Приглашаем в Школу Путешествий
Мир без виз - 155. Храм бахаи в Тиапапата
Мир без виз - 155. Храм бахаи в Тиапапата

Возле поместья Стивенсона мы попали в кузов попутного грузовика с группой школьников. Я достал видеокамеру. Стоило мне навести ее на кого-нибудь из них, как они сразу же, без всяких вопросов с моей стороны, начинали подробно рассказывать о себе, как будто отвечали на стандартную анкету: как зовут, сколько лет, где живет, чем любит заниматься. Интересно, что почти у всех любимым занятием было не чтение книг, а плавание. Поэтому я и не стал спрашивать, как они относятся к приключенческим романам Стивенсона.
Из грузовика мы вышли в местечке Тиапапата, почти в самом центре Уполу, и оказались перед распахнутыми настежь воротами, на которых было написано «Bahai House of Worship».
От входа тянулась асфальтированная коричневая дорожка, на которой белым камнем выложен составленный из ромбов орнамент. С двух сторон от тянулись коротко подстриженные кусты. На расстояние трех метров на низких столбиках были установлены лампы, скрытые за белыми шарообразными плафонами.
Дорожка уперлась в храм — гранитное двухэтажное здание, украшенное высоким белым куполом, составленным из шести похожих на паруса сегментов. Двери были распахнуты настежь.
Вошли внутрь. В центре стеклянного купола внимание привлекла звезда с девятью лучами. Она состояла из двух смещенных друг относительно друга квадратов. Из восьми углов выходило по одному лучку, а из девятого — сразу два.
От каждого угла начинался бетонный «лепесток», идущий, постепенно расширяясь, вниз. Там он крепится на балке над вторым этажом здания. Через стеклянный купол здание наполнялось светом.
По двум этажам по кругу шла разделенная колоннами галерея. Вместо стен были гигантские окна от пола до потолка, а на первом этаже — девять входов с огромными стеклянными дверями (открыт был только один - центральный).
Храм был наполнен тишиной, светом и воздухом. На месте алтаря стояла самая обычная трибуна с микрофоном - как в каком-нибудь конференц-зале.
Вся площадь храма была заставлена рядами деревянных скамеек. Два прохода разделяли их на три примерно равные части — одну центральную и две боковые.
На деревянных панелях, закрепленных на стенах между первым и вторым этажами золотыми буквами были записаны глубокомысленные изречения: строчными буквами — на самоанском языке, а под ними тоже золотыми, но уже прописными — перевод на английский. Например прямо над трибуной я прочитал «MA O TAGANA SOIFUA O ONA TAGATANUU», а ниже был дан английский перевод: «The Earth is but one country and mankind its citizins»(именно так — буква в букву).Если перевести это высказывание еще раз, уже на русский, то получится что-то типа: «Вся Земля — это лишь одно государство, и все люди — его граждане». Я не мог не обратить внимание, насколько это созвучно идее проекта «Мир без виз».
У мня было ощущение, что мы ненароком попали в Рай. Все было чисто, аккуратно, ухожено: пальмы, деревья, декоративные кустарники, цветы... И при этом никого не было! Мы были там совершенно одни. Как будто бахаисты ушли, оставив свой храм в подарок всему человечеству.
Зашли в информационный центр. Он построен по соседству с храмом. На столе были разложены брошюры на нескольких европейских языках. В них кратко и доходчиво излагались основные постулаты бахаизма. На стенах висели «стенгазеты», в которых рассказывалось об истории этой религии и основных вехах ее проникновения на острова Океании.   

Бахаи — мировая религия

Бахаи (от араб. «баха» - слава) — самая молодая из мировых религий. У нее свыше пяти миллионов последователей, которых можно встретить почти во всех странах мира. А священные писания переведены на многие языки, включая русский.
Основатель новой веры Бахаулла (1817 - 1892) почитается его последователями как последний из ряда «Богоявления» - наряду с Авраамом, Моисеем, Буддой, Заратустрой, Иисусом Христом и другими. Учение Бахаи провозглашает единство - единство Бога, единство религий и единство всего прогрессивного человечества.
Религия Бахаи зародилась на территории современного Ирана. 23 мая 1844 года молодой персидский купец Сейид Али Мухаммад, принявший впоследствии имя «Баб» (по-арабски, «Врата»), заявил что существует только одна «неизменная Вера Божия, вечная в прошлом, вечная в грядущем», а сам он - пророк, призванный провозгласить миру о скором пришествии Обетованного всех религий и подготовить людей к Его приходу.
Исламское духовенство сразу же отрицательно отнеслось к заявлению, которое противоречит основному мусульманскому постулату. Всех баби (последователей Баба) объявили еретиками. Начались массовые репрессии (до сих пор в Иране последователи этой религии подвергаются притеснениям больше, чем в любой другой стране мира).
За несколько лет было казнено свыше двадцати тысяч баби. Сам Баб был арестован и заключен под стражу. В 1850 году, через шесть лет с момента объявления Им о Своей миссии, его расстреляли. Но перед своей смертью Баби объявил о скором пришествии Посланника неизмеримо более великого, чем Он Сам.
Иранский дворянин Мирза Хусейн Али (1817 - 1892), принявший имя Бахауллa (по-арабски, «Слава Божия» или «Величие Бога»), был одним из баби. В 1852 году он вместе с другими был арестован и помещен в подземную тюрьму в Тегеране. Там он и получил Божественное Откровение о Своей Миссии - исполнить предсказания Баба.
Из тюрьмы Бахаулла был освобожден благодаря хлопотам русского посла князя Долгорукова. От имени российского царя он даже предлагал Бахаулле переехать в Россию. Но баби предпочел отправиться вначале в Багдад, а затем в Стамбул. Оттуда его выслали в Эдирне, а затем заключили под стражу в крепости Акка, на территории нынешнего Израиля. Вначале его содержали в обычной тюремной камере, затем, вплоть до кончины в 1892 году - под домашним арестом в местечке Бахджи.
В заключении Бахаулла написал более 100 книг, заложивших основу Священных Писаний. И самая главная среди них - «Китаб-и-Агдас» («Святая Книга»). Наследником Бахауллы стал его старший сын - Абдул-Баха (1844 - 1921), а затем главенство перешло к его внуку - Шоги Эффенди (1897 - 1957). После его смерти у последователей бахаи нет общепризнанного лидера.
С 1963 года руководство осуществляется Всемирным Домом Справедливости— регулярно избираемым совещательным органом, созданным по завету Бахауллы. Священников, как отдельной касты, у бахаи нет. Службы и церемонии ведут самые уважаемые члены общины. Они же занимаются административными делами и руководят многочисленными благотворительными проектами.
По завету Бахауллы везде, где проживают бахаи, должны быть храмы — их называют «Домами Поклонения» или Машрикуль-Азкар (по-арабски «Место восхода хвалы Божьей»). Архитектура может быть разная, но есть и непременные канонические элементы - девять входов и один купол, символизирующие единство всех мировых религий.
Первый храм бахаи был построен в 1908 году и, как это ни странно, в Ашхабаде. Впрочем, сейчас его уже нет. В 1948 году он сильно пострадал во время землетрясения. Заниматься восстановлением было некому. В Советском Союзе вообще к культовым сооружениям относились с подозрением. Взрывать их во второй половине XXвека перестали. Но и на реставрацию денег не выделяли. Здание постепенно ветшало, и в 1963 году его снесли как аварийное.
Сейчас есть семь главных Домов поклонения, называемых «Материнскими Храмами», - по одному на каждый континент или часть света. Мы, как оказалось, попали в один из них — в главный храм бахаи в Океании.
До вечера мы были совсем одни. Читали брошюры, просвещались. Поставив кресла перед открытой дверью информационного центра пили чай с видом на храм. Наступила темнота, а никто так и не появлялся. Мы зажгли свет. И вероятно именно на него и прибежал охранник. Увидев нас, он очень удивился. Но еще больше его потряс мой вопрос.
- А нельзя ли нам здесь переночевать? Конечно, не в храме, а в информационном центре. Мы можем лечь на полу. Но хотелось бы под крышей.
- Нет. У нас здесь не положено ночевать, - он с ходу попытался нас отбрить. Но на свою беду задал вопрос, - А где вы провели прошлую ночь?
Я ответил честно.
- В церкви, - по случайному стечению обстоятельств это было именно так.
И тут я понял, что поставил охранника, который и сам наверняка баби, в очень затруднительное положение. Выгнать нас сейчас на улицу - это все равно, что громогласно заявить, что бахаисты не такие гостеприимные люди, как христиане. Видимо, только поэтому он и разрешил нам остаться.
Спали мы на полу у стеклянной двери, сквозь которую прекрасно был виден подсвеченный мощными прожекторами храм, символизирующий единство всех религий.


Мир без виз - 154. Апиа

Мир без виз - 151. Цунами на Самоа

Мир без виз - 124. Современные монахи

Мир без виз - 100. Пещеры Ниах

Мир без виз - 36. Соляное озеро Чот-эль-Джерид