать дальше.
Сухие корни бросили на дно чугунного котла с толстыми стенками. Один из молодых парней взял в руки тяжелый лом. Подняв его высоко над головой, он с силой бросил свое орудие вниз. Потом вновь поднял огромный «пестик» и уронил. Так он и долбил минут пять в полной темноте. Потом принесли керосиновую лампу и стали внимательно смотреть, насколько хорошо удалось перемолоть корни. Качество помола посчитали неудовлетворительным. И несколько человек, сменяя друг друга, еще минут десять стучали ломом по корням кавы.
Затем порошок завернули в тряпку и положили в наполненную водой круглую деревянную лохань — широкую, но не очень глубокую. Дальше все стало удивительно напоминать ручную стирку белья. Тряпку с порошком неоднократно опускали в воду и выкручивали. Поначалу чистая вода стала все больше и больше напоминать грязную мыльную пену.
Наконец, можно было приступать к дегустации. Разводящий зачерпнул пенную жидкость половинкой скорлупы кокосового ореха и передал мне, жестами давая понять, что надо пить до дна. По вкусу кава оказалась чем-то вроде мыльного раствора с тонким привкусом новокаина, от которого немного немеет язык. Вторая порция досталась Олегу, третья — вождю. После того, как и он опорожнил скорлупку до дна, ее вновь наполнили и передали следующему. И так по кругу. Когда он завершился (последним выпил разливающий), пошли на второй заход.
И так круг за кругом, круг за кругом. Видно, что и здесь следят за тем, чтобы все пьющие были примерно в одинаковой степени опьянения. Впрочем, мы быстро сломались, и никто нас насильно пить не принуждал. А гостеприимные хозяева продолжали пить и неспешно беседовать. Не могли же они оставить каву недопитой!


Мир без виз - 135. Доктор Джеймс

Мир без виз - 134. Сува — столица Фиджи

Путь чая — 89. Жизнь чаеводов

Путь чая — 66. Знаменитые рисовые террасы

Мир без виз - 28. Уарзазет и Бульман