Приглашаем в Школу Путешествий
Мир без виз - 142. Остаться в живых
Мир без виз - 142. Остаться в живых

Близился вечер. Мы ехали в кузове пикапа по неестественно чистому новенькому асфальту. Шоссе свернуло в сторону от берега океана и стало медленно заползать на гору. Судя по карте оно и дальше будет уходить в сторону, а к берегу выйдет уже в районе пригородов Порт-Вила. Нам же возвращаться туда было рано. Поэтому, заметив уходящую вправо в лес дорогу, я сразу же стал стучать по кабине.
Дорога петляла по густому лесу. Не было видно ни домов, ни плантаций, ни огородов. Постепенно темнело, а мы продолжали идти в неизвестность. Но чувствовалось, что мы постепенно приближаемся к берегу океана.
Наступила ночь. Но почти полная луна давала достаточно света. Да и сбиться с дороги, которую с двух сторон окружали густые заросли было все равно невозможно.
Уже можно было различить и шум прибоя. Заметив в прогале между деревьями лунную дорожку на поверхности воды, мы свернули в ту сторону и стали прорываться уже напрямик через густые прибрежные заросли. Вскоре вышли к узкому и короткому песчаному пляжу, зажатому с двух сторон коралловыми рифами. Там и легли спать.
Утром, пройдя меньше километра, мы вышли на окраину деревни. Мужик из крайнего дома, увидев нас на дороге, сразу же замахал рукой, подзывая. Как только мы подошли, он тут же сорвал с дерева несколько спелых плодов манго и протянул нам.
Я поблагодарил за угощение и спросил.
- А как называется ваша деревня?
- Мангалилу, - радостно сообщил он (вануатцы все делают с радостным выражением лица) и добавил, - В переводе на английский это означает «Манговая деревня».
Затем он спросил.
- А вы наверное ищете пляж «Сувайвер»? Не слышали? На нем же снимали сериал «Остаться в живых». К нам теперь много иностранцев приезжает, - и он взялся подробно объяснять, как найти знаменитый пляж, - Дойдете до противоположного конца деревни и увидите уходящую в лес колею. По ней нужно пройти километров пять, пока не упретесь в берег океана.
Следуя этим простым указаниям, мы часа два шли до пляжа. Или до него было больше пяти километров, или мы часто отвлекались на то, чтобы сорвать с дерева папайю, гроздь бананов или подобрать валяющийся на дороге кокос. Попались нам и необычные плоды типа киви, но растущие гроздьями как бананы — нас ими как-то уже угощали, поэтому в их съедобности мы были уверены, хотя и не знали как они называются.
Головы вверх мы старались не поднимать. Над нами сходились кроны кокосовых пальм. Как-то не к месту вспомнилось, что ежегодно десятки тысяч человек в тропических странах гибнут от падающих кокосовых орехов.
В густом лесу на берегу мы увидели деревянную крышу на столбах, а под ней длинный стол со скамейками. Вероятно, съемочная группа жила в палатках, а в этой беседке собиралась на обед и производственные совещания. Чуть поодаль был родник с чистой водой.
Выйдя на берег океана, мы попали на галечный пляж, усыпанный кусочками кораллов. Справа от нас, недалеко от конца пляжа громоздились глыбы известняка.
Поначалу кроме нас на пляже никого не было. Но вскоре мы увидели как со стороны океана приближается узкая деревянная пирога, выдолбленная из цельного куска дерева, с балансиром — боковым поплавком, вынесенным на два метра от борта на двух параллельных жердях.
Чернокожий парень в фетровой шляпе-котелке (??) спрыгнул в воду и потащил свою пирогу на берег. На поясе у него висело мачете, а в руки он взял хорошо заточенную лопату и … направился к нам. Впрочем лицо его выражало не агрессию, а добродушие. Он подошел поздороваться.
- Пришли посмотреть на знаменитый пляж? Я помню как здесь снимали «Остаться в живых». Съемочная группа жила в лесу три месяца. Для нас это было кошмарное время. Нам запретили не только выходить на берег, но и проплывать мимо на лодках. Я живу на острове Лелепа. Его отсюда не видно. Вон там прямо напротив видите остров, похожий на шляпу с широкими полями? Его так и называют «Шляпа» или по-нашему, Херетока. А мой остров немного правее и дальше. Оттуда я почти каждый день приплываю сюда, чтобы поработать на кокосовой плантации. Кстати, мне пора идти работать, - пожелав нам приятно отдохнуть, он закинул лопату на плечо и стал углубляться в заросли.
Нам пляж понравился с первого же взгляда. Все же не зря его выбрали в качестве места съемок для реалити-шоу о выживании в дикой природе. Здесь были для этого все условия. И главное из них — родник с пресной водой.
Под вечер парень вышел на берег не только с лопатой, но и с мешком кокосовых орехов. Он угостил нас плодом папайи.
- Можете остаться на этом пляже на ночь, - сказал он, будто прочитав наши мысли, - Днем здесь еще хоть кого-то бывает. А по ночам никого. Никто вам мешать не будет.
Мы собрали валявшийся на берегу плавник и развели костер. На этот раз у нас не было недостатка в пресной воде. Но пить ее в сыром виде мы не рискнули. Олег достал свою большую железную кружку. Мы поставили ее прямо в костер, на горящие дрова. Вскоре она покрылась толстым слоем копоти, но вода закипела. Можно было заваривать чай.
Спальные мешки мы постелили прямо на пляже, в двух метрах от кромки воды — на случай, если ночью будет прилив. Но спать не спешили. Разве можно сразу уснуть в таком удивительном месте?
Мы допоздна засиделись у костра, слушали шум волн и доносившиеся из джунглей за нашими спинами душераздирающие крики. Полная луна освещала пустынный пляж. В лунном свете он выглядел очень таинственно.
И тут мне показалось, что пляж …. шевелится. Мистика какая-то! Но Олег тоже заметил какое-то неявное движение.
Шевелится не сам пляж. По нему плотным потоком шли крабы. Почему-то им всем, разом, вдруг приспичило выйти из воды и направиться в сторону кокосовой плантации за нашей спиной.
Крабы выходили из воды боковым ходом, останавливаясь, поворачивая назад, справа налево, слева направо. Их движения напоминали танцевальные па балерин на пуантах. Стоило нам пошевелиться, зашуршать гравием, как они тут же останавливались, сгибали свои восемь коленок и ложились животом на песок. Выждав какое-то время и успокоившись, членистоногие вновь вставали «на цыпочки» и продолжали свое движение в нашу сторону. Как атакующие солдаты они медленно, но неотвратимо стали обходить нас с двух сторон, пытаясь окружить и ..? Что? Съесть?
Крабы не выказывали никакой агрессии. Впрочем, в их повелении не было также ни страхи, ни почтения. Когда мы не двигались, они нас совсем не замечали. Однако, мы-то не могли философски смотреть, как крабы проходят по нашим спальным мешкам, карабкаются нам на ноги, цепляясь клешнями за футболки, пытаются забраться по ним на головы.
Схватив в руки кроссовки, мы стали отбиваться — хотя бы от самых больших и нахальных крабов. Мелких игнорируя, как безвредных тараканов. Наши резкие движения вызывали легкую панику только у тех, кто был в радиусе не больше одного метра. Они разбегались. Но на место испуганных из воды выходили их новые сородичи, которые были не в курсе ожидающей их на пляже опасности.
Перед нами поток разделялся. Но некоторые, вероятно, самые отважные, все же шли напрямик. Они вели себя как разведчики - шажок влево, шажок вправо, остановка, шажок назад, снова с сторону. Они подходили все ближе и ближе, а сзади надвигались десятки новых крабов. И нам предстояло вступить с ними в бой.
Только после того, как нашествие из моря закончилось, мы наконец смогли спокойно уснуть. А утром проснулись в окружении трупов. Часть крабов в борьбе с нами героически погибла. Нехорошо получилось. Но делать было нечего. Мы же оборонялись. Хотя, возможно, и превысили пределы необходимой самообороны.
Максимум, что мы могли теперь сделать для крабов - съесть их. Так их гибель хотя бы не будет напрасной. Оторвав клешни — остальное у них все равно несъедобно — мы сложили их в кружку и, залив водой из родника, поставили на костер вариться.
Сваренные без капли соли или приправ крабы оказались удивительно вкусными. На Вануату, сами того не заметив, мы уже перешли на овощно-фруктовую диету. И крабовое мясо стало прекрасным к ней дополнением.


Мир без виз - 140. Порт Вила

Мир без виз - 132. Потемкинская деревня

Вокруг света в турпоездку - 16. На реке Квай

Центральная Америка - 47. По острову Ометепе

ЧЕРНОГОРИЯ: Приморская Горная Тропа